Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

12 месяцев

16 сентября 2009, 11:09
Новости партнеров
Кризис в высказываниях российских чиновников и банкиров

На этой неделе Россия может смело праздновать годовщину кризиса, который, как надеялись власти, должен был обойти стороной «островок стабильности». Именно так называли страну наши чиновники даже тогда, когда в наиболее экономически развитых государствах власти уже вынуждены были принимать экстренные меры для спасения финансовых систем.

В Россию кризис, действительно, пришел позднее. Гром грянул 16 сентября 2008 года, когда рухнул отечественный фондовый рынок, а руководители страны в пожарном порядке стали обсуждать, что же делать дальше. Между тем первые признаки того, что России не удастся избежать экономических потрясений, появились еще в августе. Только в дни боевых действий в Южной Осетии отток капитала из страны составил 7 млрд долларов.

За год кризиса произошла настоящая переоценка ценностей в банковской системе и ее роли в экономике страны. Считавшаяся прежде престижной и высокооплачиваемой профессия банкира оказалась девальвирована. Речь не только о резком падении зарплат, бонусов и премий, но и о массовом сокращении персонала банков. Такое количество банковских служащих оказалось стране сейчас просто ненужным.

Изменилось отношение людей к долгам. Банки, которые несколько лет приучали население к жизни в кредит, не только перестали выдавать займы, но и столкнулись с проблемой возврата уже выданных. Перед тысячами ипотечников возникла реальная угроза лишения своего жилья.

Плохо стало и самим банкам. После краха Lehman Brothers стало очевидно, что правило ’Too big to fall’ (слишком большой, чтобы упасть) в нынешний кризис уже не действует. Это подтвердилось и в России в судьбе «Глобэкса», Связь-Банка, «КИТ Финанса». На поддержку только этих банков уже потрачены десятки миллиардов рублей. Оценить же реальную стоимость спасательной операции до сих пор невозможно, так как их санация пока не завершена. А на помощь всей банковской системе были выделены триллионы рублей.

Кризис заставил переоценить степень прочности национальной валюты. После резкой девальвации в 1998 году власти в течение десяти лет пытались улучшить имидж рубля. Причем вполне успешно, поскольку из-за притока капитала в страну курс рубля к бивалютной корзине рос. Однако резкое снижение цен на нефть, достигавших летом 2008 года невероятных 147 долларов за баррель, показало, насколько рубль зависим от мировой сырьевой конъюнктуры и как мало верят в его стабильность и банкиры, и люди, далекие от финансовой системы.

В этом пришлось убедиться властям, когда в конце 2008 года выяснилось, что миллиарды государственных рублей, направленных на поддержку ликвидности банков, были немедленно конвертированы ими в доллары и евро. Так банки страховали риски от казавшейся им неизбежной девальвации рубля. И она последовала.

До сих пор не утихают споры о том, нужна ли была плавная девальвация, на которую пошли власти, или лучше было ослабить рубль резко. Оправдывая плавную девальвацию, первый заместитель председателя ЦБ Алексей Улюкаев утверждал, что в противном случае у людей пропало бы доверие к рублю. Тем не менее в последние месяцы снова стали циркулировать слухи о второй волне девальвации рубля ради стимулирования испытавшей резкий спад российской промышленности.

Национальная банковская система устояла, более того, власти обещают, что второй волны кризиса не будет. Но при этом очевидно, что банки стали еще больше зависимы от государства, что банкиров, получивших господдержку, фактически заставляют кредитовать безнадежно убыточные предприятия и не требовать от них возврата прежних займов.

Пожалуй, главное, чему пришлось учиться России у кризиса, — умение считать деньги. И государству, и банкам казалось, что денег в стране много, что суверенных фондов хватит надолго, что золотовалютные резервы практически безграничны. Оказалось, что весь этот «золотой запас» легко тратится в считаные месяцы и годы. Россия впервые в ХХI веке вступила в эпоху бюджетного дефицита. Это умение считать деньги и осознавать, что они могут исчезнуть в любой момент, еще явно пригодится и банкирам, и чиновникам, и нам с вами.

