Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Любого бездомного на Эльмаше вылечат не хуже, чем в Люксембурге

31 августа 2012, 08:24
Любого бездомного на Эльмаше вылечат не хуже, чем в Люксембурге
Фото: Алиса Сторчак
Теперь муниципальная городская больница №23 может в полном объеме оказывать медицинскую помощь на европейском уровне. Медики не могут поверить в происходящее — одно из отделений впервые получило полное финансирование.

В связи с критическим ростом заболеваний инсультами в стране на уровне правительства РФ было принято решение о создании в государственных медучреждениях новых структурных подразделений, занятых исключительно данной категорией пациентов. Так, министерским приказом узаконили «Неврологические отделения для лечения больных с нарушением мозгового кровообращения» — первичная бесплатная помощь для простых смертных. К середине сентября отделение заработает полноценно, а пока корреспондент Портала 66.ru проник в больничные стены, чтобы узнать, чем встретит нас новая муниципальная койка.

Заведующие неврологическим отделением Вадим Гусев (справа) и реанимационным блоком Вадим Туханов. Как пояснили в дирекции больницы, именно благодаря профильным специалистам высокого класса больница получила бюджетные дотации. Другая причина — наличие собственного дорогостоящего томографа. В этом году такие же завезли в 7 и 14 ГКБ, что позволит несколько снизить нагрузку на местную неврологию.

Как сообщили корреспонденту Портала 66.ru в дирекции больницы, пациент с инсультом может избежать большей части негативных последствий болезни, если после начала инсульта попадет в «окно», которое составляет 3–4,5 часа после начала инсульта. Поэтому согласно новым медицинским стандартам, пациент должен быть диагностирован в течении 40 минут. Существует специальный термин — «от двери до иглы», и врачи 23 ГКБ уже довольно неплохо справляются с этой задачей: чтобы уложиться в новый стандарт, тренировались с секундомером. Если есть инсульт, пациент получает высокотехнологичную помощь. Если нет инсульта — поступает в обычное отделение и получает помощь без применения высокотехнологичных средств, которые ему в общем-то и не нужны.

Вадим Гусев, невролог:

— Можем ли мы быстро просчитать тромбоциты? Можем. Можем быстро сделать доплерографию? Да, укладывались в 40 минут. Это терапевтическое окно, когда возможно растворение тромбов. Может быть, у человека и не будет инсульта, в любом случае больной будет уже обследован, а не будет лежать в коридоре 3 часа. Поэтому сейчас не важно, попадает человек в больницу в Ливерпуле или на Эльмаше.

Присутствующее в больнице неврологическое отделение на 40 коек и без того считалось сильным, однако, как утверждают специалисты, после введения новых требований смертность от инсультов падает на порядок. Невролог круглосуточно находится в приемном отделении, томограф работает в 2 смены, а при необходимости врач вызывается и ночью. Ряд методик можно проводить в новом отделении круглосуточно, включая узи и лабораторную диагностику.

Конечно, дело не только в секундомере, но и в новом оборудовании. Такого оснащения, как здесь, теперь нет нигде в городе. Больницу взяли в пилотный проект. Врачи сначала расстроились тем, что отделеню дают лишь 30 коек, но затем были несказанно удивлены, поскольку оборудование для них (небывалый случай) завезли все. «В кабинете должна быть кушетка, а еще велотренажер дорогой, там все прописано очень четко. Это несколько десятков единиц. И нам все это выделили, и все это поступает!» — поражаются сотрудники.

Проверим, куда ушли бюджетные деньги. Строительство в 23 ГКБ идет уже 6 месяцев — сначала планировали закончить ко Дню города, а потом решили — лучше позже, но лучше. За каждой стройкой врачи следят сами, даже просят пририсовать им в фотошопе каску. В отделении слишком много специфичных проводов и оборудования, к тому же нужно следить за новым стандартом по количеству квадратных метров на больного, который теперь едва ли не строже европейских.

Общий вид: все идеально чисто, новые материалы, на стенах стекловолокно. Строительные работы ведутся строго по приказу, но цвет стен и некоторые другие детали главы отделений выбирают сами. Цвет — тоже важен: это психологический настрой.

«И бомжа сюда?» — спрашиваю. «Да, конечно, на нем же не написано, кто он. Медицинские условия для всех равны», — улыбаются врачи. Неблагополучным больным, можно сказать, очень повезло. Одна доза важного для лечения преперата может обойтись в 40 000 рублей. Возможно, для полного лечения потребуется несколько доз, и платить за это людям не придется.

