Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Сначала рвала волосы, потом добралась до ножей. История девочки-подростка с аутоагрессией

6 мая 2020, 10:00
Сначала рвала волосы, потом добралась до ножей. История девочки-подростка с аутоагрессией
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
15-летняя школьница Алиса живет с серьезным психическим расстройством – аутоагрессией. Во время ссор, сильных эмоций и неудач подросток наносит себе вред: царапает и режет кожу, рвет волосы и выворачивает части тела. Девочка пытается это скрывать от близких и сама решать проблему. Она рассказала 66.RU о своем расстройстве, а мы попросили психолога объяснить, почему это происходит и что делать.

История Алисы

Это началось еще в раннем детстве. Я была достаточно проблемным ребенком с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью, поэтому мне было безумно трудно делать элементарные вещи. Не справлялась с нагрузками даже в первом классе. Я злилась, мать тоже. Истерики приводили к желанию разнести все вокруг: я раскидывала карандаши, ручки, ломала вещи. В какой-то момент от эмоций я начинала биться головой о стену и колотить по полу так, что сбивала руки. Мать не знала, что делать. Меня до сих пор потряхивает от тех воспоминаний. Постепенно истерики прекратились, хотя проблема с концентрацией осталась.

Вместо истерик из-за сильных эмоций — злости, страха, раздражения — я начала неосознанно рвать волосы, до боли дергать шеей, выворачивать большие пальцы и разгрызать губу. Тогда эмоции утихали, и я чувствовала себя лучше, только повреждения немного болели. То есть в какой-то степени приступы неконтролируемого желания навредить себе и почувствовать боль — это отрезвляющее возвращение в реальность. Чаще всего причина одна: сильная злость на всех вокруг, на себя в том числе.

Самый тяжелый период был два года назад. Я добралась до канцелярских ножей и лезвий точилок. Злость-злость-злость. Иногда раны гноились, хотя по возможности я обрабатывала их. У меня до сих пор много шрамов с того времени. Любая неудача в жизни выливалась в порез. Был и другой способ вредить себе. Я надевала на руку канцелярскую резинку, оттягивала ее и хлопала себя по руке: за неверный ответ, за глупую ситуацию, за лишнюю порцию кекса (пыталась сидеть на диете). Я не справлялась с элементарными вещами в учебе, приносила много проблем и наказывала себя за это. Честно говоря, урывками помню тот период.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Конечно, в какой-то момент об этом узнала мама. Я чудом уговорила ее не обращаться к психиатру. Клялась прекратить. Хотя, может, и стоило лечь в больницу тогда. Но я начала скрывать свои повреждения. С детства у меня ужасная координация, я часто падаю, поэтому с легкостью объясняла синяки и царапины падениями. Да и многое мать, кажется, игнорировала.

Конечно, мне было стыдно за свое поведение, за то, что я не могла контролировать это, несмотря на все усилия. Я не хотела, чтобы меня осуждали за это. Вне дома я очень дружелюбный человек, поэтому окружающие и не догадывались об этом.

А потом я переехала к бабушке, и все постепенно прекратилось. Мне казалось, что я просто выросла. Но, наверно, дело было в бабушке. Она мягкий человек, не упрекала меня, не давила. Я приходила после школы, и она несколько часов меня не трогала. Я читала, иногда просто лежала. Мне не хватало такого бережного отношения к моим чувствам и желаниям. Это была комфортная среда.

Но сейчас я снова живу с матерью. Мы часто ссоримся. Селфхарм (повреждение своего тела, — прим. ред.) вернулся, но не с такой силой, как раньше. Это бывает раз в неделю, не чаще. Рву волосы, выворачиваю руки или дергаю шеей, чтобы стало больно. Если получается побороть желание, никакой радости не испытываю, так как есть постоянный страх того, что это вернется. Мать об этом не знает.

Вообще жить с такой проблемой ужасно — чувствуешь себя стереотипным подростком. Никому говорить не хочу. Что они скажут? «Бедная… Иди к врачу!» Чтобы побороть эти приступы, стараюсь отвлекать внимание — рисую растения, смотрю фильмы. Помогает мультсериал «По ту сторону изгороди» и старый мультик про Бэтмена.

Еще очень хороший способ — в момент приступа относиться к себе как к ребенку. То есть представляешь, что внутри тебя сидит малыш и ты должен о нем заботиться: кормить вовремя, дать поспать, спасать от опасностей. Придумала себе воображаемого друга Дениса, мы с ним как будто одно целое. То есть я не хочу, чтобы ему было плохо, поэтому стараюсь не вредить себе. Это такой же метод, как с ребенком, только я придумала ему личность поинтереснее.

Хочу сказать тем, кто столкнулся с такой же проблемой: «Вы не одни!»

Комментарий психолога: что делать с такими детьми

Историю Алисы с точки зрения психологии прокомментировал и. о. заведующего свердловским областным центром психологической поддержки детей и подростков Свердловской областной клинической психиатрической больницы Кирилл Бахарев. По его словам, основная проблема таких детей — низкая стрессоустойчивость и трудности с эмоциональной сферой. Кирилл Бахарев отметил, что Алиса нуждается в помощи и поддержке, устойчивом чувстве принятия со стороны близкого человека.

«Важно не осуждать, выразить беспокойство за нее и желание помочь. Нередко человек пребывает в ощущении беспомощности и безвыходности существующего положения, поэтому нужно дать ему возможность выразить свои чувства и попытаться вместе с ним найти новые способы решения проблемных ситуаций. Гармонизация отношений с ребенком внутри семьи — важный вклад в отсутствие аутодеструктивного поведения», — объяснил Кирилл Бахарев.

По его мнению, в данном случае необходима консультация врача-психиатра и психокоррекционная работа с психологом или психотерапевтом. «Специалисты успешно решают проблемы с аутоагрессией, добиваясь улучшения в эмоциональной жизни ребенка. Множество людей в процессе терапии отказываются от саморазрушающего поведения и учатся совладать со своими чувствами», — подчеркнул специалист.

Почему дети и подростки причиняют себе вред

Кирилл Бахарев пояснил, что аутоагрессия — это форма поведения, при которой все агрессивные импульсы направляются на себя. И на это, по его словам, есть определенные причины:

  • Неспособность ребенка отвечать и выдерживать агрессию взрослого. В таком случае он вымещает всю злость и обиду на себе.
  • Заниженная самооценка и отсутствие ценности себя. В такой ситуации практически любая неудача приводит к чувству вины и необходимости самонаказания за проступок или «неидеальность».
  • Физическое и эмоциональное насилие. У ребенка развивается негативное восприятие собственного тела. Неприятие и обесценивание приводят к самоповреждениям: «раз оно не ценится никем, за что его ценить мне?».
  • Неумение контактировать со своими чувствами. Эмоциональная боль переводится в физическую как единственный способ справиться с ней. Телесное самоповреждение заглушает переживания до следующего раза.

В Екатеринбурге детям и подросткам с подобными проблемами можно записаться на консультацию детско-подросткового психиатра или психолога в Свердловскую областную клиническую психиатрическую больницу (СОКПБ). Это бесплатно. Обращаться по адресу: ул. Индустрии, 100а, по предварительной записи по телефону (343) 272 47 24.

Для взрослых с аутоагрессией, а также тревогой и депрессией работают онлайн-специалисты. Прием бесплатный. Заявку на онлайн-консультацию можно подать здесь.