Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Свиной грипп у покойной все-таки был

22 сентября 2009, 09:38
Российские ученые и чиновники ведут ожесточенные споры о том, от чего скончалась 46-летняя пациентка столичной больницы №31 и сколько людей в стране на самом деле заражены свиным гриппом.
Научные сотрудники НИИ вирусологии имени Д.И. Ивановского заявили, что пациентка стала первой из наших соотечественников жертвой гриппа A/H1N1. И что именно со дня ее смерти --18 августа -- надо вести отсчет пандемии смертельной болезни в нашей стране. Представители Министерства здравоохранения и социального развития и санитарно-эпидемиологической службы уверены, что причина смерти женщины -- обострение хронических заболеваний, наложившееся на тяжелое воспаление легких. При этом вероятность заражения погибшей свиным гриппом они тоже не исключают, но не придают этому фатального значения.

Эти вроде бы незначительные расхождения в трактовках происшедшего -- пациентка в любом случае умерла -- играют в нынешней накалившейся обстановке большую роль. «Вопрос пандемии свиного гриппа в нашей стране уже вышел за пределы круга чисто медицинских проблем и стал политическим», -- считает директор Института проблем общественного здравоохранения Юрий Крестинский. А это значит, что в оценке того, «пуст стакан наполовину или полон», учитывается в первую очередь политическая целесообразность.

Под такой целесообразностью власть понимает замалчивание истинного положения с целью сохранения спокойствия обывателей -- в этом уверен руководитель НИИ вирусологии академик РАМН Дмитрий Львов. Видимо, в пику чиновникам он щедро сеял панические настроения, выступая в минувшее воскресенье в вечернем эфире телеканала «Россия». Г-н Львов не только заявил, что смерть женщины была вызвана свиным гриппом, но и оценил количество инфицированных россиян в «десятки тысяч» человек. Напомним, что, по официальным данным на 18 сентября, в России был зарегистрирован 381 больной.

Вчера Министерство здравоохранения и социального развития вынуждено было экстренно организовать брифинг для журналистов. Заместитель министра Вероника Скворцова полностью опровергла все утверждения академика Львова. Кроме одного: свиной грипп у покойной, скорее всего, все-таки был. Тем не менее специально проведенное по факту гибели расследование дало следующее заключение: «Смерть больной М. наступила от острой субтотальной двусторонней внебольничной пневмонии, осложненной острой дыхательной недостаточностью на фоне врожденного порока сердца, хронического пиелонефрита, сахарного диабета второго типа и хронического калькулезного холецистопанкреатита». Г-жа Скворцова рассказала, что диагностика, проведенная в НИИ вирусологии, действительно обнаружила антитела к вирусу A/H1N1 в крови, взятой у больной за день до смерти.

Сомнения есть только в самом способе лабораторной диагностики. Серологический метод обнаружения вируса (по наличию антител), говорит помощник министра, не может считаться абсолютно достоверным, так как он не был официально рекомендован Всемирной организацией здравоохранения и не сертифицирован для нового типа вируса российским государственным НИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов имени Л.А. Тарасевича.

«Существует три метода исследования: выявление вируса в биологическом материале целиком, выявление его частей и серологический, -- пояснил «Времени новостей» главный инфекционист Минздравсоцразвития, заместитель директора НИИ эпидемиологии «Роспотребнадзора» и академик РАМН Виктор Малеев. -- Если мы говорим о первом документально подтвержденном случае смерти от свиного гриппа, то, безусловно, корректно было бы выделить сам вирус, чтобы быть уверенными в диагнозе, а не только антитела к нему». По его словам, для того, чтобы серологический метод был достаточно достоверным, надо было взять кровь у пациентки хотя бы дважды. Дмитрий Львов успел взять только один анализ, так как на следующий день женщина умерла. «Не совсем ясна и методика проведения исследования, какими реактивами он пользовался», -- говорит Виктор Малеев, также присутствовавший в студии скандальной телепрограммы в воскресенье. «Я еще там хотел спросить академика Львова, почему он о своем открытии не проинформировал ни главного врача больницы, где лежала больная, ни меня, а сразу пошел докладывать министру. Может быть, можно было сберечь время и принять меры по спасению больной», -- недоумевает главный инфекционист.

Г-н Малеев также опроверг эпидемиологические оценки сегодняшней ситуации, которую дал его коллега-ученый: «Я допускаю, что мы ошибаемся с количеством заболевших на 10--15%, но ни о каких десятках тысяч не может быть и речи».

Еще один академик РАМН, опрошенный «Временем новостей», депутат Госдумы Сергей Колесников, отметил, что в нашей стране всего две лаборатории уполномочены подтверждать или опровергать наличие A/H1N1-- это НИИ вирусологии имени Д.И. Ивановского и ФГУП «Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор». «Институт, где работает академик Львов, безусловно, очень уважаемый и подвергать сомнению его данные я не могу, -- сказал г-н Колесников «Времени новостей». -- Но в такой большой стране, как наша, должно быть минимум восемьдесят таких лабораторных центров, чтобы с подтверждением диагнозов не возникало непреодолимых проблем».

Но даже если академик Львов прав и первый летальный исход уже есть, это еще не катастрофа, считает депутат Колесников. Заявления о несметном количестве заразившихся он также считает сильным преувеличением. «Надо сказать, что санитарно-эпидемиологическая служба, за которой я внимательно наблюдаю, работает действительно очень неплохо и вполне справляется с ситуацией», -- считает г-н Колесников.

Как стало известно «Времени новостей», на высшем государственном уровне анализируется возможность производства аналога западного патентованного препарата на отечественных производственных мощностях в случае резкого роста заболеваемости. «Чисто теоретически возможность развертывания локального производства можно рассматривать, если будет соответствующий госзаказ», -- сообщил «Времени новостей» Милош Петрович, возглавляющий ЗАО «Рош-Москва» -- компанию -- экспортера единственного рекомендованного ВОЗ противовирусного препарата «Тамифлю». По его словам, никаких переговоров с ним лично по этому поводу не велось. Но если потребуется, производство будет развернуто при минимальном объеме заказа 15--20 млн упаковок, что оценивается примерно в 330 млн евро.