Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Алексей Тимофеев, НАУФОР: государству фондовый рынок не нужен

9 ноября 2012, 09:00
интервью
Алексей Тимофеев, НАУФОР: государству фондовый рынок не нужен
Фото: Ирина Баженова для 66.ru
В правительстве активно обсуждается вопрос по созданию мегарегулятора финансового рынка. Если эти функции будут переданы в ЦБ, на развитии фондового рынка в России можно будет ставить крест, считает предправления Национальной ассоциации участников фондового рынка.

Правительство всерьез озаботилось вопросом контроля за фондовым рынком. Надзор Федеральной службы по финансовым рынкам чиновникам кажется недостаточным. ФСФР предлагается устранить вовсе, а контрольные функции за небанковскими финансовыми институтами передать Центральному банку. Участникам фондового рынка работать под «опекунством» ЦБ не хочется.

Нам удалось узнать у председателя правления Национальной ассоциации участников фондового рынка Алексея Тимофеева, какие версии создания мегарегулятора для финансового рынка обсуждаются в правительстве и что в итоге будет с нашим фондовым рынком.

— В начале текущей недели на заседании «Открытого правительства» обсуждался вопрос, кто будет регулировать фондовый рынок. Вы принимали участие в этом обсуждении, расскажите об итогах.
— Сейчас обсуждается три варианта финансового надзора. Первый — передача всех полномочий ФСФР в ЦБ, второй — усиление надзорных функций ФСФР и третий, компромиссный вариант, создание агентства при ЦБ. Вице-премьер Шувалов, скорее, склоняется к первому варианту, и нам его позицию переломить пока не удалось.

— А нужно? Что плохого в передаче надзорных функций Центробанку?
— На мой взгляд, передавать все полномочия регулятора Центральному банку было бы серьезной ошибкой. Мы получим конфликт интересов внутри самого ЦБ. В чем функция ЦБ? Обеспечивать стабильность финансовой системы. Поэтому любые небанковские финансовые компании, их развитие будет даже не второстепенным, а третьестепенным делом для ЦБ. Боюсь, что это не лучшим образом скажется на рынке.

Кроме того, не нужно забывать о том, что сам Центробанк является активным участником финансового рынка, собственником крупнейшей российской фондовой биржи. В этом качестве он не может исполнять роль органа, надзирающего за рынком. Он слишком влияет на рыночное поведение своих дочерних структур.

Передавать все полномочия регулятора Центральному банку было бы серьезной ошибкой.

— Что случится, если ФСФР все-таки будет ликвидирована, а ее функции перейдут Центральному банку?
— Примитивизация и банкизация финансового рынка. Мы добьемся того, что нормально на финансовом рынке смогут работать только банки. Это будет шагом назад.

— Может, передача контрольных функций в ЦБ, напротив, поможет привлечь частных клиентов на рынок? Ведь в банки, контролируемые ЦБ, люди не боятся нести свои деньги, а фондового рынка опасаются.
— Вы думаете, рост банковского рынка — это признаком успеха контролирующих органов? Нет, это не так. Это результат регулятивных диспропорций. Значение небанковских финансовых институтов и небанковских финансовых продуктов недооценивается, более того — дестимулируется. Это дискриминация.

Доходы по банковским депозитам в пределах ставки рефинансирования плюс 5% освобождаются от налогообложения. Если вы владеете недвижимостью более трех лет, то при продаже также не платите подоходного налога. Если же вы приобретаете акции, то вам придется заплатить налог на весь доход, который получите при их реализации.

Во-вторых, каждый вкладчик знает: если банк обанкротится, то ему вернут все или почти все деньги, которые он хранил в банке. Это результат создания Агентства по страхованию вкладов. Мы уже неоднократно предлагали создать компенсационный фонд, как в большинстве стран мира, который бы защищал граждан, инвестирующих на фондовом рынке от потери средств.

Чтобы частный инвестор вышел на фондовый рынок, нужно сделать всего две вещи: ввести налоговые льготы и создать компенсационный фонд по аналогу Агентства страхования вкладов.

Конечно, никогда не будет так, что страховаться будут рыночные риски. Мы должны понимать, что это рынок, и каждый здесь рискует потерять часть вложенных средств. Это должна быть страховка не от инвестиционных рисков, а от недобросовестности фондовых посредников. Но такого фонда до сих пор нет.

Дело, как видите, не в ЦБ. Если б нам удалось предложить убедительные налоговые льготы для граждан, инвестирующих на фондовом рынке, и создать компенсационный фонд, то мы наверняка увидели бы резкий рост интереса населения к инвестициям. Передача контроля за рынком в ЦБ этому делу не поможет.

— А мегарегулятор вообще нужен? К чему тогда эта революционная реформа?
— На мой взгляд, объяснить необходимость этой реформы можно только одним единственным обстоятельством — отсутствием пруденциального надзора в отношении небанковских финансовых организаций. Эта проблема действительно требует решения, чтобы дать государству явственное представление о системных рисках на финансовом рынке и о положении каждого института, является он банком или нет.

Есть бездна экспертных советов, мы пытаемся донести свою точку зрения. Нас слушают, но не слышат. Как будто это позорно, унизительно для чиновников — согласиться с мнением рынка.

— Что мешает создать на фондовом рынке аналог АСВ и ввести налоговые льготы? Участники рынка, я так понимаю, готовы. Нет политической воли?
— По-моему, наше государство еще само до конца не определилось с тем, на самом ли деле ему нужен международный финансовый центр, нужен ли финансовый рынок, или воспринимает его, скорее, как рынок банковский, недооценивая другие его сектора.

Есть бездна экспертных советов, мы пытаемся донести свою точку зрения. Нас слушают, но не слышат. Как будто это позорно, унизительно для чиновников — согласиться с мнением рынка. А жаль.

Вот и получается, что люди у нас вкладываются в депозиты и недвижимость. А что еще остается? Больше просто нет ничего! И большой вопрос к государству — будет ли.

Фотографии: Ирина Баженова для 66.ru