2 февраля 2010, 09:06

Выбор редакции

Михаил Хазин: Давос прощается с легендами

Но никаких внятных идей о том, как жить дальше, что-то не рождается.

В Швейцарии, в Давосе, идет очередной экономический форум, который собирает наиболее активную бизнес- и административную элиту современного мира. Сегодня перед ней стоит особо серьезная проблема: легенда о восстановлении мировой экономики, которой питался Давос в прошлом году, заканчивается, а никаких внятных идей о том, как жить дальше, что-то не намечается. И здесь возникает два вопроса. Первый: как же так, такие «большие» дядьки, у них столько денег, как они допустили, что их тупо «разводят» и не дают всерьез говорить о самой насущной для них проблеме. Второй — делать-то что?

На первый вопрос ответ простой, хотя и неприятный. Не секрет, что любым обществом управляют элиты, которые достаточно неоднородны, но вынуждены находить в рамках своих межэлитных отношений некоторый консенсус. И если какая-то часть элиты обеспечивает и всему обществу, и всей остальной элите некоторые «пироги и пышки», то она имеет право на бОльшую долю власти и ресурсов в рамках этого консенсуса. Разумеется, «имеет право» это не значит, что имеет в реальности, но, в общем и целом, это общее правило.

Так вот, последнее десятилетие такой «первой среди равных» частью мировой элиты была элита финансовая. Поскольку именно она обеспечивала и рост спроса в мировой экономике, и стабильное развитие, и, как следствие, устойчивые прибыли. И, соответственно, получала она тоже больше всех. Сегодня ситуация меняется, а значит, перед мировой финансовой элитой стоит задача сохранить полученные привилегии в условиях, когда выполнять те задачи, за которые она это все получила, стало невозможно...

Одним из выходов в такой ситуации является максимально «забалтывать» вопрос о кризисе, не говорить по существу (а то сразу станет понятно, что больше таких прибылей не будет, а будет долгий и мучительный спад), а наоборот, изображать наигранный пессимизм. При этом в качестве «экспертов» по кризису выставлять своих, многократно проверенных «товарищей», которые эту программу и будут качественно исполнять, используя всю мощь, стоящую за мировой финансовой элитой.

Разумеется, бесконечно играть в такие «игры» на фоне продолжающегося кризиса не получится, но протянуть еще какое-то время, как мы видим, вполне возможно. Тем не менее, что-то говорить все-таки надо, и говорить будут не только представители (явные или неявные) финансовой элиты. Именно эти последние и озвучили на уже начавшемся форуме в Давосе и даже до его начала некоторые тезисы, которые финансовой элите явно понравиться не могут. Речь, в первую очередь, идет о тезисах Обамы о разукрупнении банков, ограничении их возможностей по спекуляциям, особенно чужими деньгами (то есть реинкарнации принятого еще при Рузвельте закона Гласа-Стигала, отмененного в конце 90-х) и так далее.

Разумеется, представители финансовой элиты встретили эти предложения, что называется, «в штыки», упирая, в частности, что у Европы «свой путь». Однако элегантно и внятно суть этих новаций сформулировал глава Европейского Центробанка Жан-Клод Трише, который отверг мысль о различиях в подходах по разные стороны Атлантики, заявив, что предложенные США реформы «уместны и интересны» и преследуют те же цели, что и меры, принимаемые в Европе.

«Они направлены в ту же сторону, что и наши, а именно, к тому, чтобы заставить банковский сектор сосредоточиться на финансировании реальной экономики, что является их главной ролью»,— сказал он. Однако глава ЕЦБ призвал к сотрудничеству для того, чтобы избежать пробелов при создании единой международной финансовой системы.

С кем и как сотрудничать — вопрос действительно интересный, поскольку ожидать от финансовой элиты поддержки таких реформ достаточно глупо. С другой стороны, если она будет уж слишком усердствовать, то могут появиться и более брутальные предложения, типа «налога Тобина», то есть оборотного налога на все спекулятивные транзакции. Премьер Великобритании Браун уже на эти темы высказывался, и хотя он в преддверии выборов не совсем адекватен, слово — не воробей, вылетело — не поймаешь.

Отметим, что лидеры банковского мира понимают, что в том или ином виде неприятных вопросов не избежать, из-за чего, скорее всего, некоторые из них, например, глава JPMorgan Chase Джейми Даймон, отказался участвовать в Давосском форуме. Впрочем, может быть, и зря, поскольку критика сама по себе не так уж и страшна. Куда страшнее конкретные и осмысленные предложения, а их пока не видно, поскольку до сих пор в мире нет внятного и четкого понимания происходящих в экономике процессов.

В этом смысле у России теоретически могло бы быть преимущество, поскольку теорию кризиса российские экономисты разработали еще в начале 2000-х годов, однако мы пока это преимущество использовать отказываемся. Это естественно, поскольку мировая финансовая элита контролирует экономическую политику и в нашей стране, однако пора уж с этим безобразием кончать, дабы не оказаться опять в самом хвосте всего человечества.

Справка. Европейский центральный банк был образован в 1998 году из центральных банков 11 стран ЕС, входящих в еврозону (Германия, Испания, Франция, Ирландия, Италия, Австрия, Португалия, Финляндия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Греция, которая ввела евро с 1 января 2001 года, стала двенадцатой страной зоны евро.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.