Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Ольга Кузнецова: НПФ — это не бизнес, а социальный проект

16 декабря 2010, 14:00
О реформе единого социального налога, зарплате «в конвертах» и будущей пенсии россиян рассуждаем за бизнес-завтраком с Ольгой Кузнецовой, директором свердловского филиала НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ».

Последние две недели все бизнес-сообщество обсуждает реформу единого социального налога и последствия вступающего в силу с 1 января 2011 года федерального закона №212, который предусматривает повышение размера страховых тарифов для бизнеса.

В результате объем выплат малого бизнеса вырастет в 2,34 раза. Так, если раньше малый бизнес, который работал по упрощенной схеме налогообложения, отдавал в бюджет 14% от фонда оплаты труда, то с Нового года работодатели вынуждены будут отчислять 34%. Реформа затевается, в частности, с целью обеспечить россиянам достойную пенсию. Насколько осуществимы эти планы правительства?

Ольга Кузнецова
директор Свердловского филиала негосударственного пенсионного фонда «БЛАГОСОСТОЯНИЕ»
Образование: Режевской с\х техникум, Российский государственный открытый технический университет путей сообщения (г. Москва), Институт профессиональных бухгалтеров России.
Карьера: 25 лет проработала на СвЖД, с 2005 года — директор свердловского филиала НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ».
Увлечения: Любит готовить и принимать гостей, гулять по лесу и вышивать крестиком.
На завтрак предпочитает творог либо кашу, зеленый чай и конфетку.

— Чем нам всем, в том числе негосударственным пенсионным фондам, грозит такое увеличение налоговой нагрузки?

— На мой взгляд, определенная часть работодателей, особенно в малом и среднем бизнесе, может вернуться к «черным» схемам и зарплате «в конверте». Чем это грозит системе пенсионных накоплений? Граждане России будут лишены возможности формировать накопительную часть своей трудовой пенсии, поскольку работодатели будут отчислять за них страховые платежи в Пенсионный фонд Российской Федерации не в том полном объеме, который отчисляется при «белой» зарплате.

Что касается представителей крупного бизнеса, они, скорее всего, будут сокращать издержки, в том числе и за счет увольнения сотрудников, что может привести к росту безработицы. С другой стороны, если работодатели будут по-прежнему выплачивать официальную заработную плату и все налоговые отчисления, увеличится себестоимость их продукции и услуг.

Крупный бизнес будет сокращать издержки, в том числе и за счет увольнения сотрудников.
Так что ждите роста безработицы!


— То есть в январе мы пойдем в магазин и увидим, что продукты стали дороже? И это тоже будет одним из последствий вступления в силу закона?

— Да, такое возможно. Работодатель будет вынужден поднимать цену на свой продукт, а это отразится на тех, кто эту продукцию потребляет. Если же работодатель не имеет возможности законным путем увеличить стоимость продукции, если цена продукта ограничена какими-то нормативными документами, например, как транспортное обслуживание населения, он будет нести убытки. Поэтому часть работодателей станет получать меньше прибыли, а это приведет к сокращению поступлений налога на прибыль в бюджет.

Правительство хотело достичь благой цели — увеличить составляющую бюджета за счет налоговых сборов для выплаты пенсии сегодняшним пенсионерам. Но в итоге может произойти, наоборот, снижение налогооблагаемой базы и увеличение стоимости работ и услуг, которое отразится на потребителях.

Правительство хотело достичь благой цели — пополнить бюджет для выплаты пенсий сегодняшним пенсионерам.
Но в итоге мы получим снижение налогооблагаемой базы и рост цен.


— Неужели вновь по русской поговорке: хотели, как лучше, а получилось, как всегда?

— По моему мнению, достичь результата, который хотели получить чиновники с введением этого закона, мы не сможем. Я работаю в области финансов более 30 лет, и на моей памяти повышение ставки налогов не приводило к увеличению промышленного производства и улучшению экономического состояния бизнеса.

— Почему мы говорим об этом только сейчас, ведь закон был принят еще в 2009 году?

— Полагаю, что, когда рассматривалась законодательная инициатива по внедрению страховых платежей, была другая ситуация в экономике. В посткризисный год у бизнеса было много других проблем и вопросов, возможно, поэтому закон не привлек должного внимания. Нужно было вставать на ноги, развиваться, наращивать производство... А сейчас предприниматели стали подсчитывать затраты на 2011 год, и стало понятно, насколько возрастет нагрузка в связи с увеличением на 8% страховых платежей.

— Налоговая нагрузка увеличивается примерно в 2,5 раза, а пенсии в 2,5 раза увеличатся?

— Это было бы замечательно, но, к сожалению, маловероятно. Принятая реформа не позволит увеличить в 2,5 раза бюджет Пенсионного фонда, поскольку бизнес, как мы уже говорили, скорее всего, постарается уйти от повышенных страховых выплат.

Я работаю в области финансов более 30 лет,
и на моей памяти повышение ставки налогов никогда не приводило к улучшению в экономике.


— Изменение ЕСН спровоцирует людей более внимательно относиться к своей пенсии? Повысит ли этот закон популярность негосударственных пенсионных фондов?

— Надеюсь, что он станет еще одним толчком к смене нашего отношения к вопросу пенсионных накоплений как таковых. Мы часто приводим в пример западных пенсионеров: пенсия у них больше, и живут они лучше. Но мы должны понимать, что каждый европеец, приступив к трудовой деятельности, начинает формировать запас на обучение своих детей, на медицинскую страховку и на пенсию. Государство там платит малую часть — 20%, а остальные 80% человек формирует сам за счет личных средств и при поддержке работодателя.

