Раздел Авто
4 апреля 2011, 12:00

VIP-Тест Андрей Трухин: Спортсмен и сервисмен

Сегодня мы беседуем с уральским раллистом, обладателем Кубка России Андреем Трухиным.

— Андрей, начнем с популярного журналистского вопроса: как вы пришли в автоспорт?
— В автоспорт я пришел, конечно, благодаря отцу, он у меня занимался трековыми гонками. Потом сам начал ездить, пробовать свои силы. Денег было мало, поэтому ни в какой серии плотно не ехали. Первое время выступал на «восьмерке». Затем была достаточно серьезная авария, после которой кузов пришлось списать. В 2004 году была приобретена машина — Subaru Impreza WRX. В
2008-м мы стали обладателями кубка в зачете R12. А в 2010-м — серебряными призерами чемпионата России.

Долгое время Андрей ездил на Subaru, на Lancer Evolution пересел по причине того, что подготовить Evo группы N оказалось значительно дешевле.

— Готовясь к интервью, собирал о вас информацию и заметил одну особенность. Раньше о вас писали: «Андрей Трухин — сын Александра Трухина», а сейчас просто — Андрей Трухин.
— Просто отец давно уже не ездит. А в свое время это был гонщик, которого знала вся страна.

— Ваш отец самый титулованный гонщик из Екатеринбурга — четырехкратный чемпион СССР по трековым гонкам на «Волгах». Но сегодня мало кто из молодого поколения что-либо знает о нем.
— На самом деле это не поколение виновато, я считаю, а средства массовой информации. Вот посмотрите: за рубежом и старое ралли показывают, и новое, репортажи постоянно идут. А у нас... Однако последние два года ситуация стала меняться в нужную сторону.

— А как ваш отец пришел в автоспорт?
— Он начал заниматься, насколько я помню, в таксопарке. Готовили машины, форсировали моторы, дорабатывали подвеску. Ездили в Нижний Новгород, тогда Горький, там хорошо моторы делали, настраивали их. Кстати, там, на родине «Волг», отца потом официально признали лучшим трековиком страны.

Медали четырехкратного чемпиона СССР по трековым гонкам на «Волгах» Александра Трухина.

— Насколько я понимаю, чемпионом СССР стать сложнее, чем чемпионом России. Тогда ведь и прибалты наши были, а они всегда серьезными гонщиками считались.
— Прибалты — они в основном сильны были именно в ралли. На «Волгах» они тоже ездили, но не так успешно. Да, гонщики они серьезные, поспорить с ними могут только финны. Вот и соревнуются между собой. Прибалты не могут одолеть финнов на финских трассах, а финны прибалтов — на их родных трассах.

— Гоночные «Волги» все из таксопарков были?
— В основном это все министерские машины были. Потому москвичи и были сильными соперниками, у них министерств много. Ну и горьковчане, конечно.

— Получается, если бы трековые гонки по той же схеме проводились в наши дни, на соревнования выезжали бы министерские Audi А8 и Мерседесы S-класса! Зрелищно! Жесткая борьба тогда была?
— Борьба была просто бескомпромиссная. Машины государственные. Конечно, за просто так их никто не давал, но все же. И силовая борьба была, толкались машинами, не жалели...

— Такой немного философский вопрос: если бы вы не стали гонщиком, пойдя по стопам отца, кем бы вы стали?
— Даже не знаю. Просто я уже года в четыре знал, что стану гонщиком. Ездил с отцом на соревнования, болел за него. Карт мне принципиально не покупали, говорили, что успеешь еще бензина нанюхаться, пока занимайся учебой, получай образование. Ждал, ждал того момента, когда появится возможность купить свою машину. Потом еще гоночная практика приходила долго и мучительно.

— Андрей, у вас огромное количество призов за победы на различных раллийных соревнованиях, и есть даже несколько кубков за победы в дрегрейсинге...
— Дрег — это да. Был период, участвовал, занимал призовые места.

