Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Острая эклерная недостаточность: Яков Можаев уничтожает десерты в «La Rose»

29 января 2018, 14:58
Острая эклерная недостаточность: Яков Можаев уничтожает десерты в «La Rose»
Фото: Яков Можаев
Кафе и кондитерские искушают соблазнами десертов все сильнее. Они манят яркими витринами и чаруют разнообразием. Наш гастроном — эксперт Яков Можаев, в прошлом официант, метрдотель и повар — не может оставаться в стороне. Для того чтобы можно было гарантированно получить удовольствие от посещения таких мест, он покупает десерты, пробует и описывает во всех подробностях, не сдерживаясь в оценках и эпитетах. В новой колонке «Сладкая жизнь» на 66.RU Яков Можаев пробует эклеры в кондитерской «La Rose».

Нам не хватает красоты.

Всякий, кто уезжал от родимых завалинок в сторону Европы, чувствовал это на себе.

Вот вокруг все такое привычно-родное, серое, прямоугольное — и вдруг — всего пять часов перелета! — другой мир. Здания, возле каждого из которых хочется остановиться и разглядывать, площади, на которых так и тянет присесть на поребрик и просто поглазеть по сторонам.

Откуда все это? Все эти Парижи, Миланы и прочие Барселоны, что в них есть такого и откуда взялась вся эта красота, тревожащая душу?

А это время и мысли поколений людей, сгущенные до медовой густоты. А также фантазия, амбиции и много-много денег.

Да, и, конечно, отсутствие необходимости постоянно заботиться о том, как бы не замерзнуть. Когда за окнами поддувает таким минусом, как у нас, первые мысли всегда об отоплении. Изящество форм как-то само собой уходит на второй план.

Вот этого самого изящества и не хватает.

Поэтому, когда открываются заведения с заявкой на стиль, радующий глаз, — это всегда событие.

Про Елену Гончарову, кондитера, которая делает потрясающей красоты украшения и цветы из сахара, читал, видел фотографии работ. Когда анонсировали появление кондитерской, стало ясно, что это будет сплошная радость для глаз.

Всё именно так — радует.

В торговом центре «Европа», со стороны улицы Вайнера, расцвело нежно-розовой витриной абсолютно нездешнее кафе. Взгляд запинается о него, словно прохожие — о неровности свежеуложенного булыжника площади 1905 года. В Екатеринбурге в ходу всё больше цвета неброские и немаркие — благо диапазон от светло-серого до темно-коричневого позволяет разгуляться.

Здесь же всё в говорящем названии «La Rose». Ёлочки у входа, интерьер сквозь витрину — всё розовое. Однако снаружи это цветовое решение ещё немного приглушено, нужно зайти внутрь, чтобы почувствовать по-настоящему, где розы зимуют.

Тут «розЕ`» везде, куда ни посмотришь. Стены, прилавки, диваны со стульями — как будто попал в кукольный домик, увеличенный до размеров настоящей недвижимости.

На стеллажах — красота. В посуде, сахарных цветах, заботливо прикрытых стройными стеклянными колбами, тортах, каждый из которых можно рассматривать, как в музее. Живые цветы в отдельной прохладной витрине, коробочки, пакеты, ленточки. Дамы, в чьих сердцах живут девочки, будут бесконечно очарованы. Все прочие снимут шляпу перед единством концепции, радующей взгляд даже прожжённого скептика.

Атмосфера, девушки за прилавком — все в розовом, белые перчатки, в подсветке витрин — лепота, и за окном вроде уже и не Екатеринбург, а Париж, рю Бонапарт.

Фото: Яков Можаев

Есть у этого кукольного формата и недостатки. Столиков всего три, но если кто-то пришёл порадовать себя десертом и чашкой кофе раньше вас — повесить верхнюю одежду будет некуда.

Гардеробом является крохотный простенок около входа.

Фото: Яков Можаев

Для того, чтобы соблюсти гигиену, можно воспользоваться спиртовым средством-дезинфектором, флакон с ним стоит рядом с кассой, но вот со всем остальным — если вдруг возникнет такая необходимость — придётся идти в какое-то другое место. Туалета в заведении не предусмотрено.

Выбрав эклеры с витрины и заказав напитки — чай, кофе или горячий шоколад, — проходим за столик, сейчас принесут.

Все названия приводятся из ценников без изменений:

«Фисташка и малина»: фисташковый крем, малиновый конфитюр, фисташковый шантильи, малиновый шоколад.

«Шоколадный»: шоколадный заварной крем, золотые брызги.

«Малиновый»: малиновый заварной крем, зеркальная глазурь, сахарные звезды.

«Чёрная смородина»: черносмородиновый заварной крем и конфитюр, крем Шантильи и белый шоколад.

Все эклеры: 1 штука (100 граммов) за 160 рублей
Фото: Яков Можаев

Всё очень красиво. Смотришь, и даже немного жаль съедать — эклеры поблёскивают лаково на тарталетках-подложках и каждый хорош по-своему, а вместе — просто загляденье.

Первое святотатственное движение вилкой, как гильотиной, замирание сердца — пробуем.

Флёр наваждения немного рассеялся.

Контрольная проба. Нет, всё то же.

Ничего вокруг не поменялось, всё то же розЕ, но за окном — точно Вайнера и управление ФСБ через дорогу.

Эклеры были обыденны.

Хорошие, натуральные, но простые и будничные вкусом.

Фото: Яков Можаев

Прислушавшись к ощущениям и всмотревшись повнимательнее, стало заметно, что и тестом не очень свежи, и фисташковый шантильи успел со вчерашнего дня пообветриться. «Свежесть, свежесть и свежесть — вот что должно быть девизом всякого буфетчика».

Фото: Яков Можаев

Шоколадный простоват, не оставляет после себя никакого послевкусия, не запомнится и ночами сниться не будет.

Фото: Яков Можаев

С малиной еще удивительнее — если не знать, что это малина, вряд ли догадаешься, разве что по цвету путем перебора. Яркость вкуса садовой малины и её аромат призрачны — и надо быть экстрасенсом, чтобы уловить этот дух.

Фото: Яков Можаев

На фоне товарищей выгодно выделился только черносмородиновый эклер — в нем ягоды и лето чувствовались сполна. Но если сделать сиреневый шоколадный сноуборд потоньше, пирожному это пойдет только на пользу — раскусывать будет легче.

Общее же ощущение от эклеров — будто прилетел на машине времени в 1957-й, встретил Коко Шанель в отеле Ritz, а она, вместо рассказа о новой триумфальной коллекции твида, сообщает об утренней перебранке с водопроводчиком и дороговизне коммунальных услуг. Быт, быт.

Резюмируя:

Здорово, что такие проекты есть. Люди пытаются, пробуют, делают, и результат наверняка будет. Получилось красиво, добротно, но не так вкусно, как можно было бы представить по внешнему виду.

Очень много сил было потрачено на экстерьер, а отработке волшебства — чтобы кусь и ах! — повезло меньше.

Бутик — безусловно. Выставка достижений — налицо. Фотозона — лучше не придумаешь. Место, куда за эклерами, — пожалуй, пока нет.