Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Гены самых опасных преступников страны будут взяты на учет

19 октября 2011, 10:55
Полиция занесет в свои базы ДНК каждого преступника, кто хоть раз обагрил руки кровью.

Сегодня «Российская газета» публикует постановление правительства, которое вводит порядок обязательной геномной регистрации опасных преступников.

Благодаря новой системе, убийцы, разбойники, насильники и педофилы не уйдут от расплаты, если когда-нибудь вздумают повторить грехи.

Собирать преступные гены будут в казенных домах, где душегубы отбывают срок. Схема проста: получил срок, приехал в колонию, сдал кровь. За каждым учреждением тюремного ведомства будут закреплены лаборатории МВД, которые, образно говоря, разложат гены по полочкам.

Как рассказывают специалисты, если преступник обронит на месте убийства визитку или даже паспорт, шансы оправдаться еще есть. От крови же и пота с личным кодом ДНК преступнику не отмыться. Поэтому МВД уже несколько лет создает базы геномной регистрации. Теперь в них внесут преступников из колоний. Например, согласно судебной статистике, в прошлом году за изнасилования было осуждено более 4200 человек. Они — первые кандидаты в банк.

За убийство при отягчающих обстоятельствах получили срок более 2700 человек. И это не все убийцы страны, лишь небольшая их часть. За грабеж при отягчающих обстоятельствах осуждены почти 42 тысячи человек. За все виды разбоя осуждены 19 тысяч 603 человека.

Страшные цифры. Еще страшнее, что многих преступников чужая кровь только раззадорила. Тюрьма их не исправит. Наоборот, они выйдут на свободу, набравшись криминального опыта и уголовной смекалки. Поэтому в этом году был введен административный надзор за бывшими арестантами, не вызывающими доверия. А теперь еще каждый преступник, попавший за решетку за тяжкие грехи, будет знать, что он навечно на ДНК-крючке у правоохранителей.

До сих пор у паспорта было лишь одно важное преимущество перед ДНК: в документе есть имя владельца. И фото. А в генах ничего подобного, кровь и слюна всегда безымянны. Иногда следователям приходится сличить ДНК десяти, двадцати, сотни и более подозреваемых, чтобы выйти на того единственного нелюдя.

На самом деле это принципиальный момент. При всех плюсах анализа ДНК у него есть один нюанс — он никогда не дает стопроцентной гарантии. Как правило, эксперты расшифровывают не всю цепочку генов, а определенную ее часть (говорим условно, на языке дилетантов), чтобы получить достаточную вероятность, скажем, один на миллиард. Обычно такое соотношение означает, что преступник взят.

Но бывают уникальные совпадения. Скажем, однажды в Англии взяли подозреваемого в изнасиловании, у которого анализ показал как раз такую миллиардную вероятность. Однако потом выяснилось, что подозреваемый — импотент. Только это и спасло его от срока, иначе ничего бы не доказал. Потом местная полиция нашла настоящего насильника. У судьбы иногда бывают невероятные совпадения.

Также правозащитники надеются, что геномная регистрация поможет выявить и судебные ошибки. Подобный проект в начале века стартовал в США, где проводят повторные ДНК-экспертизы по делам давно минувших дней и находят невинных людей, просидевших в тюрьме десятки лет. В нашей стране нет планов на подобный проект. Но теперь осужденному за счет государства сделают ДНК-анализ.

Теоретически, рассказывают адвокаты, если по делу сохранились доказательства, можно будет исследовать и их, если, конечно, защита убедит суд вернуться к делу. Однако вещдоки у нас, как правило, долго не хранятся, да и кто даст добро на экспертизу? «А жаль, — сказал в разговоре с „РГ“ один из правоведов. — Была бы хорошая возможность проверить еще раз, действительно ли людей осудили за дело».