Раздел Политика
15 ноября 2013, 12:40

Александр Высокинский: «Так жестко нас еще не разводили»

Александр Высокинский: «Так жестко нас еще не разводили»
Фото: Кирилл Богданов для 66.ru
Главный по бюджету в мэрии Екатеринбурга объяснил Порталу 66.ru, почему в этом году область и город так жестко схлестнулись за бюджетные миллиарды, какова роль в этой истории у «Единой России», а также поделился впечатлениями от работы с Евгением Ройзманом.

Областные и городские власти ежегодно перепираются из-за бюджетных вопросов. Но в этом году, кажется, стороны зашли в тупик: министр финансов однозначно заявила, что Екатеринбург получил все, что ему причитается; в горадминистрации продолжают настаивать на том, что в следующем году недополучат аж 7 млрд рублей.

— Вы уже далеко не в первый раз вступаете в споры с областными властями по поводу бюджета. Есть ли какие-то отличия в борьбе с прошлыми администрациями от нынешней?
— Мне не хотелось бы критиковать нынешнюю команду областных. Но, к примеру, с Росселем были понятны все алгоритмы, а также итоговый раунд договоренности, который сегодня размыт. Мы воевали, воевали, но на определенном этапе садился Чернецкий с Воробьевым, через пять часов переговоров они выходили и говорили: правильные ответы вот такие. При этом у Екатеринбурга никогда не забирали всё.

«Коллеги из областного правительства занимаются бюджетом только второй-третий год, а потому не видят перспективу на пять-шесть лет».

— Получается, что сейчас вы с областью на разных языках разговариваете?
— Дело в том, что коллеги только-только вникают, занимаясь бюджетом второй-третий год, а мы варимся в этом во всем достаточно давно. Я сегодня работаю с третьим составом замов министров. У нас в команде тоже есть новые люди, но есть некая преемственность. У нас прежде чем сотрудник станет руководителем, он пройдет минимум два бюджетных круга: планирование, реализация, анализ, контроль, планирование… И поэтому мы перспективу видим в горизонте планирования 5–6 лет, а коллеги там пришли год-два назад — им этой перспективы-то еще не видно.

— Учитывая, что Заксобрание накануне приняло бюджет в первом чтении, вы в этой войне, фигурально выражаясь, уже проиграли.
— Да, возможно, но это не война. Возможно, мы проиграли этот раунд, но вряд ли можно говорить о бое. Будет следующий раунд, который называется «согласительные комиссии», поэтому надо будет смотреть на итоговый вариант бюджета.

— Как вы считаете, что можно будет отбить в согласительных комиссиях?
— Все что сможем, будем отбивать. Несмотря на обвинения в том, что Екатеринбург опять претендует на большее, на все остальное, у нас есть на это моральное право, так как именно наш город приносит областной казне 60% доходов.

«Раньше мы получали от продажи земли миллиард рублей, а в этом году МУГИСО соберет лишь 300 млн рублей. Разница-то кратная!»

— То, что вы сейчас говорите, — это же бравада!
— Нет, мы будем биться…

— Какие у вас есть рычаги влияния?
— Понимаете, какая штука, вечером, приходя домой, глядя в зеркало, самому себе нужно говорить правду. Я говорю: все, что от нас зависит, мы сделаем. Получится это у нас, не получится — это уже вопрос второй. Но ситуация складывается весьма странная: «Единая Россия» идет на выборы, поддерживает тех или иных кандидатов, которые сегодня выиграли выборы в думу, получив контрольный пакет. И все то, о чем мы говорим сегодня, они обещали горожанам во время выборов. Но эта же партия, которая контролирует Заксобрание, принимает сейчас совсем другое решение. Я говорю: слушайте, господа единороссы из думы города Екатеринбурга, а вообще можно как-то написать обращение в вашу партию, чтобы узнать, что там творится?

— Липович сказал, что, по его мнению, это все отголоски электорального выбора горожан.
— Ну какие проблемы-то? Екатеринбург — это город кого? Это город ссыльных вольнодумцев. И детей физиков-атомщиков, которых сюда прислали атомную бомбу изобретать. Хотите себя так вести? Нет проблем, но вряд ли кто-то это дело забудет. Потому что Екатеринбург отличается тем, что у нас интеллектуальный уровень горожан позволяет им разобраться в тонкостях процесса.

— Мне это все напоминает поединок хулигана с интеллигентом. Вот вы такие интеллигентные, у вас все записано, вы говорите правильные вещи, вы из года в год наращиваете городской потенциал. И есть хулиганы, которые говорят: «Ну так получилось, извини, но на тебе в лоб!».
— Это в меньшей степени напоминает хулигана и интеллигента, это напоминает игру в шахматы с непрофессионалом. Вы когда садитесь за шахматы с тем, кто играть не умеет, вы его на определенном этапе обыгрываете, а он потом стол переворачивает и драться лезет.

— И поэтому любой аргументированный разговор заканчивается тем, что «на тебе в лоб» или «вот, съешь коня».
— Ну и что теперь вы предлагаете — вообще ничего не делать, что ли?

«Ситуация весьма странная складывается: «Единая Россия» идет в Гордуму с одними обещаниями, получает контрольный пакет, но затем их коллеги из Заксобрания принимают совершенно другие решения».

