Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Как оскорблять власть в интернете и не сесть в тюрьму. Инструкция от главы правозащитной группы «Агора»

Глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков приехал в Ельцин Центр с лекцией о борьбе за свободу слова. Правозащитник, который входит и в Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, привел реальные кейсы о противостоянии киберполиции и рассказал, за какие действия в интернете могут посадить и как этого можно избежать.

«Агора» объединяет полсотни адвокатов по стране и с 2011 года ведет ежедневный мониторинг всего, что происходит в интернете и связано с нарушением гражданских прав. Подавляющее большинство дел «Агоры» — о преследовании пользователей в интернете. Сейчас объединение ведет 57 дел об экстремизме в интернете в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), в том числе и специфические дела, связанные с технологиями и блокировками СМИ.

Фото: Полина Зиновьева для 66.RU

О том, как избежать преследования

  • Главным условием для преследования является наличие какого-то текста. Нет текста — нет дела. Как бы странно ни звучало, следите за своими словами.
  • Не пользуйтесь социальными сетями, которые сотрудничают с российскими властями. Не будем показывать пальцем в «рыжую морду». Владельцы этой «рыжей» соцсети владеют еще одним облачным сервисом, которым тоже лучше не пользоваться.
  • Используйте сплошное шифрование переписки, носителей, сложный парольный доступ, VPN.
  • Если запахло жареным, пользуйтесь квалифицированной юридической помощью.
  • Следите за новостями, за трендами, за тем, какие технологии кого скомпрометировали, обновляйте программное обеспечение на более надежное. Держите руку на пульсе.
Фото: Полина Зиновьева для 66.RU

О статьях, по которым чаще всего ведется преследование

Россия — единственная страна за последние сто лет, которая криминализировала богохульство. По статье «Оскорбление чувств верующих» есть 6 осужденных с начала года. Статья возникла всего в 2013 году, а поводом послужила известная акция группы Pussy Riot, двое из участниц которой получили реальные сроки. В администрации президента решили, что статья «Хулиганство» как-то не подходит, и инициировали новую статью. Сама статья — небольшой тяжести, срок давности составляет всего два года. Статья, конечно, плохая, но с точки зрения практической и юридической она лучше, чем то, что было до.

Другая рабочая статья — это, например, «Клевета» — 48 осужденных с начала этого года. Примерно 100 осужденных за прошлый год, но оправданных — 700. Это статья, по которой оправдывают чаще, чем судят, потому что иск подается в мировой суд, где нет прокуроров, поддерживающих обвинение. По статье «Разглашение частной жизни» – 87 осужденных с начала года. «Призывы и оправдание терроризма» — 50 осужденных с начала года. Последняя громкая история по этой статье — подрыв анархиста Жлобицкого в здании ФСБ в Архангельске и волна оправдательных мнений со стороны общества. «Возбуждение вражды» — тоже одна из самых частых, 249 дел за полгода.

Фото: Полина Зиновьева для 66.RU

О том, когда начались «наезды» на интернет

В начале нулевых интернет был сферой, с одной стороны, специалистов, с другой стороны, людей, которые этим просто увлекались. Интернет не выходил в широкие массы, но первые «наезды» на интернет начались уже тогда, так как где-то с 2004 года закон о противодействии экстремизму начал применяться.

Первый звоночек прозвучал в 2011 году, когда появился закон о черных списках в интернете, который внедрил технологию блокировки сайтов. Обществу это преподносилось как чистка интернета от порнографии, наркотиков и экстремизма. На протяжении последних семи лет эта политика государства стала доминирующей. Требовать блокировки сайтов могут Центральный банк, МВД и еще целый список государственных органов.

Фото: Полина Зиновьева для 66.RU

О том, почему преступников начали искать в интернете

Индивидуальные преследования в интернете начались с дела Саввы Терентьева из Сыктывкара в 2007 году. Савва в комментариях под постом про местные выборы написал гневные слова в адрес полицейских. Он назвал милиционеров «ментами» и сказал, что для них в центре каждого большого города нужно поставить по огромной печи, как в концлагере Аушвиц. Тогда суд признал его виновным, Терентьев уехал из страны и получил политическое убежище в Эстонии. Только спустя 11 лет, в 2018 году, ЕСПЧ признал его невиновным, но с большой оговоркой о том, что слова про печи и Аушвиц были очень жестокими.

Какое-то время активно работали центры противодействия экстремизму, так называемые центры «Э». Потом оказалось, что экстремистов не так много и искать их и дорого, и сложно, а вот в интернете — проще. В Google как раз появился удобный поиск по картинкам, а также специальный список из уже пяти тысяч фраз для выявления экстремистов. Силовики очень быстро освоили эти механизмы.


Фото: Полина Зиновьева для 66.RU

О том, что будет дальше

Хорошая новость в том, что в целом государственная политика, направленная на преследование конкретных пользователей, потерпела неудачу. Это стало достаточно дорогой неудачей, и публика начала роптать. Сейчас происходит некое распределение политики, и фокус будет смещаться на блокировку контента и суверенный Рунет.

По моему оптимистичному прогнозу, нас с вами никто особенно преследовать не будет — нет государственной политики преследования всех абсолютно пользователей за какие-то высказывания в интернете. Реальные сроки получают единицы. Бывают периоды активизации по отдельным статьям: например, «Призывы к сепаратизму» во время истории с присоединением Крыма, тогда всего три человека получили реальные сроки. Но за нами будут следить.