Раздел Бизнес
24 октября 2011, 16:41

Директор Кольцово: Авиабизнес приносит лишь 1/5 дохода

В интервью 66.ru директор Кольцово рассказал, зачем в аэропорту открыли бутики итальянских марок, а также объяснил, почему с рынка ушли два дискаунтера.

В пятницу в зоне беспошлинной торговли аэровокзала открыли бутики Versace, Ferragamo, Emporio Armani. Во время презентации 66.ru задал несколько вопросов директору Кольцово Евгению Чудновскому.

— Скажите, кому пришла идея открыть бутики по продаже одежды в «чистой зоне» международного терминала?

— На самом деле во многих зарубежных аэропортах распространена такая практика. Мы, конечно, не изобрели велосипед. В России пока есть лишь два подобных магазина в аэропорту Шереметьево, в них продается мужская одежда марок Paul&Shark и Pal Zileri.

По словам Евгения Чудновского, на обслуживании самолетов Кольцово зарабатывает лишь 20% своего оборота.

— Объясните схему: вы просто сдаете площади или это дочерняя компания занимается продажей одежды?

— По сути, конечно, мы просто сдаем площади. Но на самом деле мы нашли и привели оператора, который и продает одежду.

— Насколько я понимаю, бизнес аэропортов делится на две части: самолетную и ритейловую. Каково их соотношение в обороте Кольцово?

— Сегодня авиационная часть достаточно несущественная — около 20%. Очень сложно сравнивать с другими аэропортами, так как у всех разная цепочка бизнеса. У кого-то есть топливо-заправочный комплекс, а у кого-то есть кейтеринг. Стандартное международное соотношение — пятьдесят на пятьдесят, но это в том случае, когда нет ничего.

— Если говорить об авиабизнесе, то недавно с рынка ушли две авиакомпании: «Авианова» и Sky Express. Наверное, в ваших перевозках они занимали не очень существенную долю?

— Надо сказать, что Sky Express не ушел, они просто слились с авиакомпанией «Кубань», а потому несколько оптимизировали сетку. Закрытия «Авиановы» мы фактически вообще не заметили, так как они летали только в Москву, а у нас на этом направлении нет проблем ни по количеству рейсов, ни по количеству перевозчиков. Так что мы совсем не пострадали.

В Кольцово говорят, что ничего не потеряли от ухода с рынка «Авиановы» и слияния Sky Express и «Кубани».

— Но ведь это знаковое событие, так как эти авиакомпании называли себя дискаунтерами. Они жаловались на то, что российские аэропорты не готовы их быстро и дешево обслуживать.

— С одной стороны, да. Но с другой стороны, нигде в мире дискаунтеры не получают каких-то существенных преференций в аэропортах. А вот быстро обслуживать их мы готовы, но у них проблемы не из-за этого.

— А в чем?

— Главная проблема в том, что они по сути не являются дискаунтерами. Не была им и «Авианова». С таким же успехом можно сказать, что наш региональный проект также является дискаунтером. По большей части это был маркетинговый ход — один километр за один рубль. Когда вы раскручиваете рейсы, то готовы часть емкостей отдавать дешево.

— Кольцово заявляет, что есть цель стать хабом. Но есть такое мнение, что этому серьезно мешает дороговизна авиатоплива.

— Дорогое топливо — это не вопрос становления или нестановления Кольцово хабом. Высокие цены на керосин мешают мобильности населения, так как делают билеты очень дорогими. Чем меньше мы летаем, тем меньше мы стыкуемся.

— У вас есть проект региональных перевозок. Насколько он себя оправдывает?

— Мы его только запустили, а потому, насколько он себя оправдывает, поймем только года через два. Думаю, что через год мы сможем выйти на нулевой уровень. Поймите, мы делаем этот проект не для того, чтобы заработать. Наша цель — стимулировать развитие регионалки: люди начнут летать, привыкнут к этому.

— Но ведь был еще и Dexter, который пролетал всего несколько месяцев.

— Dexter был как бы этапом того же проекта. При подготовке нашего нынешнего проекта мы завели на эти рейсы Dexter, чтобы начать раскатывать рейсы. Важно было, чтобы люди привыкали, что на самолете из Екатеринбурга можно долететь до Тюмени или Магнитогорска. Но авиакомпания по техническим причинам не справилась. Вообще авиация очень сложный бизнес.

Евгений Чудновский отмечает, что пока зачастую выгоднее летать за границу через Франкфурт, Хельсинки и Москву.

— А сколько должен стоить билет на региональные рейсы, чтобы люди начали летать?

— Я не знаю. Я знаю, сколько должен стоить билет, чтобы самолет окупался: три рубля на километр. Получается, что до Тюмени — около тысячи рублей. Отмечу, что проект не вышел даже на треть своей мощности. Дальше мы работаем по его субсидированию в рамках федерации. Нас наконец услышали: в правительстве прорабатывается система субсидирования региональных перевозок.

— Достаточно небольшое количество международных авиакомпаний открывают рейсы в регионы. В чем тут проблема?

— Проблема в том, что нет спроса. Гораздо проще летать через Франкфурт, Хельсинки или Москву. Был бы спрос — они бы пришли. Проблема в том, что чем дальше расстояние, тем больше должен быть самолет, а как следствие — больше кресел. У нас же пока спроса нет.

— Когда у нас в Кольцово приземлится Airbus А380?

— Никогда. Может, он и завтра приземлится, но выполнять на нем регулярные перевозки — бессмысленно.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.