За 12 месяцев кризиса люди, от которых зависит прочность финансовой системы, говорили разные, порой взаимоисключающие, вещи. В их словах звучали растерянность и надежда, пессимизм и оптимизм. Теперь по этим словам можно восстановить картину того, как страна пережила первый год самого большого экономического кризиса в новейшей истории человечества.

2008 год

Сентябрь

«Нет сомнений, что мы спокойно пройдем эти явления в мировой экономике. Мы не сомневаемся, что те подушки безопасности, которые были созданы ранее, сработают. Мы также изучаем возможность применения долгосрочных инструментов влияния Центробанка».

Премьер-министр Владимир Путин

«Для простых граждан ситуация не меняется, самый большой риск — инфляция, ситуацию с которой, я надеюсь, удастся нормализовать в ближайшие полгода».

Министр финансов Алексей Кудрин

Октябрь

«У нас, слава богу, есть сложности. Но нет, слава богу, кризиса».

Премьер-министр Владимир Путин

«То изобилие, которое мы имеем, завершается. Скорее всего, 2008 год будет пиковым по добыче нефти и газа в нашей стране. Больше таких доходов не будет. В этом смысле мы проходим исторический рубеж».

Министр финансов Алексей Кудрин

«Мы понимаем, что нарушаем Гражданский кодекс, согласно которому граждане имеют право забрать свои средства из банка в любой момент. Но ни один банк не в состоянии одномоментно досрочно выдать столько вкладов без риска ухудшения своего финансового состояния».

Вице-президент банка «Глобэкс» Эмиль Алиев

«При таком объеме золотовалютных резервов курс будет стабильным. Спекулянты на валютном курсе будут очень сильно разочарованы».

Министр финансов Алексей Кудрин

Ноябрь

«Я вижу определенный плюсик: кризис как начался как глобальный, может быть, он так и закончится достаточно быстро во всех странах».

Президент Дмитрий Медведев

«Российские государственные деньги должны работать в России, а любой ведомственный корпоративный экономический эгоизм должен жестко пресекаться».

Премьер-министр Владимир Путин

«Отток вкладов в ноябре если будет, то будет гораздо ниже, чем в октябре, а по ряду банков будет приток».

Директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский

Декабрь

«Граждане, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, то есть те, кто потерял работу и зарегистрировался в службе занятости или столкнулся с резким падением своих доходов в связи с сокращением объемов деятельности их предприятий, должны получить возможность отсрочки платежей как по процентам, так и по основному долгу ипотечных кредитов в 2009 году».

Премьер-министр Владимир Путин

«Дмитрий Анатольевич, мы можем доложить вам, что решения, которые были приняты, исполнены в полном объеме, но денежные средства до потребителей, до промышленных потребителей не дошли».

Первый вице-премьер Игорь Шувалов на встрече с президентом Дмитрием Медведевым

«Мы десять лет крепили доверие к рублю, и вот взять и сказать, что мы с этим рублем можем проделывать самые разные штуки, только потому что мы не хотим тратить цифру резервов… Мы такого делать не будем».

Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев

«Если человек потерял доходы в связи с сокращением его рабочего места или его доходы резко снизились, то при предоставлении соответствующего документа с работы наши территориальные банки и отделения Москвы могут предоставлять отсрочки и рассрочки от полугода до года на период, пока не восстановится доход».

Президент Сбербанка Герман Греф

2009 год

Январь

«Я убежден, что наши действия по расширению коридора колебаний курса рубля не есть девальвация. Это именно перемещение границ курсовых колебаний».

Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев

«Мы дали время, прежде всего банкам, погасить задолженность, нарастить активы, откупить еврооблигации, может быть, накопить валюту, чтобы избежать потерь в случае резкой валютной девальвации. Часть международных резервов ушла на адаптацию к новым условиям. Я считаю, что мы сделали все правильно».

Председатель ЦБ Сергей Игнатьев

Февраль

«Нужно быть готовым к трехлетнему кризису, а в 2010 году, может быть, мы увидим более далекую линию горизонта. Что будет в 2009 году, ничего комментировать не нужно, всем и так понятно, что это — понижающий тренд. Но нужно готовиться, что и в 2010, и в 2011 году не будет роста, а будет стагнация».

