Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Завтра может позвонить Цукерберг». Криптообменник из Екатеринбурга будет конкурировать с Facebook

26 сентября 2017, 17:02
интервью
Команда разработчиков мессенджера для обмена криптовалюты из Екатеринбурга рассчитывает повторить успех таких мегакорпораций, как Google, Amazon и Facebook, став на формирующемся рынке блокчейн-технологий «компанией-единорогом».

Программисты из стартапа Paymon, которые придумали мессенджер с функцией покупки, конвертации и вывода криптовалюты, привлекли деньги российско-сингапурского венчурного фонда FinShi Capital. Полмиллиона долларов пойдут на исправление багов, доработку приложения и подготовку к ICO (первичное размещение виртуальных монет — один из способов привлечения инвестиций в технологические стартапы).

Пока сервис работает только с Bitcoin и Ethereum и его можно привязать к Payeer-кошельку или «Яндекс.Деньгам». Но основатели Paymon планируют не только добавить новые криптовалюты, но и создать полноценную платформу на базе новой технологии со своими токенами.

Мы встретились с автором идеи и сооснователем Paymon 21-летним Семеном Глеймом и поговорили о блокчейн-реальности, трансформации финтех-отрасли и планах компании по завоеванию мира.

— Давай коротко: что ты придумал?

— Криптомессенджер. Paymon упрощает операции по обмену криптовалют и позволяет получать средства через сообщения в чате во время переписки с другими пользователями. При установке мобильного приложения создается аккаунт, и к нему тут же привязываются криптовалютные кошельки с нулевым балансом. Пока это Bitcoin и Ethereum. Не надо регистрироваться на сторонних площадках. Система пересылает криптовалюту с одного кошелька на другой. За всем этим стоит технология блокчейна.

— Вы получили от FinShi Capital достаточно большую сумму. Что ты будешь с ней делать?

— Мы сейчас выходим на стадию ICO. Создаем свой блокчейн, после этого появится полноценная платформа, основанная на смарт-контрактах. Как это работает? Какой-то пользователь хочет купить криптовалюту, он создает ордер и выкладывает его в систему. Другой — хочет избавится от криптовалюты, он отправляет аналогичный ордер, только на продажу. Система вас соединяет, и все это происходит безо всяких посредников.

— По какому параметру сейчас конкурируют различные блокчейн-платформы? И зачем вам создавать новую?

— Во-первых, анонимность. Во-вторых, скорость передачи. В-третьих, размер комиссии. Bitcoin передается со скоростью шесть транзакций в секунду, Ethereum — 15. Мы планируем дойти до тысячи в секунду. Кроме того, переводы сейчас очень дорогие. Мы же не хотим брать комиссию от сделок.

— Как тогда собираетесь монетизировать стартап?

— Внутри системы мы сделаем различные приколюхи. Мы же мессенджер, поэтому планируем создавать под определенную компанию линейку стикеров, которыми будут обмениваться пользователи. Есть идея поместить в приложение платные игры, которые будут лежать в облаке. Но есть споры на этот счет.

Сейчас разговариваем с различными организациями из сферы услуг. Например, ты владелец бургерной, заходишь в Paymon, создаешь бота (обычный конструктор, как в Telegram), выбираешь криптовалюту и можешь принимать через него заказы. Совершенно точно есть ниша, есть на чем зарабатывать.

Фото: 66.RU

— Какой объем денежной массы ты рассчитываешь загнать в свой блокчейн?

— На самом деле плана нет. Много переменных, многое меняется каждый день. Мы на этом корабле в море давно, но нас все еще штормит. Во-первых, не ясна ситуация с законодательством. Разрешат — не разрешат, в каком виде? Плюс бешеная волатильность.

— А в рамках ICO сколько планируешь привлечь?

— Не могу называть точную сумму, но от 30 млн долларов — это порядок цифр для первого этапа.

— В России платежным средством являются рубли, другая валюта незаконна. Центробанк много раз делал подобные заявления. Как будет развиваться Paymon в таких условиях?

— Можно обмениваться биткоинами внутри системы, отправлять друг другу 16-значный цифровой код. Невозможно ведь запретить цифры. Сегодня проблема возникает только с вводом и выводом криптоденег.

Власти понимают, что технология перспективная, и если сейчас ею не заняться, не легализовать, то можно оказаться в конце технологического развития. Если запретят криптовалюту, то перекроют мощный канал вливаний извне. Где блокчейн интегрирован в отрасль финтеха, там инвестиции.

Другое дело, что мало кто понимает, что конкретно делать дальше. Специалистов мало, все они молодого возраста и к ним не прислушиваются. Но если не регулировать эту сферу, то она будет существовать в черной зоне, и деньги будут выводиться через офшоры.

— Ситуация в Китае, когда ведущая криптовалютная биржа прекратила торги, а потом оборот криптовалюты запретили на уровне правительства, как-то скорректировала ваши ожидания?

— Да, китайцы запретили внутри страны проводить IСO и участвовать в них. Из-за этого курс биткоина за неделю рухнул на 1000 долларов. Да, для нас закрылся огромный рынок. Хотя желание вкладываться в успешные проекты у резидентов не пропало. У китайских бизнесменов на балансе остались огромные деньги. Например, 40–50% всего майнингового пула биткоинов сосредоточено в Китае. Значит, будут искать окольные пути.

