Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Борис Немцов: «В регионе, откуда Ельцин и Россель, не нашлось губернатора»

11 апреля 2013, 15:03
Борис Немцов: «В регионе, откуда Ельцин и Россель, не нашлось губернатора»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Один из лидеров российской оппозиции расcказал Порталу 66.ru, почему не идет на выборы губернатора, почему еще не сел, куда делся Гарри Каспаров и каким может быть бизнес оппозиционера.

— Борис, что вы думаете о выборах губернаторов? Они у нас будут? Будете там участвовать?
— Путин неделю назад подписал закон, который дает право региональным думам, законодательным собраниям отменять выборы губернаторов. Теперь возьмем Урал. Мощнейший регион. Свердловская область. Если в думе большинство будет у слабого губернатора (слабого не в смысле аппаратных интриг, а слабого в смысле доверия людей), он может отменить выборы, воспользовавшись этим федеральным законом.

Отмена выборов губернаторов — это значит назначенный губернатор. Назначенный губернатор — слабый губернатор. Он от людей не зависит — зависит от чиновников. Все эти разговоры о вертикали власти закончились грабежом. Из регионов высасываются ресурсы. Когда Россель был губернатором, а я был губернатором в Нижнем Новгороде, мы боролись за то, чтобы соотношение между поступлениями федерального и регионального бюджета было 50 на 50. И мы этого тогда достигли. Россель был недоволен. Уральскую республику создавал. Но тем не менее мы, заседая в Совете Федерации, будучи избранными людьми, этого добились. Соотношение поступлений денег в регионы и в Москву резко стало меняться, к сожалению, не в пользу регионов, а в пользу Москвы. Сейчас это соотношение — 65 на 35. А если исключить Москву как город, то соотношение абсолютно катастрофическое — 70 на 30. 70% денег находится в Москве, и только 30% — в регионах. Включая такие мощные, как Урал. Это грабеж.

«Получается, Москва — метрополия, а регионы — колония. Просто пашет вся страна, а живет один город. Дикая диспропорция между уровнем жизни в Москве — и в регионах».

И хотя, допустим, в Екатеринбурге уровень жизни достаточно высокий (в сравнении с Челябинском или Пермью, потому что это промышленный центр страны), тем не менее я посмотрел на бюджет ваш. Бюджет 154 миллиарда в 2012 году. Население около 4 миллионов. Бюджет меньше 40 тысяч рублей на человека. Это в три раза меньше на одного человека, чем в Москве. Там 120 тысяч. Отсюда все ясно: и зарплата учителям, и пособия, и дороги, и социальное жилье, и все проблемы. А у вас вообще чехарда какая-то с губернаторами. В таком регионе, откуда Ельцин, Россель, что, не нашлось губернаторов? Почему это произошло? Потому что народ отстранен от принятия решений.

— Если допустить, что завтра будут выборы губернаторов, где-то, вы будете участвовать?
— Есть группа граждан в Нижнем Новгороде, которая хочет меня вернуть в губернаторское кресло. Я им сразу сказал, что, пока существуют фильтры, я не буду допущен до этих выборов. Сейчас это фикция, и в Нижнем выборы будут в 2015 году. Я вообще не представляю, как в этой фикции можно участвовать. В выборах в областную думу участвовать можно. Мы как РПР «Парнас» через ЕС по правам человека зарегистрировались. Уникальный такой случай на самом деле. И в выборах этих участвовать можно и нужно. В выборах губернаторских… Не знаю. И заметьте, я не только нижегородский губернатор, но я еще родился в городе Сочи. Я участвовал в выборах мэра Сочи в 2009 году. Истерика была невероятная в связи с распилом предстоящим олимпийских денег. Я участвовал в этих выборах.

— У многих людей складывается впечатление, что всех лидеров оппозиции крутят и садят, а вас — нет. Почему?
— За последний год я был задержан полицией 10 раз. Ну, видимо, этого людям недостаточно. Кроме того, провел незабываемую ночь новогоднюю в одиночной камере за участие в «стратегии 31». В день инаугурации Путина тоже был брошен в автозак. 6 мая вместе с Навальным и Удальцовым оказался в полицейском участке, дома прошли обыски, обыски прошли в офисе, 8 раз вызывался на допрос.

«Почему меня до сих пор не посадили? Я, во-первых, не горю желанием сесть, так же как любой нормальный человек, а во-вторых, это не ко мне вопрос. Это не я решаю. Путин решает».

Если говорить об отношении полиции ко мне, то в полиции у меня была такая автограф-сессия, фотосессия, когда меня туда доставляли. Это же не сталинское время. Полицейские себя ведут нормально. Вот 6 мая, когда меня задерживали, они там Навальному закручивали руки и Удальцову тоже. Я был третий. И вот я вам первому рассказываю: когда меня задерживали, капитан, который меня задерживал, сказал: «Борь, ну мы тебя крутить-винтить не будем, просто ты, во-первых, был вице-премьером, губернатором, а во-вторых, я читал доклад «Путин. Итоги». И понимаете, им очень сложно мне что-то пришить. Я за годы работы в правительстве и губернатором ничего не украл. Если бы это было, они бы уже давно меня посадили, это очевидно.

Что касается акций протеста… То они ведь меня сажали. А фабриковать уже так конкретно они сейчас не будут. И так куча дел в Страсбурге. С Гиви Таргамадзе я не встречался, я его считаю провокатором. Бизнесом я занимался только инвестиционным. У меня даже «Кировлеса» не было. Я давно понял, что единственный бизнес, которым может заниматься оппозиционер, — это инвестиции в рынок бумаг. Существуешь только ты и компьютер. У тебя налоговым агентом является брокерская компания, и если они придут накрывать офис, то им надо накрывать офис ММВБ. А там у них у самих акции, и никто этого делать не будет. Фондовый рынок они не могут уничтожить.

«Отказ от выборов — это странное самоограничение, которое будет выгодно власти. Это совсем не значит, что мы эти выборы признаем. Мы считаем их фарсом и мошенничеством. Но мы участвуем, чтобы была альтернатива».

— А что с Каспаровым? Он куда-то убежал? Многие его называют «кошельком оппозиции», что будет дальше?
— Он сконцентрировался на международных делах. Сейчас его задача ключевая — это «список Магнитского». Это важная задача. Я сам активно продвигал этот пророссийский закон. Задача его состоит в том, чтобы как можно больше негодяев попало в этот список. Он действительно мало бывает в стране, но он не эмигрировал. Да, его выход из «Солидарности» — это, в общем, проблема, но это абсолютно не фатальная история. В «Солидарности» нет лидеров, ей управляет бюро. Ну ушел, это его выбор, он имеет на это право. Я надеюсь, что его деятельность по «списку Магнитского» будет продолжена.

По поводу «кошелька» — мы с ним действительно довольно активно участвовали в финансировании «Солидарности», в последнее время он перестал это делать. Это правда. Мы не можем людей осуждать. Ставить в вину какие-то поступки. Каждый пусть делает то, что он считает нужным. Потому что в целом мы все равно делаем одно дело.

Он выдающийся человек. Мы с ним по 70% вопросов единомышленники. У нас с ним спор, сколько еще просидит Путин. Он считает, что в выборах не надо участвовать. А я считаю, что нужно использовать все мирные способы борьбы и выборы в этом смысле — это способ борьбы.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru