Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Пациентку полгода лечили не от той онкоболезни, а потом предложили отрезать ногу, чтобы сохранить жизнь

21 апреля 2020, 14:22
Сейчас Дарья Антропова настолько слаба, что любые операции ей противопоказаны. Состояние ухудшилось из-за того, что опухоль сначала увеличилась в размере, а потом стала распадаться и отравлять организм. Однако девушка не сдается и живет надеждой поехать на дорогостоящее лечение в Москву.

Неверный диагноз

В мае прошлого года 34-летняя жительница Екатеринбурга Дарья Антропова обнаружила на левой ягодице шишку. Размер образования на ощупь был примерно с куриное яйцо. Девушка испугалась и решила, что это последствия неудачной поездки в междугородней маршрутке — обычный болезненный ушиб. Однако вскоре выяснилось, что все гораздо серьезнее.

Так Дарья выглядела до болезни

В платной клинике, куда Дарья обратилась за помощью, ее осмотрели хирург и травматолог. Потом специалисты назначили рентген, чтобы убедиться в целостности костей, и отправили на прохождение МРТ. Так пациентка узнала, что шишка на самом деле является опухолью. В заключении написали, что «не исключается саркома» (это злокачественная опухоль, возникающая в соединительной ткани, – прим. ред.).

А дальше все как в тумане: бесконечные коридоры, кабинеты, направление в областной онкологический диспансер, очереди, лестницы, анализы и, наконец, диагноз.

Дарья Антропова:

— Специалисты онкодиспансера пришли к выводу, что это лимфома/лейкоз (опухолевая болезнь крови, – прим. ред.). Но так как лечением недугов, связанных с кровью, они не занимаются, меня оформили на учет в гематологический центр, открытый на базе «ЦГБ № 7». К тому времени нормально сидеть и ходить я уже не могла, это было мучительно. Поэтому вскоре потребовалась госпитализация на первый курс химиотерапии. Всего их было четыре с августа по январь.

Это первое заключение из онкодиспансера, в котором указано «лимфоз/лейкоз»

После прохождения первого курса химиотерапии Дарье сделали KТ. Исследование показало, что опухоль незначительно уменьшилась. Помимо этого, у пациентки улучшилось самочувствие, прошли боли, стало легче сидеть.

Второй, третий и четвертый курсы прошли менее удачно. После последнего Дарье вновь провели KТ, результаты которой стали для нее шоком. Оказалось, что опухоль увеличилась на 5–7 см. Лечащий врач направил пациентку на биопсию. Исследование показало, что у девушки вовсе не лимфома/лейкоз, от которого ее лечили полгода, а совсем другое заболевание — экстраскелетная саркома Юинга.

А это заключение, где уже фигурирует саркома

Дарью выписали и опять отправили в онкодиспансер.

Последний шанс

В областном онкологическом диспансере девушку еще раз направили на обследования. К тому времени опухоль стала еще на несколько сантиметров больше.

Дарья Антропова:

— Потом был консилиум, на котором врачи после осмотра заявили, что единственный подходящий для меня вариант — это ампутация ноги и половины таза. Конечно, от такого у меня пропал дар речи. Мы с мужем не стали соглашаться и ушли. Через время с нами связались и предложили устроить видеоконференцию с московской клиникой онкологии им. Блохина. Правда, когда мы наконец дождались этого события, тамошние врачи сообщили, что не могут работать без «свежего материала». Решено было ехать в столицу.

Фото: Скрины с личной страницы Дарьи Антроповой в Instagram

Множество знакомых и просто неравнодушных людей следят за страничками Дарьи в социальных сетях. Девушка пишет посты, в которых постепенно рассказывает свою историю борьбы с болезнью.

В клинике им. Блохина саркому Юинга у Антроповой подтвердили. На этом взаимодействие между медчреждением и пациенткой пока прекратилось. Лечиться на расстоянии сложно.

По возвращении в Екатеринбург состояние Дарьи усугубилось. Ее положили в стационар онкологического диспансера для наблюдения. Оказалось, что опухоль начала распадаться, отравляя организм и образовывая на теле страшные язвы. Кроме всего прочего, лопались вены, сочилась кровь с дурнопахнущими примесями. Приходилось делать перевязки по 6–8 раз в день, чтобы сохранить чистоту ран. В легких обнаружились метастазы.

Этот период пациентке удалось пережить только благодаря обезболивающим.

А недавно Дарью Антропову выписали домой на паллиативную помощь, грубо говоря, умирать. Так девушка считает сама. Врачи сказали ей, что больше ничего сделать не могут, ведь теперь даже операция невозможна. Девушка просто ее не переживет. Химиотерапия тоже противопоказана из-за интоксикации организма и плохих показателей.


Фото: Скрины с личной страницы Дарьи Антроповой в Instagram
Фото: Скрины с личной страницы Дарьи Антроповой в Instagram

Несмотря на все свои злоключения, Дарья не утратила надежду в лучшее. Ей хочется вылечиться, вернуться на любимую работу в рекламной сфере, быть рядом с супругом, видеть мир, дышать и просто жить. А на днях она обратилась к подписчикам своей странички в Instagram за помощью. Просила, по сколько не жалко, скинуться ей на лечение в Москве. В частной клинике, которая согласилась ее принять для проведения таргетной терапии (это лекарственное лечение, высокоэффективно при наличии активирующих мутаций в опухоли и в целом хорошо переносится. Серьезные нежелательные явления регистрируются значительно реже, чем при проведении химиотерапии, – прим. ред.).

За сутки сбор в 1 000 000 руб. был закрыт.

Теперь у екатеринбурженки есть шанс на выздоровление.

Корреспонденты 66.RU обратились в Свердловский областной онкологический диспансер с просьбой прокомментировать ситуацию. Нас интересовали ответы на следующие вопросы:

  1. Пациентка считает, что ее полгода лечили не от той болезни из-за ошибки специалистов СООД. По какой причине могла произойти неверная постановка диагноза? Могут ли быть у лимфомы/лейкоза схожие показатели и одна клиническая картина с саркомой?
  2. Может ли лимфома/лейкоз переродиться в саркому? Возможно ли такое в природе?
  3. Могли ли в лаборатории как-либо перепутать материалы? Будет ли сейчас организована какая-то проверка?

А вот ответ, который мы получили:

Фото: © 66.RU