Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Взрослые игры: в скандале с приютом «Росинка» крайними оказались преподаватели

31 октября 2012, 16:30
Взрослые игры: в скандале с приютом «Росинка» крайними оказались преподаватели
Фото: 66.ru
В результате проверки выяснилось, что преподаватели не должны были пускать в центр волонтеров, которые одевали и кормили детей из «Росинки», а впоследствии заявили, что воспитанники приюта подвергаются насилию со стороны директора.

Стали известны первые результаты проверки, проведенной в скандальном детском приюте «Росинка» в Первоуральске. Напомним, что приютом заинтересовались сразу несколько ведомств — аппарат уполномоченного по правам человека, Минсоцполитики области, следственный комитет. Волонтеры, оказывающие помощь детям центра, заявили о многочисленных фактах издевательств и избиения детей в приюте. Дети сами рассказали, как директор центра Наталия Ахаимова сажала их в изолятор на 7–8 часов без питья и еды, с силой ударяла головой об стену, пинками сталкивала с кровати, а когда они не спали в тихий час, им в глаза якобы закапывали капли. После этого у них почти полностью пропадало зрение. Дети не могли встать с кровати даже для того, чтобы сходить в туалет. Полный текст заявления можно прочитать здесь.

В Центр помощи семье и детям попадают малыши и подростки (с 3 до 18 лет) из неблагополучных семей. Здесь они должны находиться непродолжительное время, пока решается вопрос о лишении родительских прав. После этого их направляют на усыновление или в детский дом. Задача педагогов — дать детям временный приют и оказать им психологическую поддержку. На деле оказывается, что в приюте дети проводят по нескольку лет. Документы, в которых будет установлен статус ребенка, чтобы дать ему шанс на усыновление, теряются. Волонтеры рассказывают про девочку, которая попала в приют в августе 2011 года, и уже в сентябре ее готовы были удочерить, но оказалось, что документы о лишении матери девочки родительских прав были утеряны. В центре подготовили документы еще раз, но директор якобы сказала: «Кто потерял, тот пусть и подает, повторно я ничего не буду подписывать!»

Волонтеры заметили, что у детей нет игрушек, канцтоваров, одежды, нормальных кроватей, стола, чтобы они могли делать уроки…

Пребывание каждого такого ребенка оплачивается из бюджетных денег из расчета 40 тысяч на одного. Однако волонтеры заметили, что у детей нет игрушек, канцтоваров, одежды, нормальных кроватей, стола, чтобы они могли делать уроки… Одежду носят только ту, которую принесли волонтеры. Стеллаж в группе самых маленьких детей был принесен с мусорной свалки воспитателями. Его отмыли и собрали. Волонтеры отмечают, что пойти на этот шаг преподаватели были вынуждены, так как до этого в комнате стоял разваливающийся шифоньер. В 2012 году было урезано детское питание. На 24 ребенка выдается половина арбуза, который дети съели вместе с корками. Играть на детской площадке в будние дни директор запрещает, так как она расположена под окнами ее кабинета, а крик детей ее раздражает. На другой половине, куда также можно было бы выводить детей, директор паркует свой автомобиль.

Всего насчитали около 30 нарушений прав детей. Написать заявление на имя губернатора Свердловской области, прокурора области, министра социальной политики Свердловской области, уполномоченного по правам человека, а также уполномоченного по правам человека России Павла Астахова взялась волонтер Алена. Девушка работает в правоохранительных органах, поэтому она записала рассказы детей на видео и аудио — как доказательства.

Всего насчитали около 30 нарушений прав детей, а затем выяснилось, что волонтеров вообще нельзя было пускать на территорию приюта. Благотворительную помощь для детей принимать запрещено, так как это не соответствует САНПиНам…

На одной из видеозаписей мальчик рассказывает, что директор постоянно на кого-то кричит, и не только на детей. «Она и на работников орет все время. Они в перерыве решили чай попить в честь дня рождения. Она пришла и стала орать. Она доводила своих работников, они хотели заявления об увольнении писать», — рассказал воспитанник приюта.

