Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Без вина мы не останемся». Как винный рынок переживает кризис

«Без вина мы не останемся». Как винный рынок переживает кризис
Фото: 66.RU
Владельцы екатеринбургской винотеки Win-Win — Александр Мельников, Мария Клец и Любовь Крыль — рассказывают, как санкции и курс доллара сказались на рынке вина и о том, что скоро будет на наших столах.

Алкогольный рынок России пережил испытания множеством кризисов, которые преподнесла современная история государства: дефолт, введение акцизов, серия кризисов, связанных с введением и функционированием ЕГАИС, кризис 2008–2010 годов, а в 2014-м — взлет цен на импортные вина после присоединения Крыма. Но то, что происходит сейчас, — новый формат жизни, к которой алкогольный рынок если и был готов, то лишь частично.

По данным итальянской отраслевой ассоциация Unione Italiana Vini, за 2021 год импорт тихих вин в Россию составлял 282,6 млн л. В денежном выражении — это $869,7 млн. В первой пятерке стран-поставщиков стояли Италия, Испания, Грузия, Франция и Португалия.

Подсчеты Unione Italiana Vini совпадают с оценками центра отраслевой экспертизы Россельхозбанка, который оценил потребление импортных вин в 2021 году в 390 млн л. Объем всего рынка с учетом местного производства составил 810 млн л.

То есть на 2021 год половина потребляемых вин в нашей стране — импортные. Но с развитием ситуации на Украине все новые и новые поставщики прекращают поставки в Россию. «Ожидаем, что около 30% импортного вина в этом году уйдет с нашего рынка. Причем не только по причине приостановки поставок иностранными компаниями, но и из-за роста цен и прочих ограничений», — говорит глава Роскачества Максим Протасов.

Однако, как утверждают владельцы екатеринбургской винотеки Win-Win — Александр Мельников, Мария Клец и Любовь Крыль, — все это коснется только массового сегмента.

Фото: 66.RU

— На сколько подорожали вина за последние полгода? И есть ли падение спроса на рынке Екатеринбурга

Александр Мельников: — Если сравнивать стоимость бутылки этого года и прошлого, то в среднем прайс поднялся на 15%. Половина этой цифры — ежегодное подорожание, сопоставимое с уровнем инфляции. Остальные 5–7% — удорожание из-за происходящих событий, сложностей с перевозкой и осуществлением денежных операций. Но в целом это не критично для покупателя. Если раньше он покупал вино за 1400 рублей, то сейчас — за 1600. На фоне роста цен на другие категории товаров — это не такая серьезная сумма.

Мария Клец: — В основном растут цены на вина из сегмента масс-маркета: крупные компании выводят бизнес из страны. Но фермерам и маленьким винным хозяйствам — не до политики. Они делают вино и главное, во что верят в жизни, это органика, биодинамика, лунные фазы. Все что угодно, но не политика. Мы в Win-Win как раз специализируемся на органических и биодинамических винах от небольших производств и считаем их более качественными, потому что они производятся более экологичным, ручным, трудом и без использования химических удобрений.

Фото: 66.RU

— После роста цены на 15% и вследствие экономического кризиса в стране просел ли сегмент премиум напитков, где изначально бутылка вина стоила от 30 тысяч рублей?

Любовь Крыль: — Дорогие вина как покупали, так и продолжают покупать. Да, гораздо выше, чем на 15%, поднялись цены на вина региона Шампань. Но ведь и им есть альтернатива: прекрасные креманы, которые не уступают по качеству Шампани.

Вы утверждаете, что Win-Win не работает с масс-маркетом, а специализируется на маленьких винодельнях. Нет ли страха, что эти маленькие бренды тоже окажутся под гнетом жестких санкций и эта история о том, что они «про фазы луны, а не про политику», закончится?

Мария Клец: — Даже если это произойдет, то виноделие Крыма и Краснодарского края развивается высокими темпами. И там тоже есть маленькие винодельни. Самое популярное российское вино в нашей винотеке стоит 7770 рублей. И мы в Win-Win фиксируем увеличение cпроса на нашего производителя. Но должно пройти время, чтобы люди перестроились с европейских вин и начали пить местное. Да и самому ему нужно время, чтобы производители вырастили лозы и отработали стабильный продукт.

