13 августа 2012, 15:00

Андрей Гавриловский: «Строю квартиры-студии, иначе не продать»

Переформатировав во время кризиса немаленький жилой комплекс из многокомнатных квартир в студии, девелопер хочет построить очередную башню «Антея» в таком же формате.

Недавно Андрей Гавриловский открыл многоуровневый паркинг рядом с бизнес-центром «Высоцкий». Ожидаемого чуда не произошло: пробок на развязке улиц Малышева, Розы Люксембург и Белинского не убавилось. Приехав к бизнесмену на интервью в офис на последнем этаже «Антея», мы по привычке заняли первое попавшееся свободное место ближе к улице Малышева.

Не прогадали: больше свободных мест в округе не было. И только в лифте мы увидели объявление: многоуровневый паркинг, первый час — бесплатно, каждый следующий — 20 рублей в час. Паркинг стоит пустой.

— Ну, а сколько мне сделать, чтобы народ туда ставил машины? 10?

— По-моему, проблема исключительно в том, что люди не знают о такой возможности.
— И как мне им сказать? У меня огромный плакат висит на Красноармейской, 3 на 6 метров. Об него чуть ли не лбом стукаешься, все написано с двух сторон. И все равно никто не едет. Ну это вопрос времени, постепенно народ узнает.

Из кабинета Гавриловского на верхнем этаже «Антея» новый паркинг и будущую стройплощадку видно как на ладони.

— Пока перекресток, действительно, по-прежнему загружен. И это еще не все площади «Высоцкого» заселены владельцами!
— Там еще много внутренних работ, да. Но мы закончим все к концу года. Полностью отремонтировать более 100 тысяч квадратных метров — это не так просто. Где-то выполнено на 90%, где-то — на 50%, где-то уже все закончили.

— А в продаже сколько осталось?
— Процентов 10–15 площадей мы еще готовы продать.

— Потом приметесь за строительство пятой очереди «Антея»?
— Все зависит от наличия финансов. Пока их нет. Чем раньше мы их найдем, тем раньше начнем строительство. Сегодня стоит задача до конца года закончить проект «Высоцкий». Все зависит от ситуации в стране: есть у народа деньги — можешь что-то делать. Нет денег — ничего не делаешь. Открутили краник — деньги пошли, люди стали активно покупать машины, мебель, продукты. Закрутили — все, ку-ку.

Андрей Гавриловский пока не нашел денег на строительство новой башни.

— Что будет представлять собой новая башня «Антея»?
— Это будет здание высотой 35-37 этажей. Скорее всего, помещения будут продаваться в виде студий.

— То есть это будет жилой дом?
— Ну да, в виде апартаментов, поскольку там земля под коммерческую застройку. Вот она, у меня под окнами, вплотную к паркингу. Наполовину заходит вон на те гаражи и вот эти боксы. Проект пока сырой, только прикидки делаем. Наверняка могу сказать только, что студии будут большей площади, чем в ЖК «Тихий берег», и конечно, стоимость будет выше.

«Вот здесь, впритык к паркингу, будет построено новое здание». (Гавриловский, построивший небоскреб «Высоцкий», не называет 35-этажную башню высоткой).

— Реконцепция вашего проекта «Тихий берег» из многокомнатных квартир в студии — это была антикризисная мера? Она оправдала себя?
— Когда начался кризис, квартиры там перестали продаваться, и мы практически все переделали под студии. Сейчас там квартиры-студии площадью от 24 метров.

— Сколько же их там?
— Ну… много.

— 4 высотных дома полностью запроектированы как студии?
— Там есть немного однокомнатных и двухкомнатных квартир. Есть даже трешки — где по нормам инсоляции не получалось сделать студии.

— Хорошо. А студии вот в таком «муравейнике» стали лучше продаваться, чем квартиры?
— Значительно! Не случайно ведь сейчас все в городе на этот формат переходят. На нас посмотрели и начали активно строить студии. А мы их строим, получается, с 2009 года.

— А сколько стоят эти квартиры?
— 24-25 квадратных метров идет за 1 млн 350 тысяч.

«Будет новый кризис или не будет — наше дело телячье».

— Вы ждете новой волны кризиса?
— А чего ее ждать-то? Будет она, не будет — наше дело телячье. Будет кризис — значит, меньше будет денег, душить будут больше, что поделать, первый раз что ли? Привыкли все давно. Поэтому покупательская способность становится все меньше. Один раз человека бьют по башке, второй раз бьют, а потом он посылает все, берет чемодан и уезжает.

— Такую тенденцию вы прослеживаете?
— Да, особенно за последний год. Люди, связанные с бизнесом, не связывают себя с нашей страной. Это не значит, что они негодяи, не любят свой город или не любят работать. Просто работать здесь все тяжелее и тяжелее. Попробовать что-то произвести — невозможно.

— Но объем сделок с зарубежной недвижимостью не сказать что на высоком уровне.
— А большой объем и не нужен. Едут даже в Болгарию, где жилье дешевле, чем у нас. Уезжают, просто чтобы уехать. Всем надоел этот постоянный прессинг со всех сторон.

— А вам тоже надоело? Тоже уедете?
— Очень надоело. Но мне пока деваться некуда. За границей у меня ни копейки денег. И свободных нету — все в стройках. Ну и потом — не любят они нас, так зачем мы им там нужны?

Фото Дмитрия Горчакова.