Президент Сбербанка Герман Греф

«То, что тяжелая экономическая ситуация будет развиваться, и то, что мы будем в эту ситуацию втянуты, нам было совершенно очевидно. Мы понимали, что это рано или поздно случится. В сентябре мы понимали, что стоим на пороге разрушения национальной банковской системы».

Первый вице-премьер Игорь Шувалов

Март

«Мы ожидаем в ближайшее время вторую волну кризисных явлений в финансовой системе, связанную с невозвратом кредитов реальным сектором. Кто-то держался до последнего, ждал оживления рынка. Но подобные надежды не оправдались, и в ближайшее время серьезных оснований для роста спроса на продукцию реального сектора нет».

Министр финансов Алексей Кудрин

Апрель

«Нужно помнить одну простую истину в экономике: то, что само не стоит, долго поддерживать нельзя. Мы сегодня фактически перекладываем риски реального сектора на банки, в которых эти риски и так накоплены в громадном количестве».

Президент Сбербанка Герман Греф

«На мировой войне под названием «финансовый кризис» банки и сами банкиры становятся, по сути, штрафбатом».

Президент ВТБ Андрей Костин

Май

«Сегодня, к сожалению, складывается ситуация, когда суды начинают принимать иски компаний против банков с каким-то пересмотром в условиях кредитных договоров. Мы, вы знаете по газетам, столкнулись с такими случаями с «Базэлом». И в регионах все банки сейчас говорят, что по ипотеке начинается масса судебных исков против банков от заемщиков. И суды традиционно встают, по нашей социалистической ментальности, на сторону заемщика».

Президент Альфа-Банка Петр Авен

Июнь

«Имея в виду, что государство предоставляет ресурсы, прошу первого заместителя руководителя правительства Игоря Шувалова вместе с руководителями финансовых учреждений эту работу контролировать, и до того, как она будет поставлена должным образом, прошу руководителей финансовых учреждений летние отпуска не планировать».

Премьер-министр Владимир Путин

«И я купил акции банка — такой же лох».

Президент ВТБ Андрей Костин

«После кризиса сможем начать платить нормальные зарплаты персоналу».

Президент Сбербанка Герман Греф

Июль

«Нынешние поправки в закон ввели второй этап капитализации банков — выдачу субординированных кредитов с пропорцией «на 1 рубль кредитных ресурсов акционеров — 3 рубля кредитных ресурсов государства». Таким образом мы еще на несколько сотен миллиардов имеем возможность укрепить капитал данных учреждений, причем это длинные деньги».

Министр финансов Алексей Кудрин

«По 66 банкам возбуждены уголовные дела в отношении руководителей, менеджеров и акционеров по факту преднамеренного банкротства или нанесения убытков».

Первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников

«Есть все основания рассчитывать на то, что в течение 2010 года мотор нашей экономики все же начнет набирать обороты».

Премьер-министр Владимир Путин

Август

«Не будет никаких вторых волн. Я думаю, и глобально, и национально мы на стадии восстановления. Восстановление будет долгим, тяжелым, с высокой волатильностью, с краткосрочными спадами, но это будет восстановление».

Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев

«Наша экономика находится в очень тяжелом состоянии. Чтобы помочь промышленности, нужна, на мой взгляд, кардинальная мера, надо резко — на 30—40% — девальвировать рубль. От этого выиграют все — продукция станет конкурентоспособной, выиграют люди — заводы заработают, появятся рабочие места, выиграют банки — начнут поступать долги от предприятий. Ну и долги предприятий обесценятся, потому что девальвация сопровождается инфляцией».

Депутат Госдумы Анатолий Аксаков

Сентябрь

«Я считаю, что политика ЦБ и денежных властей в течение кризиса была очень эффективна. В целом банки получили необходимую поддержку».

Президент Альфа-Банка Петр Авен

«Коридор 26—41 рубля к бивалютной корзине в принципе умозрительный. Реальные колебания происходят совсем в другом интервале. Решимся ли мы на отмену официального коридора? Наверно, решимся».

Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев

«Мы достигли так называемого дна кризиса и начинаем отталкиваться от него вверх».

Министр финансов Алексей Кудрин