— Просто есть мнение о том, что дрег — это первая ступень в автоспорте, потом многие из дрега переходят в ралли. Зачастую с теми же машинами, переделанными в раллийные.
— В ралли обычно приходит тот, кто хочет постоянно расти над собой, развиваться. В других дисциплинах рано или поздно наступает такой момент, когда ты достиг своего предела и выше уже не поднимешься. В ралли такого нет — потому это, пожалуй, самая интересная дисциплина автоспорта.

— То есть Формула 1 не королева автоспорта?
— Многие раллисты, придя в Формулу, осваиваются буквально за пару сезонов, а вот гонщикам из Формулы переход в ралли дается сложнее.

— В ралли-рейдах не хотите себя попробовать?
— Ралли-рейд
(Андрей задумался), можно попробовать. Возможно, это было бы новым опытом, ехать «по глазам» — без стенограммы. Но классика ралли есть классика. Так что в ближайших планах — нет.

— Можете немного поделиться своей стратегией построения карьеры гонщика? В каких соревнованиях вы обязательно будете принимать участие, а какие, возможно, предпочтете пропустить, сэкономив силы и средства?
— Так можно было, допустим, в Кубке делать. Сейчас в нем 15 этапов, в зачет идут 4 лучших, плюс финал. А в чемпионате этапов всего шесть, надо все ехать. Сейчас прошло два этапа, в общем зачете по очкам в абсолюте мы вторые, первый Брославский.

— Этот Evo VII основная машина, а сколько всего машин в команде?
— Алексей Петров еще принимает участие, но по чемпионату еду только я. Денег много надо. Одного
102-го бензина на гонку уходит порядка 150 литров. Плюс еще резина, хорошо, если только два комплекта израсходуешь. Есть, конечно, и другие траты, но топливо и резина — основные.

— Слышал, асбестовскую трассу хвалили? А как вам эта трасса, проходящая по дорогам карьера?
— Асбестовская фракция забивает все щели, там летом, скажем так, не очень приятно ехать, зимой лучше. Конечно, не намного лучше это все в Гуково, тоже степь. В Садке хоть где-то есть лес, где-то тень, где-то ручейки. Все равно, когда едешь по красивым местам, — не очень утомительно глазу и легче машине, легче самому.

— А есть у вас какие-то любимые трассы, потому что они, скажем, сложные, интересные? Или наоборот — нелюбимые?
— Зачастую получается так: мы выигрываем здесь, а гонщики из европейской части России приезжают к нам и проигрывают, потом мы едем к ним — и проигрываем там. Поэтому надо стараться любить все трассы, тогда будет накоплен опыт езды по разным покрытиям.

Если у нас на Урале по сухому ехать лучше, то в европейской части страны бывает с точностью до наоборот. В сухую погоду мелкая галька, мелкие камушки, лежа на сухом песке, перекатываются — машина скользит. Дождь. Кажется, стало еще хуже, на самом деле камни утрамбовываются в песочек и «держак» становится даже лучше — на некоторых покрытиях! Нюансы, они присутствуют на каждой гонке, и чтобы их знать и ехать быстро, нужно стараться ездить по разным трассам.

— Получается, нет сложных покрытий, просто плохому гонщику трасса ехать мешает?
— Да, трасса — она же на самом деле для всех одинаковая. Единственно, что попадаются трассы, где, скажем так, очень неровное покрытие, и большая нагрузка приходится на подвеску. И тут гонщик должен выбирать: чаще тормозить либо не тормозить, пытаясь выиграть время, но тогда приходится плохо машине. Особенно это актуально на трамплинах.

— Зрители и журналисты наоборот трамплины любят, специально выбирают «прыжковые места».
— Да, но после таких гонок подвеска нуждается в серьезном ремонте, а иногда и кузов не выдерживает.