— Я был на заседании бюджетного комитета, где вы задавали вопрос министру финансов. Она считает, что городские власти изначально специально занижают доходы бюджета, чтобы затем принять поправки и увеличить его. Как это было в этом году, например.
— Во-первых, в этом году мы увеличивали доходы, так как получили трансферты из областного бюджета. Это не наши деньги, это областные. Во-вторых, Екатеринбург активно работает над увеличением собственных доходов. И нам говорят: они и так хорошо работают над увеличением собственных доходов, поэтому пусть работают дальше. Это по принципу: первый враг рабочего класса — нормировщик. Вы норму выполнили — вам ее увеличат. В советское время это было любимое выражение у рабочего класса, что первый враг рабочего класса — это нормировщик. Потому что платили сдельно, и выполнять норму быстро не было никакого смысла, потому что приходил нормировщик и тебе норму увеличивал. Но это очень плохой подход, потому что он отбивает всякую мотивацию к развитию. Обычный пример: сейчас земля передана в МУГИСО. Поднимите планы: сколько мы получали с аукционов от продажи земли — и сколько в этом году МУГИСО пытается выдать.

— Вы уже говорили, что раньше собирали миллиард, а сейчас только 300 миллионов.
— Разница-то кратная! Конечно, такую махину, как Екатеринбург, сложно остановить. Можно в следующем году вообще ничего не давать. Проживем. Только потом разгоняться нужно будет достаточно долго. Если Екатеринбург остановится, тогда уже и области будет плохо. Мы же говорим о том, что подход нужен совсем другой. Области срочно нужны программы для развития экономики городов. Более 80% муниципальных образований убыточны! Это вообще куда?! Всю область тянут шесть-восемь городов! Над этим кто-то вообще будет как-то думать?!

— Как вы эти действия трактуете? Екатеринбург не в приоритете?
— Пока это совершенно очевидно.

«Если областные единороссы нас не услышат, то на следующих выборах за них агитировать не стану».

— Почему?
— Не знаю, почему. Позиция такая.

— Что говорит Кулаченко?
— Денег нет. Ну это же понятные все вещи.

— Мы сейчас вообще разговариваем о том, что фактически уже свершилось. Ну не дадут городу денег на строительство развязки на Серафиме! Или, может, еще дадут?
— Дадут. Может, еще дадут.

— А кто должен сказать: дайте денег на Серафиму?
— Я считаю, что все-таки депутаты областные. У правительства области понятная позиция: война так война. Но депутаты, которые в том числе избирались от Екатеринбурга, проблемы города понимают. Если они нас не услышат, то по крайней мере у меня будет основание сказать: ребята, меня обманули, агитировать не поеду.

— Вы, наверное, не раз так уже говорили?
— Так жестко нас еще не разводили. Были попытки. Обещали — не делали. Но там как-то все равно их дожимали. Но чтобы так жестко!..

— У вас-то какая мотивация дальше работать? Бюджеты зарезают, мэром вы не стали, ну дай бог если выиграем «Экспо» — тогда понятен еще будет какой-то интерес дальше работать. А так же все одно и то же, и никакого полета мысли, и негде развернуться.
— Я оптимист: может, все поменяется.

— Так вы который год так говорите?
— Который год оптимист. Когда надоест — встану и уйду. Пока будем делать то, что от нас зависит в нынешней точке.

— Вы сейчас себе какой интерес наметили? Все равно человеку должно быть интересно работать.
— Конечно. У нас в любом случае есть задачи, которые надо решать. Надо будет заниматься стратегией города в следующем году, надо будет Ройзмана разгонять, будем заниматься стратегическим планом. Я занимаюсь этой темой 13 лет, я бегу на одной скорости. Для того чтобы Ройзман смог принимать адекватные решения, его нужно взять на прицеп и разогнать — как в хоккее.

«Для того чтобы Ройзман смог принимать адекватные решения, его нужно взять на прицеп и разогнать — как в хоккее».

— А он какие-то решения принимает, что ли?
— Конечно. По уставу он председатель программного совета, по уставу стратегическое планирование — за главой города.

— Вам как с Ройзманом работается?
— Да работается и работается. У вас странный подход, вот смотрите: если советской терминологией говорить, есть городской совет народных депутатов, в нем председатель — Ройзман; есть горисполком, в нем председатель — Якоб; я работаю в горисполкоме. В госслужбе есть два момента, которые ты обязан соблюдать. Первый момент: не важно, чем ты занимался вечером и во сколько ты лег спать — в 8:15 ты на работе. Я сова, мне не всегда просто утром вставать, но будь добр, ты на госслужбе.

И второе — на госслужбе ты никогда не сможешь выбирать себе партнера. Если в бизнесе вы можете выбрать себе партнера, то я на госслужбе этого выбрать не смогу. Народ избрал Ройзмана — и кончились все вопли на тему «будешь — не будешь». Якоб остался, основные приоритеты команды сохранены. Ройзман — общественник, он пришел реализовывать какие-то идеи, может быть, эти идеи кому-то сегодня в меньшей степени понятны. Но он совершенно точно пришел от чистого сердца. Его народ избрал. Ну и вперед, работаем.

Фото: Кирилл Богданов для 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.