2 октября 2014, 10:15

Геннадий Черных: мы снесем часть Приборостроительного завода, чтобы людям было удобно гулять

Геннадий Черных: мы снесем часть Приборостроительного завода, чтобы людям было удобно гулять
Фото: Елена Елисеева для 66.ru
Проектированием реконструкции здания в самом центре города будет заниматься московское архитектурное бюро «Т+Т». Таковы результаты конкурса, объявленного три месяца назад компанией «Пред-Групп». Сегодня мы раскроем все подробности будущего проекта.

Завершился конкурс проектов реконструкции Приборостроительного завода, объявленный в начале лета компанией «Пред-Групп». Контракт на дальнейшую проработку проекта будет заключен с московским архитектурным бюро «Т+Т». Официально об этом объявили в последний день работы форума «100+ forum Russia».

Предложение «Т+Т» заключается в том, чтобы реконструировать существующие здания по минимуму. Никаких новых построек на территории бывшего завода не появится. И даже внешние фасады будут максимально сохранены. Хотя более кардинальных предложений от архитекторов на конкурсе было более чем достаточно.

Глава «Пред-Групп» Геннадий Черных на форуме «100+ forum Russia» раскрыл все подробности будущей реконструкции. Мы договорились не рассказывать о них, пока не будут официально объявлены итоги конкурса.

Мы решили спросить у организатора конкурса, почему жюри выбрало именно этот проект. На форуме «100+ forum Russia» мы пообщались с генеральным директором компании «Пред-Групп» Геннадием Черных.

— Этот вариант привлек нас тем, что он лишь минимально вмешивается в сложившуюся городскую застройку, более бережно сохраняет ее преимущества. И в то же время делает ее более открытой и привлекательной — как для будущих обитателей, так и для всех остальных горожан. Как вы видите, авторы предложили снести часть здания, чтобы открыть пешеходам проход с набережной до улицы Пушкина. Я считаю, что в городе сегодня не хватает таких «проницаемых» пространств. Мы все время вынуждены что-то обходить — заборы, углы зданий…

Так выглядит Приборостроительный завод сейчас. С этой стороны его внешний вид практически не изменится. Организаторы конкурса проектов сочли щадящий вариант реконструкции наиболее приемлемым.

— Потому что у себя дома мы все время вынуждены закрываться…
— Да. Но это отдельная проблема, с которой надо как-то работать. Так вот, предложение также предусматривает одновременно создание приватного дворового пространства для жителей и открытой территории для всех горожан. Этот ход настолько всем понравился, что жюри выбрало этот проект практически единогласно.

— Судя по картинкам, внешний вид здания изменится минимально?
— Фасады внутреннего здания отличаются принципиально. Внешние же фасады — те, что выходят на набережную, — очень сдержанные. Причем фасадные решения очень интересны: посмотрите, каким орнаментом они украшены. Эти узоры неслучайны. Авторы провели исследовательскую работу, отыскали народные уральские узоры и на их основе предложили вот такой орнамент.

Это проект-победитель. Он предполагает очень сдержанные внешние фасады и радикально новые — внутренние.

— Ого! Фундаментальный подход…
— Да, то есть они не просто взяли какой-то орнамент, который наверняка понравится. Они глубоко проработали тему, занимаясь этим проектом индивидуально. И здесь много таких неслучайных нюансов. Такой серьезный подход, конечно, не мог не понравиться.

— Предполагает ли проект строительство каких-то новых зданий?
— Нет, все эти здания существуют сейчас.

— А вы планируете включить в проект здание Альфа-банка?
— Мы уже начали такой диалог и пока договорились о том, что покажем Альфа-банку варианты, которые нам предложили участники конкурса, и предложим участвовать в создании единого пространства. Чтобы в обсуждениях появилась какая-то конкретика.

— То есть вполне вероятно, что банк войдет в проект?
— Пока такого решения нет, но да, это вполне возможно. Думаю, банку тоже может быть интересно сделать свой объект более привлекательным, чем сейчас. Тем более что это не повлечет больших затрат: основные работы — кровля и фасад.

За счет демонтажа части здания образуется сквозной проход от набережной к музею Мамина-Сибиряка.

— Что предлагали другие участники конкурса? Ведь это не единственное предложение разрубить здание и сделать сквозной проход?
— Да, предложений раскрыть внутреннее пространство было несколько, но они, как правило, предполагали более кардинальную реконструкцию. Прекрасный проект предложил Жан Пистр. Но его можно реализовать только при участии Альфа-банка. Гарантировать этого мы не можем, а делать из предложения Жана полуфабрикат будет не честно ни по отношению к городу, ни по отношению к автору. Все-таки мы изначально ставили задачу разработать такой вариант, который можно будет реализовать как вместе с банком, так и отдельно.

