Раздел Авто
13 октября 2010, 09:48

Сергей Кульпин: «бизнес-класс — это маневренные люди»

Герой нашего сегодняшнего VIP-драйва — Сергей Кульпин, управляющий уральским филиалом банка ВТБ24. Человеку подобного статуса автомобиль подобрали соответствующий: шикарный и... спортивный.

Водительский опыт Сергея Кульпина не менее интересный, чем банковский. Из 36 лет своей жизни почти половину он провел за рулем автомобилей. Настолько разных, что большинству сверстников и не снилось.

— Многие мужчины о машине мечтают с самого детства. Помните свою подростковую автомечту?
— Скажем так: в детстве я просто мечтал об автомобиле. Студенческие времена совпали с приходом рынка, и у нас, в Алтайском крае, стало много японских автомобилей с хорошим соотношением цена/качество.

Я купил себе (вспоминает, прим. автора) Toyota Mark II или Crown… Потом Honda. Ну, и так далее. Со временем, перемещаясь в европейскую часть России, я пересел за левый руль. Но если говорить о студенчечстве, то руль был правый. В диковинку тогда все эти импортные модели были, но нас более чем устраивали.

— А выбор был большой?
— Конечно. Вот именно тот, что касается японских автомобилей. Тем более это так внезапно на нас обрушилось.

— Какие были ощущения от обладания первым личным автомобилем?
— Мое! Моя мечта: я сел за руль! Первый автомобиль, не буду скрывать, был «жигуль» шестой. Родители помогли с покупкой, она довольно долго у меня просуществовала – даже не помню точно, сколько. Это была феерия: здорово! Я за рулем!

— Перед девчонками красовались?
— Ну не без этого, а что делать (смеется). Молодым же был … Пришлось использовать этот инструмент.

— С правого на левый руль безболезненно адаптировались?
— Абсолютно. Одно время водил машину с правым рулем и машину с левым рулем. Вообще я не сторонник того, что левый руль лучше правого. Это не критерий выбора автомобиля на самом деле. У правого же тоже масса преимуществ. Порой, даже весьма забавных: допустим, если вы едете в ливень, то с правым рулем очень удобно выходить на тротуар – потоки воды остаются в другой стороне. Но это так, к слову.

Для VIP-драйва мы выбрали Jaguar XF: бизнес-класс, замша на потолке, кожа — повсюду. Плюс новационный дизельный мотор и люксовый ценник. Несмотря на это, первыми впечатлениями наш герой делится с настороженностью.

Первая часть тест-драйва — оцениваем задний диван. Все-таки бизнес-класс предполагает перемещение с личным водителем.

— Ну, и как вам сзади?
— Мало места. В служебной Camry больше.

— Странно, класс автомобилей все-таки один.
— Но здесь ощущения другие. Полка задняя массивная выпирает, пространство уменьшает.

— В таких машинах обычно куча опций. Вы их все используете в полном объеме?
— Нет, конечно. Я когда выбираю автомобиль, беру полный набор под себя. Поэтому в моей машине только те, которые должны быть.И неважно: это модно или нет.

— Вы все время за рулем, или на служебной машине чаще перемещаетесь?
— Получается так, что на работу зачастую я добираюсь на своем автомобиле. А в течение дня все равно на служебном автомобиле: устаешь все-таки за рулем, сосредоточиться сложно. Ну, и мой водитель закоулки города знает лучше, чем я: все-таки в Екатеринбурге я не очень давно. Иногда какие-то служебные дела решаю прямо в машине.

— Водителя сами выбирали?
— Получилось так, что когда я приехал, этот водитель уже здесь работал. Я посмотрел — он меня абсолютно устроил. И уже два с половиной года ездим — все хорошо.

— Водителем своим как-то командуете, или полностью доверяете его манере вождения?
— Долго присматривался к нему, но я никогда не корректирую, потому что когда человек за рулем, некорректно вмешиваться. Он отвечает за безопасность движения, маршруты выбирает сам. Я говорю, что надо поехать туда-то, дальше его работа. Прибавить скорость, притормозить, поторопиться — это детали, которые человек за рулем выбирает сам.

— Какие-то навыки у него перенимаете?
— Конечно. Более того, когда менял место жительства, то первым, у кого я спрашивал совета по маршрутам, был мой водитель.

