Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дмитрий Панюков: Рост цен на бензин мы размазываем на год. Иначе — бунт

7 февраля 2013, 09:30
Дмитрий Панюков: Рост цен на бензин мы размазываем на год. Иначе — бунт
Фото: Антон Буценко для 66.ru
Топы «Башнефти» приезжали в город перекрашивать заправки ERGO и давать пресс-конференции. А кто сделал с ними эксклюзивное мегаинтервью? Правильно. Только мы. Общались про цены и халяву, покупку АЗС и подходы к власти.

С «Башнефтью» у нас контакт давний, но закадровый. Мы усиленно мониторили качество их топлива на заправках ERGO. И они повели себя очень ответственно: например, остановили на два дня продажу 95-го бензина после нашей публикации и возобновили работу только после того, как перепроверили всю цепочку поставки топлива.

Познакомившись с ними лично, мы поняли, что люди они и впрямь дельные и не боятся никаких вопросов.

— Почему непрерывно дорожает бензин? С конца третьего квартала — растет и растет каждую неделю.
— Он дорожает не только в Свердловской области, а везде. Это общий тренд, повсеместная тенденция. В ценообразовании бензина превалирующая часть — это налоги. Налоговая схема на наш бизнес такая же, как в Европе. И пропорции выплат такие же, как там. И тенденция такая, что цена будет стремиться к европейской. Когда это произойдет — я вам не отвечу.

— Ну, хорошо. Возьмем из этого «налогового бремени» акцизы. Они повышаются два раза в год, а цена на бензин растет не разово, вслед за ними, а без конца.
— Правильно. Вот акцизы повысили первого января. Если бы вы проснулись в этот день и увидели отражение акцизов в цене бензина, думаю, был бы социальный взрыв. Поэтому мы «размазываем» повысившиеся акцизы равномерно, плавно и постепенно добавляя его в розничную цену.

— В ближайшее время рост цен не остановится?
— Нет. К тому же, рост сезонен. Если посмотрим последние несколько лет, то увидим, что факторы, влиявшие на повышение цен на бензин, приходятся на определенные временные промежутки, всегда одни и те же. Фактор роста зимой — акцизы. Когда мы подойдем к апрелю — маю, факторы будут другие.

— Еженедельно в комментариях к «Мониторингу цен на топливо» встречаю возмущения типа: «Нефть растет — бензин дорожает, нефть дешевеет — бензин все равно дорожает». Вот есть какая-то прямая взаимосвязь между ценой за баррель нефти и розничной ценой бензина?
— Связь существует, но не баррель играет ключевую роль в образовании розничной цены бензина. Связь есть, но она не быстрая, не эластичная. Сразу ее не увидишь. И факторов, повторюсь, очень много: это и экспортная цена бензина, и пошлины, и акцизы, и котировки на бензин.

Если подробно, то как происходит ценообразование. Вот у нас впереди март. Существует плановая поставка нефти. От того, по какой цене эта нефть на март будет законтрактована, есть понимание по определенной чаше себестоимости. Потом берется программа, смотрим, какой продукт мы будем из нефти производить и в каких количествах. Есть определенное понимание, какого продукта и сколько нам в этом месяце понадобится — какая заявка будет на март на АИ-92, 95 и так далее.

В зависимости от того, какой спрос на март есть, формируется корзина переработки нефти в бензин. Она каждый месяц не одна и та же, объемы выхода продукта каждый месяц разные. После того как сформированы прогнозы по выходу, формируется отпускная цена, по которой бензин получают предприятия.

И только после этого появляется один из параметров, по которому можно судить, сколько будет стоить бензин на АЗС. То есть цепочка такая: розничная цена формируется от цены, по которой законтрактована сырая нефть, плюс от того продукта, который потребуется на этот месяц — получается цена всей корзины. Дальше нам понятна заходная цена.

Потом вступают в силу другие факторы: конкурентная среда, например. В соответствии с этим выставляется цена для конкретного микрорегиона.

«За примерами далеко ходить не надо: у того же «Лукойла» есть согласованная и давно построенная АЗС на Россельбане. Но она не работает… Говорю же: проще купить уже готовую, действующую сеть заправок», — говорит Дмитрий Панюков.

— В вашем приходе к нам в область нет вообще никакой политической составляющей? Ни с кем договариваться не пришлось?
— А мы сначала купили сеть, теперь выстраиваем отношения на уровне власти.

— Как будете выстраивать отношения с клиентами? Обвалите рынок ценой?
— Если бы мы говорили про регион, исторически никак не связанный с башкирским бензином. А Свердловская область граничит с Башкирией, и многие автомобилисты знают уфимский бензин — такая маркетинговая стратегия неактуальна.

— Халявы не будет?!
— Если так говорить, то да.

Интервью: Богдан Кульчицкий, Кирилл Зайцев

Фото автора и Антона Буценко