Раздел Бизнес
8 сентября 2011, 13:06

Михаил Абсалямов: «Русград» пытались захватить в три хода

Главный строитель «Екатеринбург ЭКСПО» в интервью порталу 66.ru рассказал о деталях атаки на его компанию. Подлог, угрозы, размытие уставного капитала и фиктивные векселя на 1,2 млрд руб.

О конфликте вокруг компании «Русград», генподрядчика стройки «Екатеринбург ЭКСПО», стало известно 1 июля, после публикации ряда исков на сайте Арбитражного суда. Михаил Абсалямов назвал это рейдерским захватом и утверждает, что в его компании по подложным документам сменили генерального директора и адрес регистрации фирмы (перевели в Москву). Портал 66.ru тогда связывался с г-ном Абсалямовым, тот прокомментировал конфликт, пообещав подробности и детали по возвращении из отпуска. Мы встретились в одном из кафе города и узнали о том, что атака была трехходовой и есть вероятность, что она продолжается.

— Расскажите пошагово, как вы отбивались.
— Рейдерский захват был, и он проходил в три этапа. Первый ход был сделан 10 июня: без моего ведома заменили генерального директора, а предприятие увели из Екатеринбурга в Москву. Нам стало известно об этом 20 июня в 10 утра. Тут же я предупредил о захвате людей из «Синары-Девелопмент» (заказчика «Екатеринбург ЭКСПО» — прим. ред.), директора «Уральского выставочного центра», банки-держатели наших счетов. Кроме того, я перевел на себя все деньги компании, чтобы обезопасить их. Кстати, их там было совсем немного, и они сегодня возвращены на счета «Русграда».

В короткие сроки мы усилили охрану, так как понимали, что противники могут предпринять попытку уничтожить важные документы. Плюс к тому «Синара» сообщила обо всем губернатору. Также мы провели встречи в силовых структурах, подали заявления в ГУВД, налоговую инспекцию. Благодаря этому нам удалось пресечь последующие попытки захвата. Об этом я вам уже рассказывал по телефону.

21 числа я был в Москве и вернул предприятие в Екатеринбург, назначил своего директора Станислава Дресвянкина. Но уже через час в налоговую инспекцию Москвы наши противники подали заявление об увеличении уставного капитала.

— Что это значит?
— Поскольку я 100% собственник, это означает, что дополнительные деньги в уставном фонде размывают мою долю, формально отстраняя от права владеть предприятием.

— Что вы сделали в ответ?
— Мы подали заявление в московское ГУВД, налоговую инспекцию, в антирейдерский отдел. Также по возвращении в Екатеринбург я сообщил в компетентные органы об угрозах.

— О каких угрозах?
— Еще в Москве мне позвонили, угрожали, сказали, что якобы на меня есть компрометирующие материалы, позволяющие открыть уголовное дело.

— О чем эти материалы?
— Я не знаю. Они предложили мне встретиться. Я отказался. Посчитал, что это бессмысленно. Звонок был не единственный. Был еще один, после которого я приставил охрану к своим близким. Кроме того, я получил электронное письмо со сканами трех векселей на общую сумму 1,2 млрд руб. На векселях стояли печати московского «Русграда». Выпущены они были в период, когда гендиректором компании, по документам, был чужой человек — Росляков.

Они по сути мне сказали: «Мужик, если ты не заткнешься — либо будешь сидеть, либо мы предъявим векселя и ты будешь должен вот эти вот деньги».

После этого прошла еще неделя, и я узнаю, что в Верх-Исетскую налоговую инспекцию пришли документы о том, что некая московская компания «Магнат» присоединяет к себе компанию «Русград». Налоговая им отказала. Пока это последний эпизод.

— Но ведь если у тех людей на руках был какой-то компромат, то он никуда не исчез...
— Нет, не исчез. Не исключаю, что попытки шантажа продолжатся. Они добивались того, что мы вздрогнем, я куда-то побегу, спрячусь. Вместо этого мы сразу обратились в органы, которые начали активно действовать.

Не стоит забывать, что все эти события происходили накануне «Иннопрома». Из-за них я был фактически выключен из процесса строительства, приезжал на объект рано утром или поздно вечером, чтобы решить наиболее важные вопросы.

— Но когда мы с вами встречались на стройке и общались с подрядчиками, возникал полный эффект присутствия. Будто вы там все вместе сутками.
— Ну а как еще я должен был поступить? Если бы я поддался на провокацию, убежал, закрылся — выставочник бы не сдали, скомпрометировали бы всех участников и организаторов. Я понимал, что, если дрогну, все будет гораздо хуже. Как видите, я здесь, и я готов бороться дальше.