Алена, волонтер:

— Все, что я написала в заявлении, мне известно со слов детей или преподавателей. Некоторых из них уволили в этом месяце. Тогда было массовое увольнение — ушли шесть человек. Сейчас в центре работают четыре преподавателя. Воспитатели проговорились, что директор кричит на детей, использует нецензурную брань, распускает руки, не закупает им вещи. Сказали, что директора боятся. Большинство преподавателей — женщины преклонного возраста, которые боятся потерять работу. Поэтому они не пытаются что-то изменить. Кто-то говорит, что все это бесполезно: заявления писали и раньше, но это ни к чему не приводило.

Алена признает, что по фактам избиения детей кроме аудио и видео нет никаких доказательств. Побои не были сняты, заявления они не писали. Доказать факт нанесения побоев сейчас практически невозможно.

Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков рассказал Порталу 66.ru, что его сотрудники встретились с волонтерами и провели проверку в приюте. В результате они пришли к выводу, что «некоторые недоработки со стороны руководства» действительно имеются.

Игорь Мороков, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области:

— Беседовали с теми, кто работает в приюте, с директором, с ребятами. Для нас было непонятно, почему дети долго задерживаются в этом центре. Много ребят задерживаются там на полтора, два года. Это отрицательно влияет на них. Я бы не сказал, что наши сотрудники почувствовали, что жестокость хлестала через край, что детей там гнобили по полной программе. Серьезное нарушение заключается в том, что сотрудники центра пускали в центр волонтеров. Любое действие взрослого должно быть вписано в общую программу реабилитации ребенка. Этого там не происходило. Сотрудники не рассказывали директору, что пускали волонтеров. Личные данные детей становились известны человеку, который доступа к этим данным не имел.

Таким образом, оказалось, что волонтеры сами нарушали закон, когда пытались передать необходимые для детей вещи и еду. Информацию о том, в чем нуждаются дети, волонтеры получали от преподавателей. Не исключено, что в результате проверки ответственность понесут именно они.

Игорь Мороков также отметил, что сотрудники аппарата не обнаружили на территории приюта никакого изолятора. По словам Морокова, конфликт вокруг «Росинки» — не первый случай, когда «вопросы кадрового характера и несогласие с действиями руководителя решаются за счет детей».

Игорь Мороков, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области:

— Не первый раз мы получаем информацию о том, что детей наказывают, бьют, а на деле оказывается, что это просто взрослые делят что-то. Самое страшное, что дети становятся заложниками. Однако если хоть один факт подтвердится, я лично буду настаивать, чтобы действия со стороны правоохранительных органов были максимально жесткими.

В Министерстве соцполитики была создана специальная комиссия, которая должна была завершить проверку до 31 октября. Пресс-секретарь министерства пообещала Порталу 66.ru, что результаты проверки появятся в начале следующего месяца.

В Центр помощи семье и детям попадают малыши и подростки (с 3 до 18 лет) из неблагополучных семей. Здесь они должны находиться непродолжительное время, пока решается вопрос о лишении родительских прав. На деле они проводят здесь от полугода до двух лет…

Волонтеры уверены в своей правоте и считают, что руководство подготовилось к проверке.

Алена, волонтер:

— Я думаю, им просто скандал не нужен. Сейчас они постараются скандал замять, убрать все потихоньку или на нас в суд подать за клевету. Заявления подавались и раньше, но в результате оказывалось, что «все в порядке». Директор продолжала и дальше работать, бить детей, не заботиться о них.

Директор Наталия Ахаимова после очередного скандала с приютом «Росинка» сделала заявление, в котором подчеркнула, что ей скрывать нечего.

Наталия Ахаимова, директор «Росинки»:

— Центру «Росинка» в нашем городе 15 лет. В настоящее время на базе центра оказываются социально-психологические, социально-правовые, социально-педагогические, социально-медицинские, социально-бытовые и социально-экономические услуги семьям и отдельным гражданам, в том числе находящимся в трудной жизненной ситуации. Если возникает обеспокоенность, появилась ситуация, которая требует пояснений, мы открыты для диалога. Вы всегда можете позвонить по тел: 64–24–76 и задать интересующий вопрос.

Мы позвонили по указанному номеру, однако здесь отказались давать комментарии по поводу информации, изложенной в заявлении. В «Росинке» рассказали, что говорить о ситуации директор пока не намерена.