— Вы одномоментно разбогатели, получив от сторонних бизнесменов 500 тыс. долларов. Как на вас вышел этот венчурный фонд?

— Давай начну с самого начала. В прошлом году, когда мы начали заниматься криптовалютами, такого шума вокруг не было. Сначала хотели создать удобное приложение для перевода средств с одной дебетовой карты на другую. Пошли договариваться, банки нам тактично отказали, и мы решили работать на блокчейне.

Собрал ребят, сказал им: «Давайте вместе учиться». Полгода натаскивались, пацаны вникали в код, работали с 11 утра до 10 вечера с одним выходным раз в две недели, питались «Дошираками». Мне тогда говорили: «Семен, иди лучше на завод». Зато сейчас мы стали экспертами по своей теме и на рынке труда стали стоить больше.

Когда родилась идея Paymon, появился прототип, мы начали участвовать в различных инвестиционных программах, спич-сессиях. На одном из мероприятий мы познакомились с тюменскими инвесторами — Андреем Орловым и Вячеславом Сорокиным. Они же являются соучредителями FinShi Capital. Презентовали им проект ICO, их заинтересовало. Это был классический венчур, привлекли деньги в первом раунде.

— Я правильно понимаю, что часть компании принадлежит инвесторам?

— Да. Это обычная венчурная сделка: доля компании взамен на инвестиции. Что касается ICO, то мы обязались отдать нашим инвесторам процент от сборов, а не от компании.

— Как Paymon будет развиваться дальше? Если поступит предложение, то продашь свой стартап, грубо говоря, Facebook?

— Сложный вопрос. Есть амбиции стать реальным конкурентом современных финтех-сервисов и №1 в мире в области блокчейна. Наверное, каждый стартапер — мечтатель в душе и хочет, чтобы про него снимали фильмы.

В то же время я не исключаю ситуацию, при которой завтра позвонит Марк Цукерберг и предложит миллиард долларов. В этом случае в голову, конечно, закрадется червяк. А если он еще и предложит хорошие условия (оставит меня руководителем проекта), то почему бы и нет? В конце концов, когда Facebook купил Instagram, у последней компании пошло бурное развитие.

— Почему на базе блокчейна развиваются только криптовалюты? Ведь есть более широкое применение для этой технологии.

— Биткоин — первое, что появилось на базе блокчейна. И у некоторых в головах до сих пор смешиваются эти понятия. Сегодня вокруг криптовалюты складывается рынок: люди готовы покупать и продавать токены, участвовать в ICO. Много домашних инвесторов: накопил, вложился в криптостартап — через месяц получил доходность в 1000%.

Биткоины — это не только хайп, но и развитие экосистемы. Кто-то стал миллионером. Все видят это, но никто точно не знает, как это работает. Все хотят успеть вложиться в биткоины. Многие сравнивают это с бумом доткомов конца 90-х годов. Понятно, что многие обанкротились из-за лопнувшего пузыря, но именно в то время зародились «единороги» (термин, характеризующий стартапы с капитализацией больше миллиарда долларов).

Обыватели пока не доверяют блокчейн-системе, а рынок не созрел. Пускай пока развитие строится вокруг криптовалют. Когда они покажут себя рабочим инструментом, тогда можно будет расширять функции, адаптировать технологию к обычной жизни. Но это не год и не два.

А так, конечно, у блокчейна много возможностей. Есть Ethereum, который позиционирует себя как смарт-контракты. Платформа синхронизирует два узла, куда можно зашифровать что угодно. Например, проводить сделки с землей: один пользователь заносит в базу деньги, второй — составленный договор. Система сама проверяет документы. Если все верно, то происходит обмен. Не надо ничего нотариально заверять.

— В будущем у каждой крупной корпорации появится своя валюта? То есть биржи будут торговать токенами, а не акциями, как сейчас?

— На самом деле это бессмысленно. Корпорации консервативны, и они не будут даже вникать. Кроме того, для многих этот переход станет невыгодным. Блокчейн — более прозрачная система, публичная база, где каждый перевод денег на виду. Оферту видят все: от президента до школьника.

— Нет ли в этом опасности: децентрализованная система, отсутствие регулирования и органа, который мог бы заблокировать счета преступников?

— Можно легко проследить цепочку финансирования, доказать причастность какого-то человека к преступлению и посадить его. Но запретить транзакции невозможно. Для этого нужно найти всех майнеров, отобрать видеокарты, отключить от интернета и электричества.

Самая большая опасность — в том, что на волне популярности биткоина многие проекты скамятся. Люди придумывают проект, находят псевдоэкспертов, собирают деньги через интернет. И как только собирается кеш — ни про токены, ни про основателей стартапа больше не слышно. Они удаляют свои странички в соцсетях и уезжают из страны.

Как отличить реальные стартапы? Это собственная интуиция, техническое описание проекта, знание команды и экспертов. Общение — это признак, что они реальные люди.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.