— Трафик вам нервы выматывает, или вы спокойно к нему относитесь?
— Я к этому спокойно отношусь: это данность, она есть. Просто надо понимать, что это может случиться, и планировать свое время соответственно.

— Некоторые бизнесмены в пробках читают, проверяют почту. А вы чем занимаетесь?
— Я говорю по телефону, решаю какие-то служебные вопросы. В том числе работаю с компьютером, проверяю почту.

— Машины часто меняете?
— Моему последнему автомобилю три года. Для себя я определил, что это уже срок. Я его новым брал, и сейчас тот срок, когда машину нужно поменять. И я решил для себя, что бы мне хотелось видеть в моем автомобиле, чего в сегодняшней машине не хватает. Исходя из этого, я приобретаю новый.

— А пробег сейчас какой?
— У личного автомобиля — смешно, но всего 30 000 км. Хотя бывают и дальние поездки: я уже дважды ездил в горный Алтай.

— На родину?
— Да, почти. Я с Алтайского края. Горный Алтай рядом, там очень красиво, но не все об этом знают. Меня не напрягает дорога, сам за рулем — очень приятно. Но просто не всегда время на это есть.

— Для путешествий какой транспорт предпочитаете? Ну, например за границей: туравтобус или машина напрокат?
— Напрокат. Там ездить позволяют дороги, автострады — получаешь удовольствие от езды. Лучше напрокат, а туристические автобусы… Ну, это необходимость. Если экскурсия пролегает куда-то в труднодоступное место, то да — вопросов нет. А если я еду отдохнуть и покататься из одного населенного пункта в другой, то да, только автомобиль.

— А по Алтаю перемещались на своем автомобиле?
— Да, на своем. Я туда и поехал, потому что маршруты знаю, знаю на что посмотреть. К тому же у нас была неплохая компания около 11 человек. Гостям надо было что-то показать.

— А еще на Алтае распространены конные прогулки. Не пробовали?
— Конечно, есть. Но это такое — локальное развлечение. Долго на коне не проедешь. Я бы не советовал сто километров на лошадях ехать. Это очень тяжело. Автомобиль же позволяет посмотреть многие вещи: пещеры, перевалы. И водные прогулки есть, и экстрим — парапланы. В общем, стоит посмотреть.

— А по Уралу путешествуете на машине?
— По Уралу — да. Здесь это пока поездки внутри одного дня. И по служебной необходимости много езжу по Уралу. Самая северная часть – это пока Серов. Иногда за день приходится делать командировочку Серов — Нижний Тагил — Екатеринбург, бывает за день больше тысячи километров проезжаем, и мой водитель делает это с удовольствием.

Пока фотограф расставляет свет, Сергей пересаживается на водительское место.

— Как вам рабочее место, приборная панель?
— То, что специфическая, чувствуется. Оригинальная, скажем так. Мне нравится все. Может быть, по ходу движения я что-то другое скажу, но пока чувствуется и смотрится хорошо: все рядом, под рукой. Показатель удобства в машине — это когда садишься в нее, закрываешь глаза и находишь рычаг КПП, руль безошибочно, кнопки все.

— Что бы вам хотелось убавить или добавить в Jaguar XF?
— Отвечу на этот вопрос, когда проеду.

Козырь Jaguar: круглая шайба-селектор КПП и выдвигающиеся дефлекторы обдува. Заводишь машину, и «кошка» как бы оживает, приходит в боеготовность.

Срываемся с места и летим по строящемуся «Академическому». Длинные прямики позволяют оценить потенциал машины.

— Движок, между прочим, дизельный!
— Да, Татьяна (специалист отдела продаж Jaguar, прим. автора) обратила мое внимание на это. По звуку мотора даже не верится! Машина оборотистая, это чувствуется. Скорость набирает очень хорошо!

За рулем приятный автомобиль, не могу сказать ничего плохого.

Подвеска работает очень хорошо: не чувствую камни, выбоины, хотя дорога неровная. Машина приятная, подвеска съедает неровности.

— Где вам больше нравится в Jaguar XF — на водительском или заднем пассажирском сидении?
— Поскольку машина для меня новая, то на водительском, скорее. Хочется испытать его возможности. Хотя удобно и там, и там. Неудобств не ощущаю. Меня все устраивает! Даже удивлен.

