20 марта 2012, 09:48

Pro et contra «Пассажа»: правых нет, одни виноватые

Логические игры сторонников и противников напоминают боевые действия последней предвыборной кампании. Видать, это сейчас модно: сопоставлять несопоставимое и устраивать митинги друг против друга.

Ну правда, давайте сравним лозунги «Мы за реконструкцию!» и «Мы против сноса!» с предвыборной дилеммой: «Вы за стабильность или против Путина?». Здесь ведь нет противопоставления. Плюс митинги, организацией которых занимается что та, что другая сторона.

Чего хочет добиться владелец «Пассажа» — «Общество «Малышева, 73»? Доходности от принадлежащей им половины гектара земли в самом что ни на есть центре города. Что они за это должны сделать? Соблюсти обязательства по охране памятника истории, который купили пять лет назад за 100 миллионов долларов. Но пока с этим объектом больше проблем, чем адекватного профита.

По мнению Росохранкультуры, сохранить надо лишь три фасада здания. Их отрезают от остального остова, чтобы потом вмонтировать в новые стены.

Чего хотят противники возведения на месте «Пассажа» большого торгового центра? Сохранить исторический облик здания, городского ландшафта, остановить снос и обязать застройщика «вернуть все, как было».

Для склонных к классовой ненависти злодеем в этой истории является «Малышева, 73». Тем более что политика информационной закрытости, избранная им, конечно, нагнетает обстановку. Да и дата начала работ — 8 марта... В Екатеринбурге привыкли, что памятник архитектуры может снести под покровом ночи неустановленный маньяк-экскаваторщик. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы учесть эту сторону менталитета и не ставить начало работ в «подозрительный» день.

Ну и потом, все-таки втянувшись в пиар-борьбу с оппозицией, устраивая опросы в соцсетях, компания избрала не самый очевидный путь.

С точки зрения PR такой опрос сделан, мягко говоря, топорно. Конечно, люди проголосуют не за старую развалину, а за новое и чистое здание. Но это технологии каменного века.

Но по-моему, не только застройщик подменяет понятия. Я пока не видел ни одного проекта освоения этой земли кроме того, что предлагает сам ее хозяин. Мне самому проект нового ТРЦ не нравится. Если уж на то пошло, я бы предпочел вариант проекта, созвучный с ТЦ «Европа» напротив. И да, меня не спросили. А должны?

В 2007 году, когда ЦУМ и «Пассаж» продавали, я не возмущался. И никто не возмущался — наоборот, говорили, что наконец-то нашелся инвестор, который вложит деньги в эти объекты.

Основной камень преткновения — законность работ. «Малышева, 73» называет их «реставрацией» и указывает на заключения экспертиз и букву закона. Общественность называет их «сносом» и — удивительно! — тоже указывает на букву закона. И вот что еще интересно: обе стороны заявляют, что их противники манипулируют общественным мнением.

Напрягает еще и то, что Росохранкультуру никто не обвиняет в выдаче незаконных экспертиз.

А на этой картинке (автор — alex_kofman) видно, насколько больший объем будет у нового здания по сравнению со старым. По официальным рендерам «Малышева, 73» этого представить нельзя, но и эти две картинки сложно «приобщить к делу».

Мы опросили известных строителей и архитекторов, что они думают о ситуации вокруг «Пассажа». А мнения-то у них самые разнообразные!

Вячеслав Трапезников, исполнительный директор Гильдии строителей Урала:

— Я возмущен ситуацией. Я думал, что в Екатеринбурге сложилось гражданское общество, но то, что происходит сейчас вокруг «Пассажа», дискредитирует саму его идею. Со стороны группы блогеров это злоупотребление своими правами.

Во-первых, почему-то никто не вспоминает, что почти сто миллионов долларов застройщик заплатил в бюджет города за возможность реконструировать этот объект. Объект был выставлен на торги и продан за космические, невероятные для Екатеринбурга деньги. Но тогда это никого не возмутило.

Во-вторых, я однажды занимался строительством рядом с памятником и знаю, что девять кругов ада надо пройти, чтобы все согласовать. Это очень богомерзкая процедура! Государство поворачивается к тебе задней частью своей огромной туши и заставляет тебя облизывать ее.

Андрей Бриль, полномочный представитель Гильдии управляющих и инвесторов в Екатеринбурге:

— Не вижу ничего страшного в обсуждениях проектов с общественностью. Думаю, и никто из бизнесменов не видит. Вопрос только в том, насколько конструктивны позиции сторон и какие цели преследует каждая из них. Если общественность против того, что владелец здания делает с «Пассажем», у нее должны быть какие-то предложения. В том числе касательно того, откуда взять деньги и кто этим должен заниматься. Если же конструктива нет, я боюсь, как бы это не привело к гибели еще одного здания в исторической части города и образованию руин, которых и так немало.

Андрей Гавриловский, девелопер первого небоскреба Екатеринбурга «Высоцкий»:

— Не знаком с ситуацией. Если каждый считает, что закон на его стороне, то, наверное, это предмет судебного разбирательства. Все эти вещи очень скользкие. Любой стороне, наверное, можно руки на этом деле погреть.

Эдуард Кубенский, главный редактор издательского дома «Татлин»:

— Нынешний проект не предполагает реставрацию, а только усложняет работу застройщикам. Представьте себе — распилить каменный фасад и перенести его на несколько метров! Гораздо проще его убрать, выкопать котлован, сделать там четырехуровневую парковку, а потом по такому же образцу построить новые стены. Если бы я был инвестором, я бы сделал именно так. И так, полагаю, поступят и наши застройщики, когда столкнутся с этой проблемой.

Но я считаю, что наши потомки должны увидеть это здание. Я считаю, что в этом месте создана достаточно качественная среда, просто она была в беспорядке, как все у нас в городе. Но разрушать ее будет принципиально неверно. Для этого здания можно было найти функционал, не перестраивая его. К примеру, не строить торговый центр класса В+, а разместить в существующем здании бутики премиум-класса.

Григорий Мазаев, главный градостроитель института «УралНИИпроект»:

— У нас, как всегда, возмущения начинаются уже после того, как стартовали работы. По «Пассажу» у меня два вопроса. Первый — юридический, и, насколько я знаю ситуацию, он решен. Все необходимые заключения и разрешения есть. У меня нет никакого основания не доверять экспертам Министерства культуры РФ. Это грамотные люди с большим опытом работы, которые знают, что пишут.

К слову, ни у одного специалиста Свердловской области нет сертификата такого эксперта. Его не так-то просто получить. Поэтому, когда я читаю в интернете про то, что за деньги можно сделать любую экспертизу, я не верю, что эксперт Министерства культуры за какие-то деньги из города Екатеринбурга будет подрывать свой профессиональный авторитет. Он дороже стоит.

Второй вопрос — по самому проекту. Я как член градостроительного совета видел этот проект в прошлом году. Тогда я назвал его «баней турецкого султана», что очень понравилось журналистам, и они потом публиковали это выражение несколько месяцев кряду. Градсовет тогда высказал множество замечаний к проекту. В частности, было сказано, что архитектура фасадов совершенно чужда градостроительной ситуации в городе и фасады надо доработать. Было сказано, что надо уменьшить высоту, потому что это здание не должно быть выше администрации города.

Градсовет проект не одобрял, а наоборот, написал кучу замечаний. Однако отметил, что в целом проект имеет право на существование. А исправленный проект я еще не видел.