1 октября 2009, 17:03

Выбор редакции

Подъем или стагнация

В 2009 году участники финансового рынка сосредоточились на собственном выживании

Российская финансовая система медленно, но верно преодолевает последствия кризиса. Правда, на ее клиентах из числа предприятий и граждан это почти не отражается. Средства банков вместо кредитования идут на укрепление собственных балансов, страховщики ищут возможности, где это возможно, сократить выплаты, а фондовый рынок надолго потерял доверие неквалифицированных инвесторов. Полноценного подъема можно будет ожидать, когда игроки убедятся, что вторая волна им не угрожает.

Валютный фон

После шока, который испытал на себе финансовый сектор, начало 2009 года не принесло ожидаемого облегчения. Январь ознаменовался продолжением падения рубля. Всего за месяц доллар вырос на 6 рублей – с 30 до 36. Правда, после того, как глава Центробанка (ЦБ) Сергей Игнатьев объявил, что платежный баланс обрел равновесие и закрепился в положительной зоне, что исключало базовые причины для дальнейшего падения рубля, валютный курс стабилизировался. Объявленный коридор для валютной корзины – от 26 до 41 рубля – имел скорее психологическое значение, указывая границы для игры спекулянтов.

Их безуспешные попытки испробовать ЦБ на прочность продолжались весь февраль, после чего рубль начал укрепляться, достигнув в сентябре годовых максимумов. По словам министра финансов Алексея Кудрина, равновесным для российской экономики является курс доллара на уровне 34 рубля. Однако эксперты уверены, что для достижения таких уровней регуляторам придется возобновить серьезные покупки валюты.

"На мировом валютном рынке доллар будет ослабевать вплоть до второго квартала 2010 года, так американские производители заинтересованы в дешевом долларе", – уверен аналитик "БКС Экспресс" Андрей Диргин.

После бури

К весне, когда рост рубля возобновился, участники финансового рынка – банки, пенсионные фонды, а также страховые и инвестиционные компании – могли оценивать результаты стремительного падения рынков в последнем квартале 2008 года. Несмотря на то что финансовые потери оказались велики, накопленный в период роста запас прочности и меры правительства и Центробанка позволили обойтись без крупных банкротств. Те два десятка банков, которые из-за рискованной политики оказались не в состоянии исполнить свои обязательства (крупнейшие – Связь-банк, "КИТ Финанс", банк "Глобэкс" и ВЕФК), были выкуплены государственными структурами в сентябре – октябре и проходят процедуру санации.

Проблемы остальных были локализованы при помощи средств ЦБ, который оперативно расширил инструментарий рефинансирования и не допустил нового кризиса ликвидности.

Кроме банков нелегко пришлось и инвестиционным компаниям, которые не имели поддержки ЦБ, но при этом являлись активными игроками на рынке репования. Тем не менее крупнейшие игроки выжили и здесь, найдя источники финансирования либо через дочерние или материнские банки, имеющие доступ к кредитам Банка России, либо через привлечение средств инвесторов (так, например, поступил "Ренессанс Капитал", акционеры которого продали 50% инвесткомпании Михаилу Прохорову, и "Тройка Диалог", вступившая в альянс с южноафриканским Standard bank).

Остальные секторы финансового рынка – страховщики и пенсионные фонды – начали подсчитывать потери только во второй половине текущего года. Для первых это было связано с цикличностью бизнеса, так как обычно страховые договоры заключаются на год и до необходимости их возобновления больших потерь, кроме текущих выплат, не предвидится. Соответственно, то, какие расходы предпочтут сократить пострадавшие от кризиса клиенты страховщиков, до истечения срока старого договора предсказать очень сложно.

Что касается пенсионных фондов, то у них просчитать величину потерь было затруднительно. Их активы инвестировались управляющими компаниями на условиях возвратности или гарантированной доходности, и потому после подведения итогов года неизбежны были судебные иски, так как убытки от инвестирования многие управляющие компании возместить не могли.

В ожидании второй волны

Основной проблемой для российской экономики, и в том числе для финансового сектора, в первой половине 2009 года оказалось кардинальное сокращение кредитного предложения. Инфляция, сохраняющаяся в России на слишком высоком уровне по сравнению с другими крупными экономиками, не позволяла снизить стоимость денег до приемлемого для заемщиков уровня. До начала второго квартала ставка рефинансирования ЦБ держалась на рекордном для последних лет уровне 13%, а средневзвешенная ставка банков по кредитам нефинансовому сектору в январе достигла 17,1%.