Придраться к Jaguar XF и в самом деле трудно: английский бизнес-класс имеет некую харизму, своеобразный шарм, который отличает его от немецких и тем более японских конкурентов.

— Социологи до сих пор спорят: зародился ли в России средний класс. А такая социальная категория, как бизнес-класс, у нас окончательно сформировалась? Можно говорить однозначно, что — да, такой класс в обществе есть?
— Я думаю, да. Просто, что мы вкладываем в понимание бизнес-класса? У каждого оно свое. Но я сюда отношу, в первую очередь, маневренных людей: все, что связано с работой, с перемещением.

Это не кабинетный работник, он имеет определенный статус, при этом его работа связана с перемещением . Такой контингент сформировался, эти люди как раз довольно редко используют служебные автомобили для своих перемещений.

Сергей переводит шайбу КПП в положение S — Sport. Прислушиваемся к изменившимся повадкам машины. 275 л.с. и 600 нМ крутящего момента — это ощутимая сила. Разгон до 180 км/ч у Jaguar XF не отнимает ровным счетом никаких усилий. Внутри чувство скромности ложно притупляется: чревато контактами с людьми в погонах..

— Свой стиль вождения вы бы как охарактеризовали: спокойный, размеренный, или брутально-агрессивный?
— Я не сказал бы, что он спокойный. Я человек целеустремленный. Соответственно, то, что он взвешенный — это однозначно. Я не лихач, но когда есть возможность, я скоростные режимы использую.

— С хамством на дороге часто встречаетесь?
— Ну, знаете… Фактура у меня такая… Так что нет. Случается, но это не хамство, скорее, а эмоции у человека выходят. Потом успокаивается.

— За годы вождения выработался у вас какой-то свой этикет на дороге, какие-то нормы, правила поведения в потоке?
— Меня до сих пор удивляет, что в самый последний момент некоторые водители начинают показывать «поворотник». Ну, такие вот мелкие вещи меня раздражают. Удивляет, когда человек кого-то настойчиво не пропускает. Зачем? Если есть возможность — ты пропусти!

— В среде богатых людей считается нормальным брать кредит на столь дорогой автомобиль, как, например, Jaguar или Volvo?
— Это нормально. Богатый человек стал богатым, в первую очередь, потому, что вовремя мог управлять своими финансами. Когда человек понимает, что собственные ресурсы, которые он вкладывает в бизнес, принесут гораздо больший доход, нежели потери по проценту банковскому, то почему бы ему не взять?

— В свое время рынок рос за счет бурного подъема кредитования. Рынок упал из-за того же: сократилась выдача кредитов. Сейчас эксперты предрекают подъем за счет роста выдачи кредитов. Преимущественно, дешевых. Они вернулись?
— Менялся рынок, но менялись и игроки на этом рынке. Наш банк не прекращал работать в этом направлении. Провала в продажах не почувствовали, наоборот: выросли, потому что к нам перешли клиенты других банков. Сейчас рост рынка есть, растут и кредитные продажи. Если в прошлом году продажи машин в кредит были на уровне 10%, то сейчас, по оценкам автохолдингов, такие продажи достигли уже 40%.

— Это хорошо или плохо? Ведь остается риск того, что будет очень много невозвратов, и опять все обвалится.
— Мы оцениваем заемщика, смотрим на его доход, на то, где он работает, перспективы становятся понятны. Риски взвешиваются, у каждого банка своя рисковая политика.

— Еще один тренд прошлого года-катастрофы: ужесточившиеся требования к заёмщикам. Сейчас тоже проверяете дотошно всех и каждого?
— Проверяли тщательно, и сейчас проверяем. Просто в том году были установлены некие отраслевые риски. Допустим, кто сильно пострадал? Предприятия металлургической отрасли. Соответственно, этот риск оценивался, и к сотрудникам таких предприятий мы применяли несколько другой подход, чем к остальным категориям.

Причем, это не значит, что сейчас ввели какие-то другие критерии. Мы постоянно что-то меняем, что-то убираем, что-то добавляем. Уровень отказов сейчас оцениваем как умеренный: 50% отказов — это нормально, не пугайтесь.

Не все люди, которые приходят к нам, отдают отчет о том, как они в дальнейшем будут жить. Чтобы человек жил и получал при этом удовольствие, для этого нужна финансовая свобода. Если человек на себя берет бремя, то банк может ему отказать: нам тоже проблемы не нужны.

