Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Уралмаш не хочет умирать

4 февраля 2010, 17:25
Газпромбанк намерен бороться с китайской промышленной политикой.

Менеджмент ЗАО «Машиностроительная корпорация Уралмаш» разработал трехлетнюю инвестиционную программу объемом 10 миллиардов рублей. Газпромбанк, владеющий предприятием, уже в этом году готов выделить 4 миллиарда рублей. Однако, возможно, с инвестициями Уралмаш опоздал: инжиниринговый потенциал утрачен, а производить дешевле, чем в Китае, завод не сможет в силу специфики промышленной политики российских властей.

Детали инвестиционной программы Уралмаша Газпромбанк не раскрывает: не известно, на каких условиях банк будет предоставлять средства на модернизацию производства, и даже не называются направления деятельности, которые будут возрождаться. Можно только ориентироваться только на слова губернатора Свердловской области Александра Мишарина , который заявил, что перспективным является производство бурового, металлургического и кранового оборудования. Появление заказов на нефтедобывающее, а также агломерационное, оборудование позволит ежегодно наращивать объемы производства на 50%.

Эксперты, между тем, сомневаются, что Уралмашу удастся реализовать свою программу. Бывший менеджер завода, а ныне управляющий ЗАО «НПП «Машпром» Александр Котельников предполагает, что кредитная ставка Газпромбанка будет не ниже 13% в год. Соответственно, такая же наценка должна быть на уралмашевскую продукцию, производственный цикл которой — два года. Удорожание оборудования на 26% только за счет банковского кредита, утверждает эксперт, делает завод априори неконкурентоспособным. Все мировые производители тяжелого оборудования имеют дело со ставкой, колеблющейся в диапазоне от 0,5 до 4%.

Ведущие иностранные компании Voest Alpine, SMS-Demag, Danieli, чей инжиниринг весьма недешев, давно уже перенесли производственный бизнес в Китай, что позволяет им предлагать готовые металлоконструкции по цене 50 центов за килограмм — в то время как у россиян столько стоит лишь этап подготовки производства.

Соревноваться с Китаем Россия совершенно не готова, отмечает «РусБизнесНьюс», где под строительство нового завода предоставляется бесплатно земля и кредит на 20 лет под 0% годовых, а прежняя площадка выкупается с зачетом суммы в счет погашения кредита. Результат такой промышленной политики не замедлил себя ждать: в Китае, как грибы, растут заводы, каких нет в Европе.

Российское правительство созрело лишь до поддержки металлургической отрасли и отчасти сельского хозяйства. Поэтому инвестировать в нынешние машиностроительные заводы — занятие малоперспективное, да и никто этого делать, скорее всего, не будет. В таких неблагоприятных условиях, по всей видимости, существует лишь один способ самосохранения для российского машиностроения: увеличивая «домашний» интеллектуальный потенциал, размещать заказы в том же самом Китае. Некоторые екатеринбургские инжиниринговые фирмы так и поступают, что дает им шанс, при благоприятном развитии ситуации, вырасти в крупные машиностроительные компании.

Уралмаш является классическим советским предприятием. Бывший менеджер УЗТМ Александр Сагалович говорит, что в структуре предприятия было непросто разобраться даже его руководителям. Практически неуправляемый «завод заводов» необходимо было реконструировать еще в 70-е годы ХХ века. Время упустили, а потому в 90-е годы принялись резать по живому: тогдашний собственник Каха Бендукидзе раздробил Уралмаш и продал по частям. Буровые установки с цехами и конструкторами отошли к компании «Интегра», научно-исследовательский институт тяжелого машиностроения с технической документацией — к ОАО «Северсталь». Часть чертежей элементарно скопировали конкуренты: Уралмаш лишился инжиниринга.

В середине «нулевых» годов на Уралмаше опомнились и решили вернуть институт обратно. За это время конструкторское подразделение, сменившее профиль деятельности, потеряло многих специалистов. Уралмаш выкупил его обратно в два раза дороже, чем продал. Из 6 тысяч сотрудников института осталось 200 человек. Средний возраст специалистов — 50 лет, и, как утверждает декан механико-машиностроительного факультета Уральского государственного технического университета Юрий Тулаев, выпускников завод не заказывает. Соответственно, при нынешнем состоянии инжиниринга Уралмаш не спасет даже его бренд, который к тому же, полагает доктор экономических наук Александр Мокроносов, стал пользоваться у потребителей плохой репутацией после снижения качества продукции.

Разрабатывая инвестиционную программу, Уралмаш рассчитывает на мощь своего собственника. Газпромбанк, по словам сотрудников завода, решил вернуть отданные Интегре производственные мощности. Газовый монополист пересмотрел свое решение о закупке установок для добычи углеводородов в Китае — пять из семи единиц должны быть изготовлены на уральском предприятии.

Проблема, однако, в том, что Уралмаш производил всегда лишь вышку и подъемное устройство, что не превышает 30 % стоимости всего бурильного комплекса. Комплектацией бурильного оборудования занималась компания «Интегра». В этой связи непонятно, как быть Уралмашу с буровыми насосами, дизелями и прочим инфраструктурным оборудованием, производство которых осталось в Интегре. На рынке металлургического оборудования Уралмашу будет также чрезвычайно сложно конкурировать: на российский рынок зашли иностранные бренды.

Попытки диверсифицировать производство Уралмаша, скорее всего, тоже не изменят ситуацию. В свое время Уралмаш решил выпускать оборудование для атомной промышленности, сконструировав неплохой портальный кран. Но набрать заказов для стабильной работы не удалось.

Некоторые уральские эксперты утверждают, что самое ценное в Уралмаше — это земля, на которой он стоит. В период строительного бума ее можно было выгодно продать. Но сейчас и девелоперов не заманишь на заводскую территорию. В ближайшее время стает понятно — насколько инвестиционная программа Газпромбанка поможет вылечить тяжело больной завод и не даст бывшему промышленному гиганту окончательно умереть.