— Вы один из немногих гонщиков, кто держит свой автосервис. Для раллийной команды это благо или просто приходится вертеться, а иначе не выжить? И что первично — спорт или сервис?
— Ну, в любом случае, это бизнес, это доход. Сервис все же первичен.

— Спортивная составляющая накладывает на ваш сервис определенный отпечаток. Доводилось слышать мнения, что ваши ребята благодаря такой «спортивности» все делают быстро, но не очень аккуратно.
— На самом деле мы все стараемся делать аккуратно, быстро, качественно, но я не исключаю, что бывают какие-то помарки, ошибки, как и в любом деле, в любой работе. Есть такое правило: если услуга выполнена хорошо, человек просто сам доволен и помалкивает. А если возникает какой-то негатив, он старается им поделиться с окружающими. Поэтому я не знаю сервиса без проблем. А стремиться к тому, чтобы все были довольны и не было никаких нареканий — это, мне кажется, недостижимая цель.

— С другой стороны, ваш сервис — нечто большее, чем сервис: это что-то такое клубное.
— По ряду причин можно и так сказать. Приезжают и клиенты, и просто знакомые, пообщаться, проконсультироваться. У нас создана большая база по машинам, если кто-то у кого-то покупает машину, проходившую обслуживание у нас, — мы говорим все, как есть. Потому как для нас потенциально намного важнее покупатель, чем продавец. Зато те, кто приобретает такой автомобиль, делает это со спокойной душой.

— Андрей, вас не смущает, что в народе ваш сервис значится как «У Петрова», а название «Урал-Мотор-Спорт» на слуху в меньшей степени?
— «У Петрова» — так говорят люди, по большей части не связанные с автоспортом. Спортсмены же в основном ориентированы на меня. Хотя ничего страшного в том, что клиенты едут к Лехе, я не вижу. Как народ к нему ездил, потому что он хорошо разбирается с электрикой автомобиля, так он и ездит. Алексей работал в разных сервисах, и люди уже просто едут к нему, не зацикливаясь на сервисе. К Петрову? Ради бога, главное, чтобы они приехали к нам.

— А хозяин предприятия вы?
— Мы с отцом владельцы.

— Насколько я знаю, вы обслуживаете все Subaru и Mitsubishi Lancer Evolution, плюс те Mitsubishi, у которых мотор, как на Evo. Расширять спектр обслуживания Mitsubishi планируете?
— Пока нет. Развиваемся вглубь, вот покрасочную камеру установили, жестянку организуем. У нас цель — обеспечить полный набор услуг по обслуживанию автомобиля. От официальных сервисов мы отличаемся тем, что можем себе позволить и шаг влево, и шаг вправо исходя из опыта наших спортивных наработок, а для них это недопустимо.

— Какой сложности тюнинг сможете выполнить? Самоблокирующиеся дифференциалы, скажем, сможете настроить? Каркас безопасности установить?
— Да, и дифференциалами, и блокировками занимаемся. Программы управления двигателем делаем. Каркас вварить... Не считаем пока эту услугу особо востребованной. Тем более, что есть компании, которые давно этим занимаются.

— Мощностного стенда у вас нет. Как проверяете, насколько вы смогли форсировать мотор?
— Да, стенда пока нет, но есть прибор на основе G-сенсора. В перспективе планируем и приобретение стенда.

— И напоследок, Андрей, что бы вы посоветовали ребятам, желающим стать гонщиком, но у которых пока только желание?
— У многих, наверно, найдутся друзья или знакомые в тех или иных спортивных командах. Для начала нужно присмотреться и понять — хочешь ли ты на самом деле этим заниматься, ведь далеко не все себе наглядно представляют работу команды. Ну а потом, если все устраивает, оказать команде какую-то помощь. Кто-то пригодится как механик, кто-то сможет помочь финансами и т.д. Ну а там, возможно, и до карьеры гонщика дело дойдет.

Благодарим Андрея Трухина за интервью.

Автор: Константин Георге.
Фотограф: Николай Ковалевский

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.