— Кредиты автомобильные потихоньку дешевеют, а возможен ли вслед за ними приход доступной ипотеки?
— Она уже есть. Собственно, это программа, которую инициировал В.В.Путин — «Путинская ипотека». Мы пока по этой программе выступаем единственным оператором. Уже одобрено заявок почти на 5 миллиардов по всей России, более чем на миллиард выдано кредитов по этой программе.

— Как оцениваете перспективы гаражной ипотеки и зачем она вообще понадобилась?
— Мы пионеры в этом направлении, хотя такая ипотека была и раньше, просто завуалирована. То есть человек мог взять кредит наличными и приобрести гараж. Но по «гаражной ипотеке» мы четко понимаем, какой ресурс нужен человеку — ценник будет другой.

Думаю, что около 20% кредитов, которые мы выдаем, будут сопровождаться гаражной ипотекой. Мы не ставим такую ипотеку как локомотивный продукт, спрос будет не такой огромный. Делаем это для того, чтобы клиент мог получить комплекс услуг в одном месте.

— Перед тем, как такую услугу запустить, изучали мировой опыт?
— По-моему, только в России этой услуги до сих пор не было. Мы изучили спрос здесь, изучили законодательную базу, просчитали риски. Поняли, что они такие же, как и при приобретении жилья.

Здесь нужно понимать, что человек по-разному относится к жилью и гаражу: с ним проще расстаться, и этот риск был заложен изначально.

— Много говорите о рисках. Остро стоит проблема? Часто приходится, например, имущество отнимать из-за невыплат?
— Процент просроченных сумм в норме. С проблемными должниками всегда садимся за стол переговоров. Есть инструменты реструктуризации, есть возможность рассрочить платежи. Если человек может, но не хочет, что ж… Дорога одна — в суд.

Но таких немного: все мы здравые люди, и зачем ссориться, когда можно найти компромиссное решение.

— А есть упертые неплательщики?
— Скорее есть люди, у которых есть недопонимание, что если с банком не договориться, то будет плохо. Такое случается, но это единицы. Человек, который приходит в банк, нами оценивается. Мы понимаем сразу, что с ним в дальнейшем могут быть проблемы, отказываем ему в выдаче.

— Какой совет вы могли бы дать человеку, который собирается брать машину в кредит? Как ему грамотно взвесить свою долговую нагрузку?
— Во-первых, надо прийти и четко консультанту сказать свою потребность, честно обозначить доходы. Во-вторых, если человек собирается платить 50% от своего дохода, то он должен понимать, как будет жить на оставшиеся 50%, хватит ли ему этого.

У каждого cвои подходы. Я искренне советую, чтобы долговая нагрузка составляла максимум 35% от дохода, не более.

— А за какими автокредитами сейчас чаще всего приходят: за кредитами на бюджетные авто, за кредитами на авто среднего класса?
— Если говорить по маркам, то, наверное, «вазы» и «корейцы» лидерами являются. Если говорить в объемах, то очень много кредитов выдаем на машины премиум-класса. Выдаем кредиты и на Audi R8, и на Bentley.

— С производителями напрямую работаете, или только с дилерами на местах?
— С дилерами чаще всего. Но есть отдельные программы, которые заключены головным офисом напрямую с производителями. Это соглашения заключаются на уровне корпораций, мы тоже принимаем тут участие.

— Появляется много кредитных программ от производителей: GM Finance, Mercedes-bank. Они вам конкуренты?
— Эти банки клиенту никогда не предложат дополнительных продуктов, которые даем мы. Мы делаем комплексные предложения. В отличие от этих банков, это не только автокредиты. Соответственно, тут важно понять, на кого мы ориентируемся. Оцениваем предложения этих банков, автокредиты у них более конкурентные, особенно при наличии у заемщика первоначального взноса. Но когда начинаешь делать предложение по депозитам, по удаленному управлению счетами, по вкладам, которых у них нет, то клиент, оценивающий комплексное предложение, идет к нам.

Благодарим автоцентр «Краснолесье» и специалиста отдела продаж Jaguar Татьяну Флягину за помощь в организации и проведении съемок.

Фотограф: Николай Ковалевский

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.