Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
76973 +187
Выздоровели
69895 +195
Умерли
2332 +11
Россия
Заразились
4200902 +11749
Выздоровели
3751562 +12218
Умерли
84430 +383

«Туристы — не свиньи». Колонка Ильи Борзенкова о том, как приучить горожан к экотуризму

«Туристы — не свиньи». Колонка Ильи Борзенкова о том, как приучить горожан к экотуризму
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
Многие красивые места вокруг Екатеринбурга часто производят удручающее впечатление. Там чернеют нелегальные костровища и белеют пакеты с мусором. А пешим туристам часто приходится идти по дорогам, где едут автомобили и квадроциклы. Бывший вице-мэр города по экономике и финансам Илья Борзенков, который круглый год ходит в походы, рассказал 66.RU, как можно обустроить туристические достопримечательности, сколько на это уйдет денег и почему этим никто не занимается.

Почему-то принято считать, что поход — это что-то про тяготы и лишения, типа армии. Грязь, назойливые насекомые, неподъемные рюкзаки, примитивная еда — вот это вот все. Я же стараюсь по мере возможности превратить свои походы в трекинг. Это когда идешь по красивому, безопасному и промеченному природному маршруту, останавливаешься в гостевых домах, кемпингах или оборудованных стоянках, ежедневно моешься, не несешь лишнего, вкусно ешь, хорошо спишь, не страдаешь и не рискуешь попусту. Большинство моих знакомых тоже любят природу, но в походы не ходят именно из-за привычки к комфорту.

В окрестностях Екатеринбурга, на мой взгляд, не стоит делать какие-то многодневные маршруты. Все-таки наши природные объекты по мировым меркам весьма средние, да и переменчивая уральская погода не способствует длительным походам. Но маршруты выходного дня вполне можно облагородить, чтобы сделать пеший туризм более массовым.

Зачем? Я считаю, что пеший туризм — самый здоровый вид спорта. Ходить по лесам и горам — самое естественное занятие для человека и оно доступно всем, от детей до стариков. Прекрасная профилактика кардиозаболеваний, укрепление иммунитета, изучение родного края, неспешное общение с родными и друзьями — что может быть лучше? Но, увы, локальный туризм по-прежнему дикий и находится вне фокуса властей.

Что можно сделать?

  1. Проложить и разметить тропы (хотя бы метками на деревьях, как лыжные трассы) на самых известных маршрутах, чтобы туристы не ходили по дорогам, уворачиваясь от джипов, квадроциклов и мотоциклов.
  2. Обустроить пожаробезопасные костровища и большие стоянки для палаток недалеко от воды (тушение костров «по-пионерски» — не гарантирует отсутствие пожаров). В необустроенных местах запретить разведение костров и жестко штрафовать нарушителей.
  3. Обеспечить стоянки объемными контейнерами для мусора. Многие говорят, что туристы все равно будут ломать и гадить. Но это не так, нормальные туристы — не свиньи. С каждым годом в лесах все больше и больше разумных и ответственных туристов, уносящих мусор с собой. Но это как с урной: если человек съел конфету и несет фантик в руке. Несет, несет, несет и урна не встречается в течение пяти минут, он его куда-нибудь пристроит — в дырку в стене или в канализационный люк. Так часто бывает и в лесу. Установка большого контейнера на местах стоянок — это хоть какое-то решение для того, чтобы места вокруг Екатеринбурга были почище.
  4. Обработать места стоянок от клещей. Это и безопасность повысит, и стимул дополнительный стоять с палаткой, где положено, создаст.

На мой взгляд, все это не стоит каких-то огромных денег. Сколько стоит сложить очаг из камней и поставить вокруг него скамейки из пропитанных досок? Несколько тысяч, не больше. С вывозом мусора и противоклещевой обработкой годовое содержание одной стоянки — примерно 20–30 тысяч.

Кто должен это делать? На мой взгляд, благоустройством должны заниматься не только частники-энтузиасты, не надо все вокруг превращать в природные заповедники или частные угодья с платным входом. Природные красоты должны остаться общедоступным пространством. Идеально — если их облагораживание будет делаться системно, по государственной целевой программе, и финансироваться из областного бюджета, как когда-то финансировалась программа по родникам. Почему это не делается? Не знаю.

Думаю, все силы чиновников уходят на большие проекты, которыми можно похвастаться, показать губернатору, правительству, президенту. А то, что я предлагаю, — копеечная работа, не модная, не броская, как какой-нибудь «Иннопром». И поэтому она вряд ли в ближайшие годы станет для чиновников значимой целью.