Но и за такую цену получить кредит как предприятиям, так и физическим лицам было очень сложно. С 2008 года банки сильно ужесточили оценку заемщиков, большинство из которых не могли привлечь средства даже под залог еще недавно наиболее надежного актива – недвижимости. Снижающаяся потребительская активность и неустойчивое финансовое положение большинства предприятий сделали слишком высоким риск невозврата. В отношении прежних заемщиков этот риск уже реализовывался, что вылилось в увеличение доли проблемных кредитов.

По словам начальника аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максима Осадчего, банковский сектор понес огромные потери из-за стремительного роста плохих долгов, причем рост просроченной задолженности продолжается и сейчас.

По словам председателя правления банка ВТБ24 Михаила Задорнова, в августе темпы прироста просроченной задолженности по общему кредитному портфелю 30 крупнейших банков составили 8,5%, по кредитам юрлицам – 9%, по физлицам – 5%. "Это чуть меньше, чем было в мае, но, к сожалению, существенного замедления не отмечается. Перелома не произошло", – отметил он.

Естественно, это не добавило банкирам желания возобновить кредитование: с гораздо меньшими потерями можно было заработать деньги на фондовом рынке, который почти все первое полугодие, до начала лета, непрерывно рос, восстанавливаясь после прошлогоднего падения. С 1 января до 1 июня индекс ММВБ прибавил 94%, индекс РТС – 87%.

Кроме того, заявления ряда ключевых банкиров и экономистов о неизбежности второй волны финансового кризиса и необходимости формирования "подушки безопасности" в виде капитала и резервов на возможные потери заставили банки всю полученную прибыль тратить на собственную финансовую безопасность. В итоге на 1 августа портфель кредитов нефинансовым организациям вырос всего на 2,4%, а объем потребительских кредитов снизился на 8,3%.

Почти без позитива

Эксперты выделяют несколько ключевых моментов развития кредитных организаций с начала 2009 года. Так, впервые реально заработала система рефинансирования Банка России, были созданы инструменты, которых рынок ждал уже давно. Впрочем, как признает первый зампред правления Москоммерцбанка Людмила Лебедева, негатива было существенно больше. Кроме сокращения кредитования она назвала существенное замедление притока вкладчиков. Только то, что банки сильно подняли ставки по депозитам, смогло уравновесить ситуацию. Однако 12% роста совокупного объема вкладов к началу августа по сравнению с предыдущими годами выглядят провалом.

Еще одна заметная тенденция – усиление банков с госучастием. По словам Максима Осадчего, частные банки с сожалением констатируют, что именно эти банки имели наилучший доступ к госресурсам.

"Хотелось бы отыскать побольше позитивных моментов, но пока проблемы в банковском секторе остаются очень серьезными, и ожидать возвращения темпов роста на докризисный уровень не приходится ни в этом, ни в следующем году", – резюмирует эксперт фондового центра "Инфина" Вероника Чекина.

Страшно, аж жуть

В страховом секторе падение сборов стало заметно только в текущем году: сказывался рост первых восьми докризисных месяцев 2008 года. Зато итоги первого полугодия заставили страховщиков заговорить о глобальных проблемах развития рынка. За первые шесть месяцев страховщики собрали на 8% меньше, чем за аналогичный период года прошлого. Между тем выплат было сделано на 23% больше.

На печальной статистике сказались финансовые трудности не только частных граждан, но и крупных корпоративных клиентов, снижающих издержки за счет страхования. Кроме того, по оценкам компаний, объемы мошенничества возросли в первом полугодии на 20—60%. Если раньше обмануть страховую компанию пытался в среднем каждый десятый клиент, то теперь – каждый седьмой.

Из-за всего этого компании вынуждены искать новые источники финансирования. Те, кто специализировался на корпоративных видах страхования, увеличивают долю схем по минимизации налогов. Это отбрасывает рынок на несколько лет назад, когда страховые компании называли "стиральными машинками".

Другие страховщики увлекаются розницей, которая из-за высоких комиссионных посредникам не может быть прибыльной. В результате такие компании начинают выплачивать старым клиентам из премий по новым договорам, превращаются в пирамиды и уходят с рынка. С начала года лицензий лишились 14 страховщиков ОСАГО. Теперь страховщики ждут продолжения кризиса и сопровождающей его негативной тенденции.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.