— Как бороться?
— Мы судимся с Верх-Исетской налоговой инспекцией, чтобы признать перевод фирмы и назначение левого гендиректора незаконными. Прошло два заседания. Срок расследования по факту мошенничества продлен, следователи разбираются.

— Вы человек далеко не простой и наверняка знаете, кто за этим стоит.
— Предположений может быть масса. Сейчас этим делом занимается ГУВД и следственное управление, которые и должны дать оценку событиям. У них уже есть подвижки. На самом деле мне многие вещи до сих пор непонятны.

Они по сути мне сказали: «Мужик, если ты не заткнешься — либо будешь сидеть, либо мы предъявим векселя и ты будешь должен вот эти вот деньги».

В последнее время часто говорили, что захват «Русграда» был фиктивным, якобы вы сами его инспирировали. Действительно, кому надо захватывать компанию-девелопера, у которой, по большому счету, нет ценных активов. Только строительная документация.
Да мне-то зачем это надо?! Какая тут мне выгода?!

— Ну как? Цена стройки «Иннопрома» вызывает много вопросов, только ленивый не сказал, что наценка за срочность у Абсалямова колоссальная. Пришло время подведения итогов и окончательного расчета. Расходы надо минимизировать. А на атаку и период потери контроля над компанией можно списать многое.
Вы правильно указали на то, что основной актив «Русграда» сегодня — документы по выставочнику. Объект сегодня под пристальным вниманием, его через микроскоп рассматривают. Сметная документация должна будет пройти через шесть ступеней проверки. Шесть!!! Такого не бывало ни на одной стройке региона. И у всех контролирующих инстанций будут к нам вопросы по цене работ. И всем мы должны будем доказать эту цену. А как возможно это сделать, не имея на руках договоров, бухгалтерских проводок, исполнительной документации и т. п. Вопрос-то простой — покажи документы. Нет документов — извини.

Поэтому я и сказал, что, как только мы узнали о первой попытке захвата, усилили охрану в своих офисах, чтобы ни одна бумага не пропала.

Хочу сказать большое спасибо всем силовым структурам, руководству группы «Синара» и лично губернатору, которые нам помогли. Мы понимали, что в любом случае мы находимся под хорошей защитой.

— Иными словами, главным объектом захвата должны были стать документы. Если бы их не стало, цена «Екатеринбург Экспо» могла бы быть любой, читай минимальной. Будь у ваших противников на руках бумаги, устанавливающие права на предприятия, появились бы приставы и вынесли бы все. Так?
— Я ни о чем таком говорить не хочу. Сейчас мы отдали проектно-сметную документацию инвестору проекта. В УВЦ ее должны проверить. Мы понимаем, что благодаря тем документам, которые есть у нас, мы сможем выдержать проверки. На следующей мы совместно с «Синарой-Девелопмент» собираем большое совещание с подрядчиками и поставщиками по разъяснению ситуации, подписанию актов приемки выполненных работ и далее, по окончательным расчетам.

Я понимал, что, если дрогну, все будет гораздо хуже. Как видите, я здесь, и я готов бороться дальше.

— А аванс в 4,5 млрд рублей, который был выделен, вы к тому моменту уже потратили?
Конечно, как только мы получали деньги, расходовали их на текущие работы. Денег «Иннопрома» на счетах не было.

— Какой все-таки будет наценка за срочность?
Никакой.

— То есть вы хотите сказать, что при таких сроках вы получите стандартные девелоперские 8-10%?
— На сегодняшний
день я могу прямо сказать, что, скорее всего, мы получим меньше, чем вышло по нашей сметной стоимости.

— Как-то совсем не по-бизнесменски.
— Вы же понимаете, что можно заработать деньги за счет высоких наценок, но можно — за счет снижения расходов и технологичности. Я прекрасно понимал, что смету по многу раз проверят. Мы свою задачу выполнили в нереально короткие сроки, а кроме денежного капитала есть еще и имиджевый.

— Не очень верится, что вам сегодня необходимо работать на имидж. Вы все доказали.
— Почему? Этот процесс никогда не заканчивается. И я не скрываю, что для меня очень важны отношения. Поэтому у нас есть масса планов, которые связаны не только со Свердловской областью. Есть предложения по участию в еще более грандиозных проектах, чем выставочный центр.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.