Проект Жана Пистра шикарен, но он включил в него здание банка, чем нарушил условия конкурса. Хотя то, что площадку необходимо рассматривать комплексно, очевидно.

Хорошее предложение было у голландской компании Van Aken — снести часть фасада и поставить высотное здание. Решение очень качественное, оно бы не испортило город, с моей субъективной точки зрения. В отличие от европейского общества, мы, наверное, пока не готовы к таким решениям. Я уверен, что и победивший вариант, очень консервативный по сути, вызовет массу негативных откликов. Что уж говорить о кардинальных вариантах.

Голландские архитекторы предложили снести еще большую часть существующего здания, чтобы пешеходная зона была шире.

— Что предложил Тимур Абдуллаев? Его архитектурное бюро тоже участвовало в конкурсе.
— Это самое креативное предложение, очень неожиданное. Никто даже не думал, что так можно сделать. Но к такому наше общество тем более не готово.

— К сожалению?
— К сожалению!

Бюро Тимура Абдуллаева предложило, пожалуй, самый радикальный проект.

— На одном из рендеров видно, что проект предусматривает выход на некую террасу на акватории пруда.
— Это предложение авторов, которое я пока не готов комментировать. Они видят ситуацию вот так. У них есть подобные решения в тех проектах, которые они уже реализовывали. Мы, безусловно, будем обсуждать это с общественностью. Но пока это не более чем концепция, и ее не надо сразу критиковать только из-за того, что мы не видим тут офисов и магазинов.

— А какой функционал вы здесь видите? Апартаменты?
— Нет, никаких апартаментов. Мы сделаем здесь жилую функцию, и «псевдожилой» она не будет. Это что касается внешнего здания. Насчет здания внутри у нас три варианта: жилье, гостиница или офисы. На каком из них мы остановимся, будет понятно при более глубокой проработке проекта.

На сегодняшний день авторы дали нам идею. При этом надо помнить, что это иногородняя компания, они не знают нашего рынка, наших градостроительных и других нюансов. В том числе они не знают ситуации в городе по функциональному наполнению зданий. По транспорту — эту ситуацию тоже надо разбирать и прорабатывать, чтобы не навредить городу, а наоборот, что-то улучшить.

Вот как выглядит в городском ландшафте предложение Тимура Абдуллаева.

— Получается, чтобы сделать эти здания жилыми, вам придется менять категорию земли?
— Да. Мы потратим на это больше времени, только и всего. Я считаю, что, если сегодня ты предлагаешь рынку жилье, то оно должно быть жильем официально.

— А зачем? Вы не играете в апартаменты?
— Нет. Я привык воспринимать в качестве апартаментов американские, европейские проекты — там понятно, что они собой представляют с точки зрения услуги и дальнейшего обслуживания. У нас пока только два таких проекта — «Исеть» и «Огни Екатеринбурга». Я на 100% уверен, что они не пострадают от того, что будут называться апартаментами. Я думаю, что хорошим в итоге получится проект «Опера Тауэр» — «Атомстройкомплекс» просто не позволит себе сделать его плохо. Я считаю, что город будет только выигрывать от большого количества качественных и амбициозных проектов, потому что это привлекает гораздо большее внимание. Но для себя мы приняли решение, что не будем делать апартаменты. По крайней мере пока.

— Но почему? Ведь с таким подходом не будет зазорным сделать апартаменты именно в люксовом формате. Всегда можно сделать не «по нормативам», а по совести: выполнив все условия, применимые к жилью…
— Я считаю, что лучше мы потратим больше времени.

— Я просто не понимаю, что вам это даст?
— Наверное, личное удовлетворение.

Геннадий Черных категорически отказывается строить апартаменты. Говорит, что жилье должно быть жильем.

— Какие средства потребуются для реализации проекта?
— Пока не готов сказать — не знаю «размаха бедствия». Бюджет могут очень серьезно откорректировать изыскания. Что там с водой, что с землей — так глубоко мы еще не заходили. Может получиться, что отдельные виды работ потребуют очень больших затрат. Все-таки все это находится рядом с Исетью и режимными объектами (резиденция губернатора, например), в зоне уже сформированной застройки, да и сами здания неновые. Плюс ко всему, по соседству находится музей Мамина-Сибиряка. Понятно, что все это делает проект гораздо дороже обычного строительства в более подходящем для этого месте.

— Что думаете с музеем делать? Его в любом случае придется интегрировать в проект. Тем более что это объект культурного наследия. Вы готовы взять над ним шефство?
— Ну, шефство — это слишком громко, конечно! Но мы точно будем с ними разговаривать, выяснять, какие у них по этому поводу есть мысли, пожелания. Потому что я уверен, что с соседями обязательно надо дружить. Ссоры с соседями нельзя допускать ни при каких условиях.

Фото: Елена Елисеева для 66.ru; pred.ru; ekburg.ru