Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Психолог нужен не только пациентам, но и персоналу». Как работает первый в Екатеринбурге частный хоспис

18 февраля 2021, 09:14
Учреждение работает в двух направлениях — помощь неизлечимо больным и уход за пожилыми людьми. Пока центр существует за счет средств родственников пациентов. Но руководство рассчитывает на помощь государства и благотворителей.

Закон о паллиативной помощи вступил в силу в России в 2019 году. Он расширил само понятие: если раньше речь шла только о медицинском вмешательстве, то теперь — психологической, духовной и социальной поддержке больного и уходе за ним. Также документ закрепил право пациента на обезболивание, в том числе наркотическими и психотропными лекарственными препаратами. Кроме того, получать медикаменты и медицинское оборудование теперь можно на дому.

Тем не менее мест для всех пациентов ни в России в целом, ни в Свердловской области, ни в Екатеринбурге не хватает. До недавнего времени в городе работал только один полноценный хоспис при больнице №  2 на Челюскинцев, 5.

С конца января в здании на Начдива Онуфриева открыли первый в городе частный хоспис.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

«Мы полгода к этому шли. Делали ремонт, чтобы все подходило под требования: сантехника, сами помещения, согласования с Роспотребнадзором… Это длительный процесс со своими подводными камнями, и здесь нельзя схалтурить, потому что это жизни людей. И 25 января мы получили лицензию», — рассказал 66.RU директор по развитию паллиативного центра «Забота» Степан Потапов.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

В штате есть главный врач (специализация — онколог), консультативные врачи (онкологи неврологи, психиатры, кардиологи), два дежурных врача, четыре медсестры, сиделки, а также управляющая, маркетолог и два фельдшера с образованием «клинический психолог», которые несколько лет отработали на скорой помощи.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

«В паллиативе зарплаты у специалистов выше рынка, потому что тут эмоционально очень затратная работа. Люди быстро перегорают. У нас психолог работает не только с пациентами, но и с персоналом. И у психолога есть свой психолог», — рассказал руководитель учреждения.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

«Вложения очень большие — не один, не два и не три миллиона рублей. Мы их еще не посчитали. Здесь дорогое оборудование: один откашливатель около полумиллиона рублей стоит, различные специализированные каталки, кровати», — поделился Потапов.

Степан Потапов, руководитель хосписа «Забота»:

— Паллиатив — это не про смерть, а про жизнь. Жизнь в комфорте. Поступил больной человек — ему нужно обеспечить комфорт, чтобы он достойно ушел из жизни. Стараемся исполнить все их желания.

«Сейчас мы лицензируем комнату хранения наркотических препаратов. Раньше врачи очень сильно боялись их выписывать, но недавно закон облегчили: рецепт выписывает врач-онколог по месту жительства, больные пишут доверенность, и мы их можем получить. Пока у нас нет пациентов, которым нужны наркотики», — рассказал директор хосписа.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

Хоспис и его первых пациентов, трое из которых с онкологией, разместили на первом этаже. На втором — центр ухода за пожилыми людьми, тоже первый частный в городе. «Мы начали с паллиатива и поняли, что дом престарелых тоже нужен. Практически у каждого в голове сидит мысль: сдавая родственника в дом престарелых, я фактически от него отказываюсь. На самом деле это не так. Обычный человек, который ежедневно ходит на работу, не может постоянно находиться со своим родственником и обеспечить ему уход. А бабушки с дедушками в деменции могут просто поджечь квартиру. Мы объясняем, что это на самом деле забота о них. Здесь постоянно находятся и медперсонал, и сиделки. Человек не то чтобы с себя ношу снимает, а, наоборот, заботится о своем близком», — пояснил Степан Потапов.

Фото: предоставлено 66.RU администрацией хосписа

У постояльцев центра ухода за пожилыми людьми четырехразовое питание и индивидуальное расписание. Медики, работающие в паллиативном центре, помогают и им. Помимо кабинетов и палат, необходимых для лечения, на втором этаже есть комната, где можно собраться и отдохнуть. «Телевизор у нас накачан фильмами из их времени. У них просыпаются воспоминания, становится полегче», — рассказали сотрудники «Заботы». Сейчас общаться с родственниками можно не более 10 минут в день, но после окончания пандемии ограничение снимут.

Фото: Алексей Школа для 66.RU

«Мы хотим помогать людям бесплатно, но себестоимость очень высока», — поделился Потапов. В руководстве хосписа видят два решения этой проблемы. Во-первых, они подали заявку в свердловский минздрав на получение квот на содержание неизлечимо больных пациентов за счет государства. Во-вторых, администрация хосписа регистрирует благотворительный фонд, где будут собирать пожертвования, а на эти деньги лечить пациентов.

Фото: Алексей Школа для 66.RU