Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Лежа в кокпите: тестируем сверхточный симулятор Формулы-1

23 апреля 2012, 08:30
Теперь нам немножко понятно, что чувствуют по ту сторону экрана Льюис Хэмильтон и Дженсон Баттон .

— По-английски говоришь? , — спрашивают организаторы перед «заездом». Вообще да, но и так все понятно: газ справа, тормоз слева, переключение передач — подрулевыми лепестками; время смены показывают лампочки на руле. В теории все это слышал и читал сотни раз. А каково в реале?

Тренажер формулы-1 в натуральную величину в столицу Урала привезла компания Exxon Mobil. Причем, симулятор сделан не силами их извечных партнеров, Vodafone McLaren, как могло бы показаться, а силами инженеров самого «Мобила».

На всю страну он такой один, оно и понятно: техника сложная, вещь почти что музейная. С тем отличием, что порулить дают всем желающим.

Макет формулы в масштабе 1:1 установлен на подвижной платформе, которая перемещается в разных плоскостях, имитируя ускорения, торможения, боковые нагрузки в поворотах и рев мотора. Изображение трассы проецируется перед сидящим на трех ЖК-панелях.

Чисто графически, конечно, видали и реалистичнее картинку. Но и такое визуальное исполнение создает необходимый уровень погружения. А особено звук. И удары при смене передач — как у настоящих гоночных секвенталок!

Переключение скоростей, понятное дело, на руле, который настоящий, формульный — с десятками кнопок типа регулировки дифференциала и топливной смеси. Для гражданских заездов наибольшая часть функций, конечно, деактивирована (сцепление, например). Все-таки и задача другая: не подготовиться к боевым заездам, а получить удовольствие.

Мне же за два круга надо понять, как это работает, и похоже ли на реальный процесс движения. Протискиваюсь в узкий кокпит и принимаю положение эмбриона: внутри действительно не столько сидишь, сколько лежишь. Скользко. Перед глазами только экран, ноги лежат на педалях акселератора и тормоза. Поехали!

Ревет и гудит по-настоящему. При ускорении платформа сдвигается назад, при торможении — резко смещается вперед. На руле есть весьма натуральная обратная связь. При заскоках на поребрик он неприятно вибрирует, в поворотах наливается усилием. Класс!

Отклики на газ чуть заторможены: для ускорения педаль надо продавливать буквально до упора. Тормоза, наоборот, очень чуткие: не успел надавить левым носком на нее, как уже встал колом. Передачи, как я уже говорил, врубаются с ощутимыми толчками, что изрядно доставляет.

Руль далеко не круглой формы, но с учетом короткой рейки (чуть больше оборота от упора до упора) это нормально: перехватывать все равно не надо, работа ведется на очень малых углах. К которым трудно привыкнуть: в первые повороты вваливаюсь размашисто, перекручивая руль больше, чем следовало бы.

Зато ни разу не развернулся и не убился об ограждение. Говорят, таких «талантливых» пилотов с заездов снимают. Виртуальные удары оборачиваются вполне живыми нагрузками на сложнейший механизм. А он такой один, рисковать никто не будет.

Два круга пролетели махом, даже и заметить не успел. Жаль, хотелось еще, но в очереди на заезды люди выстраивались сотнями. Зато вечером, глядя гран-при Бахрейна, завидовал пилотам уже меньше. Теперь хоть чуть-чуть стало понятно, каково им там: 60 кругов, лежа в кокпите, в непрерывной тряске и с давящим на перепонки ревом V8...

Благодарим Exxon Mobil за приглашение на мероприятие