За советские годы мы привыкли к тому, что государство о нас позаботится: бесплатное образование, медицина, пенсии... Но сейчас пришло время меняться: каждый должен сам обеспечивать свое будущее.

На встречах с клиентами я всегда спрашиваю: трудно ли молодым людям отчислять от своей заработной платы 140 рублей в месяц? Ответ, как правило — нет. А ведь при таком небольшом уровне отчислений при достижении пенсионного возраста человеку будет гарантирована дополнительная к трудовой пенсия размером 2 тысячи рублей в месяц. При этом передача накопительной части пенсии из Пенсионного фонда РФ в негосударственный пенсионный фонд не стоит ни копейки.

За советские годы мы привыкли к тому, что государство о нас позаботится: бесплатное образование, медицина, пенсии...
Но сейчас пришло время меняться: каждый должен сам обеспечивать свое будущее.


— Насколько уральцы активны в этом направлении?

— Меня радует, что, судя по последним данным, 30% жителей Свердловской области активно принимают участие в формировании своей будущей пенсии: переводят накопительную часть трудовой пенсии в НПФ, участвуют в программе государственного софинансирования. Считаю, что это происходит благодаря весьма развитому рынку: на территории Свердловской области сегодня работают более 18 негосударственных пенсионных фондов. Также в Свердловской области много корпораций и холдингов, которые имеют корпоративные пенсионные продукты, — это и металлурги, и железнодорожники, и нефтяники, и газовики.

В частности, НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ» обеспечивает пенсионное обслуживание работников российских железных дорог. И сегодня уже 90% работников холдинга перевели накопительную часть трудовой пенсии в Фонд, такой же показатель — и в других корпорациях, которые имеют свои пенсионные программы.

30% жителей Свердловской области активно принимают участие в формировании своей будущей пенсии:
переводят накопительную часть трудовой пенсии в НПФ, участвуют в программе государственного софинансирования.


— Кто сегодня приходит в НПФ — молодой человек или тот, кому до пенсии рукой подать?

— Типичный портрет клиента НПФ сегодня таков: женщина старше 40 лет, имеющая стабильный заработок и задумывающаяся о своем будущем. У женщин чувство самосохранения и ответственности развито больше, чем у мужчин: мы должны себя сохранить, чтобы воспитать детей и дождаться внуков, поэтому женщина более обдуманно и расчетливо подходит к этим вопросам. Но в РЖД 30% наших клиентов составляет молодежь до 30 лет — и это беспрецедентный для России случай.

— Что сегодня самое сложное в работе негосударственных пенсионных фондов?

— Сложности создают недостатки законодательства. Я считаю, что нужно внести в закон право первого заявления — когда застрахованное лицо подписывает договор с негосударственным пенсионным фондом, это заявление передается в ПФР и больше с этим застрахованным лицом ничего не происходит. А сейчас ситуация такая: какой фонд последним подал заявление от застрахованного лица в ПФР, тот и прав, и агент может хоть каждый день подавать заявление о переводе клиента из фонда в фонд, получая агентские проценты от НПФ.

Но все-таки самая большая трудность — изменить сознание людей, завоевать их доверие, ведь мы продаем не то, что можно потрогать, мы продаем некий виртуальный продукт, который можно будет получить только при достижении пенсионного возраста. Сказать, как работает пенсионная реформа, сегодня очень сложно, потому что еще не назначались пенсии тем, кто перевел в НПФ накопительную часть трудовой пенсии. Первые выплаты должны начаться только после 2013 года. Поэтому НПФ и воспринимают как еще одну финансовую пирамиду.

— И это притом, что негосударственные пенсионные фонды очень жестко контролируются государством?

— НПФ контролируются различными государственными органами ежедневно. Ни один платежный документ не уйдет, если его не проверят соответствующие службы. Кроме того, если с НПФ что-то случится, то по закону в течение трех месяцев все пенсионные накопления передаются обратно в Пенсионный фонд России вместе с начисленным инвестиционным доходом. Более того, при заключении договора с НПФ застрахованное лицо назначает своих правопреемников, а значит, все сформированные накопления будут выплачены если не ему, то его наследникам.

НПФ воспринимают как еще одну финансовую пирамиду, потому что еще никто не получал накопительную часть трудовой пенсии.
Первые выплаты должны начаться только после 2013 года.


— Негосударственный пенсионный фонд — это прибыльный бизнес?

— НПФ — это не бизнес. Мы некоммерческая организация, выполняющая социальные функции. Наша цель — не получать прибыль, а сохранять и преумножать пенсионные средства за счет инвестирования их посредством управляющих компаний в различные финансовые инструменты.

— Каким будет ваш прогноз на 2011 год? Увеличится ли число людей, которые переведут накопительную часть пенсии в НПФ? Повысится ли уровень доверия к негосударственным пенсионным фондам?

— Думаю, предстоящий год будет показательным для негосударственных пенсионных фондов. Финансовая грамотность населения уже не столь низка, и люди должны начать приходить в НПФ осознанно. Тогда мы увидим действительно показательные результаты: какой фонд выбирают люди и кому доверяют свои накопления. И есть все основания думать, что число клиентов НПФ значительно возрастет.

Фото: Даниэла Верцбергер

Благодарим за проведение интервью и фотосъемки кальян-бар Smoky
пр. Ленина, 48