Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Великие петербуржцы сошли с плакатов и напугали единороссов

31 мая 2011, 17:32
Сайт коммунистов Петербурга и Ленобласти kplo.ru предложил свою версию скандальной истории с плакатами «Единой России».

Напомним, в середине мая в Санкт-Петербурге появились плакаты, посвященные предстоящему Дню города. На них «Единая Россия» разместила свою эмблему, а также портреты 25 знаменитых петербуржцев, от Ломоносова и Пушкина до Товстоногова и Бродского. Появление плакатов вызвало волну возмущения, в том числе и у потомков тех, кого «ЕР» без спросу записала в свои ряды. Спустя несколько дней единороссы демонтировали скандальные плакаты.

На сайте коммунистов Петербурга и Ленобласти kplo.ru появился комментарий члена контрольной комиссии коммунистической партии Александра Сахарова. Он излагает свою версию «метания единороссов вокруг плакатов».

Александр Сахаров, член контрольной комиссии коммунистической партии:

— Совсем не потому, что появление на улицах портретов Иосифа Бродского, Александра Пушкина, Виктора Цоя, Дмитрия Лихачева, Александра Блока, Дмитрия Шостаковича и других с эмблемами «Единой России» возмутило людей, начали спешно убирать эти билборды. Партии власти всегда было плевать на позицию общества, на возмущение масс. Им плюнь в глаза — все божья роса.

Дело в том, что шпики «Единой России», поставленные Тюльпановым у каждого такого плаката в ночное время, с ужасом, с выпученными глазами, заикаясь и дрожа, прибежали наутро в штаб своей партии на Конногвардейском и наперебой принялись описывать грозную картину: глубокой ночью портреты заговорили и речи их были полны призывов к топору.

Пушкин без лишних слов вызвал Грызлова на дуэль и сравнил Милонова с Дантесом не в пользу первого.

Блок плюнул в активиста ЕдРа и принялся пророчить приход 12 революционеров и гибель старого мира, как медведя безродного.

Цой, как в фильме «Игла», дал пинка секретарю районного отделения партии.

Шостакович сказал, что по сравнению с Губанковым Жданов представляется ему чеховским интеллигентом.

А Бродский, не избегая крепкого народного языка, сообщил, что, хотя ему и довелось прослыть тунеядцем при власти большевиков, теперь он предпочел бы стать большевиком при власти тунеядцев, воров и жуликов.