Любовь Крыль: — Если говорить про страны Европы, то там вином занимаются сотни лет. История российского вина началась только в 2000-х. При этом у нас было много политических потрясений, которые влияли на качество напитка, и не в лучшую сторону. Только сейчас наше виноделие стало восстанавливаться и давать первые успешные плоды.

Даже если Евросоюз или сама Россия наложат полное эмбарго на поставки европейских вин, совсем без вина мы не останемся — будут Чили, Аргентина, Уругвай, ЮАР, Новая Зеландия, дружественная Бразилия, Турция, Тунис, Индия, Китай, Сербия, а также Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Армения, Грузия.

Фото: 66.RU

Кубанские и крымские виноделы считают, что сокращение импорта является хорошим шансом для их продукта, чтобы занять место на полках магазинов и торговых сетей. Какой процент полок Win-Win занимает сегодня российское вино?

Мария Клец: — Около 10% из 10 000 бутылок, которые представлены у нас. Хотя ассортимент постоянно меняется: регулярно появляется что-то новое, но остается база: культы, от которых никуда не уйти, знаковые вина. Мы выбираем вино по качеству, поэтому Win-Win легко можно сравнивать в подходе к ассортименту с лучшими винными барами мира.

Александр Мельников: — Если говорить про российские вина, то с ростом курса они тоже подорожают, но в меньшей степени, чем иностранные. Дело в том, что российский производитель привязан к импортному оборудованию, бутылкам, пробкам, этикеткам, упаковке. Причем не только производство, но и само выращивание зависит от импортных продуктов: например, средства защиты растений, которые производятся зарубежными концернами.

Фото: 66.RU

Согласно исследованиям за 2021 год, средняя стоимость бутылки вина в России составляет 3 доллара. То есть даже если учитывать средний курс прошлого года — 73,6 рубля, — то получается, что в среднем бутылка вина стоит 210 рублей. Это реальный прайс?

Мария Клец: — Возможно, это винный напиток, который продается в продуктовых и алкомагазинах, не самого высокого сегмента. В Win-Win цены начинаются с 450 рублей и доходят до 95 тысяч, но средняя стоимость вина составляет 3 тысячи. Такая цифра сформировалась за счет представленных у нас мировых культов и лимитированных вин, за которыми люди охотятся. Были случаи, когда к нам специально прилетали люди из Санкт-Петербурга и Москвы за определенными бутылками, которых нет в их городе.

Любовь Крыль: — Правда, увозили они далеко не одну бутылку. Дело в том, что Win-Win работает по формату, схожему с Cash & Carry. Он подразумевает оптовые цены при покупке от шести бутылок. При этом это могут быть разные напитки от разных производителей, и даже разного объема. У нас и ценники смоделированы так, что есть розничная цена, а есть оптовая. Это удобно, и этим мы сильно отличаемся от коллег по цеху, потому что мы предлагаем не только интересные цены, но и даем возможность людям пробовать и экспериментировать, открывать для себя новое. Мы отчасти решаем ту же задачу, что и винные бары: показываем, помогаем и говорим то, что нужно развивать вкус и дальше.

Фото: 66.RU

Как будет развиваться дальше сам Win-Win?

Александр Мельников: — Win-Win — молодой проект и он нуждается в доработке. Сейчас основной акцент сделан на развитие сайта, где будет представлен не только весь ассортимент магазина, но и будет возможность заказать вино, которого на данный момент у нас нет в наличии. Если у нас здесь 10 000 бутылок, то на сайте будет порядка 30 000. В дальнейших наших планах — продажа франшизы, выход в новые города и регионы.

А что ждет уральский рынок винных магазинов в целом? Ведь за 10 лет, когда в городе появились первые лавки, их стало столько, что рынок уже кажется переполненным.

Мария Клец: — Развитие рынка отзывается на спрос. Сейчас все больше людей разного возраста и достатка обращаются к вину, отходя от крепкого алкоголя. Во многих барах города уже представлена приличная винная карта.

На становление рынка вина сильно влияет и развитие рынка гастрономии. В Екатеринбурге число ресторанов растет не по дням, а по часам. Интересная и новая еда развивает вкус, у людей меняется запрос к пище, а следом меняется и отношение к алкоголю.

Любовь Крыль: — Екатеринбург во многом повторяет этапы развития Санкт-Петербурга и Москвы. Винный бум у них случился еще в 2015 году. Теперь он дошел и до нас.