Всего в отделении 30 койко-мест, 6 из них принадлежат реанимации, остальные 24 поделены на несколько палат.

Финансирование поступает напрямую из фонда ОМС, и эти медицинские стандарты финансируются оттуда. Фонд платит зарплаты с начислениями, оплачивает мягкий инвентарь, медикаменты, расходные материалы и питание пациентов. Это весь спектр обследования, начиная от определения уровня холестерина в крови. Если перевести подобные обследования на коммерческие рельсы — получится очень дорого. Три дня в реанимации заложены в помощь.

Отметим, что после положенных трех дней больной остается в больнице, пока не перестанет нуждаться в медицинской помощи. К тому же у больницы появилась возможность помочь людям и после выписки. Больных направляют в санаторий на 18 дней для реабилитации.

Удобный унитаз для больных, которые еще не могут обслуживать себя самостоятельно. О прошлом унитазе в старом отделении врачи и вспоминать не хотят, говорят, его и показывать стыдно.

Обещают, что и санитарам в новом отделении бедствовать не придется. На их зарплату наконец-то можно будет жить. За каждую «инновационную» методику, за использование в лечении новых технологий отделение будет получать от государства определенные начисления вплоть до 100 000 рублей.

Вадим Гусев:

— Идеология такова: если отделение может успешно лечить инсульты, то нам по медицинским стандартам платят определенную сумму, которая больше, чем во всех других отделениях. И эта сумма настолько больше, что с нее мы можем поддерживать вот это все. Средняя зарплата выросла на 30–40% у всего персонала и служб, с которыми они работают.

Отдельные современные душевые кабины для палат. Обратите внимание на двери: в них легко пройдет инвалидная коляска.

На момент создания репортажа новенькие палаты только готовились к приему оборудования. Его список также представляет немалый интерес. Основная причина гибели больных — неправильное дыхание, которое приносит гипоксию. Появилась дыхательная аппаратура, которая сама приспосабливается к больным, улавливает возможности больного к дыханию и адаптации. Искусственный интеллект оценивает собственные попытки пациента и предлагает пациенту самостоятельно дышать. В другом режиме — поддерживать дыхание, в третьем — раз в минуту или в полчаса приходит на помощь. Аппарат экспортного класса — прогрессивное направление в неврологии. Подобных машин здесь будет много.

Подача кислорода в больнице будет централизованной, как жилых домах — газ и отопление. Будет и интернет, но совсем не для праздных целей. Благодаря ему данные со всех мониторов будут записываться и транслироваться на компьютер врача, любые изменения будут мгновенно заметны.

Несмотря на все новшества, строительство в ГКБ 23 — все еще больная тема, ведь главный корпус больницы построен в 1968 году. «Наша больница является памятником архитектуры. Безусловно, со стороны Горздрава для расходования ведется работа. Но это не модернизационные деньги, это деньги городского бюджета», — сообщили в администрации клиники. Без согласования с Фондом защиты памятников здесь невозможна прокладка канализации, современной вентиляции, пожарная безопасность.

Однако согласовать удалось все, даже систему очистки воздуха. Все как полагается.

Небольшие зарисовки для контраста: так рабочее отделение выглядит сейчас.

Старые стены не мешали врачам развиваться. Главной проблемой медики считают все-таки не качество ремонта, а качество информирования населения. Это серьезная проблема не только для Эльмаша, но и для всего мира. Больные не знают признаков инсульта: кривая улыбка, руки опускаются, невнятная речь. Именно из-за этого происходит поздняя доставка. Трут до утра руку, и только потом вызывают скорую.

«По микрорайону скорая везет быстро, и мы через 2 минуты спускаемся в приемную. Но все равно из 680 человек только 80 обращаются в первые шесть часов, потому что им приходит в голову такая мысль. Мы проводим с школой работу, на общественных и полуобщественных началах. Но, например, в Киеве стоят на всех остановках плакаты «признаки инсульта», а у нас я такого не видел», — отмечает Вадим.

«Может быть, конечно, это первая ласточка, а может быть, ласточки больше не прилетят», — цинично говорят врачи. Однако в регионе положительный опыт уже есть — подобное отделение функционирует в Челябинске, и за год ему удалось существенно снизить уровень смертности от инсульта. А значит, и у бюджетников Екатеринбурга появился шанс ощутить себя полноценными европейцами.