Раздел В мире
10 декабря 2013, 13:00

Китайский Сочи: как стать «всесоюзной здравницей» без всякой Олимпиады

Китайский Сочи: как стать «всесоюзной здравницей» без всякой Олимпиады
Фото: Наталия Попова, 66.ru
Город Санья на китайском острове Хайнань чем-то похож на наш Сочи: оба — «курортные столицы» своих стран и оба мечтают укрепиться в статусе международных. Только вот Сочи на «выход в мир» понадобилось почти 100 лет, а его китайский брат взлетел буквально за пару десятилетий. Мы попытались понять — почему?

Сочи, в котором, по словам героини фильма «Москва слезам не верит», хоть раз в жизни отдыхал каждый советский человек, вошел в мировую повестку только в 2007 году, когда его выбрали столицей зимних Олимпийских игр. До этого главный российский курорт дважды претендовал на Олимпиаду, в 1994 и 1998 годах, но безуспешно. Зимние игры, до которых осталась пара месяцев, наконец-то обеспечат российской здравнице международное внимание, только, скорее всего, на этом все и закончится.

Пока Сочи набирает обороты, пытаясь убедить весь мир и недоверчивых российских обывателей, что ему по силам принимать такие масштабные мероприятия международного уровня, китайский Санья уже вовсю проводит и финалы «Мисс мира» (он проходил здесь пять раз), и ежегодные встречи лидеров стран БРИК, и вечеринки-смотры самых крутых мировых брендов, и международные чемпионаты по серфингу, и много чего еще.

Санья, как и Сочи, вытянут вдоль побережья, общая протяженность бухт — около 260 км. Статус города он получил только в 1984 году.

А между тем у нашей здравницы была огромная фора во времени: Сочи получил статус города в 1917 году и уже в сталинскую эпоху стал главным курортом страны, тогда как Хайнань до 80-х годов прошлого века оставался провинцией на задворках великой китайской державы, годной лишь на то, чтобы ссылать сюда государственных преступников.

Особая зона

Самый мощный толчок к развитию остров Хайнань получил в 1988 году, когда ему присвоили статус специальной экономической зоны. Иностранным инвесторам предложили хорошие льготы, туристам разрешили посещать остров без виз, и деньги хлынули рекой: началось строительство отелей, дорог, обустройство городов. Уже через десять лет число иностранных туристов превысило 150 тысяч человек, а сейчас только из России еженедельно прибывает около тысячи туристов.

Недалеко от Саньи, в центре буддизма Наньшань установлена 108-метровая статуя бодхисаттвы Гуаньинь — самая высокая на острове. По распоряжению местного правительства прибывающие на остров самолеты делают круг, облетая статую.

Вообще, если брать в расчет только деньги, Хайнань вполне может богатеть и без «русо туристо»: на острове отдыхает вся партийная и военная элита Китая, бизнесмены из северных городов, и в праздники — например, на китайский Новый год — найти свободную комнату в отеле или снять апартаменты в городе практически невозможно, даже за цену, втрое превышающую обычную. Но русские туристы нужны острову для пафоса и престижа: курорту важно поддерживать звание международного.

Так что Хайнань медленно, но верно поворачивается к русским туристам лицом: местную кухню в отелях адаптируют под русский вкус, появляются отели с системой «все включено», развивается анимация, создаются условия для отдыха с детьми.

Шведский стол, к которому мы привыкли в заграничных отелях, для китайцев — странное и пока не очень понятное новшество. В их традиции — выставлять все блюда на вращающийся круг, чтобы каждый сидящий за столом мог взять то, что хочется.

К русским в Китае особое отношение еще и потому, что они напоминают, прежде всего старшему поколению китайцев, о Советском Союзе и его неоценимой помощи в подъеме экономики Китая. И, конечно, как во многих странах Азии, на туристов с белой кожей и светлыми волосами смотрят как на сошедшее на землю божество, особенно если это девушка или не дай бог ребенок.

Простая китайская гражданка увидела светловолосого русского ребенка, потрогала, сфотографировала — в общем, праздник у женщины.

Белая кожа для местных — признак того, что ты работаешь в офисе, а не на рисовых полях и чайных плантациях. Китайцы, точнее китаянки, с упорством, достойным лучшего применения, пытаются изъять из своей внешности китайские черты: выбелить кожу, увеличить разрез глаз, осветлить волосы. Туристы, которые добровольно подставляют белую кожу под солнце, вызывают у них как минимум недоумение.

Бухта Дадунхай — самая «русская» в Санье. Здесь много отелей, где персонал понимает русский язык, в близлежащих магазинчиках говорят по-русски, а в ресторанах можно поесть родного борща или соленых груздей.

Транспорт и дороги

Бесспорно, стремительному развитию туристического бизнеса на Хайнане способствует транспортная инфраструктура. На острове действуют два крупных международных аэропорта: основной на севере, недалеко от города Хайкоу, и второй по значимости на юге — собственно в Санье. Опять же для сравнения: сочинский аэропорт, открывший в преддверии Олимпиады новый аэровокзальный комплекс, обслужил в 2012 году немногим более 2 миллионов пассажиров. Аэропорт «Санья Феникс» — более 10 миллионов. Маршрутная сеть аэропорта Сочи включает 60 направлений (внутренних и зарубежных), аэропорта Саньи — 204.

Терминал внутренних авиалиний «Санья Феникс» выглядит как большинство аэропортов — скучное здание из стекла и бетона. А вот пассажиров международных рейсов, в том числе и российских, ждет необычный аэровокзал, выстроенный из дерева и похожий на уютный дом.

Что касается дорог, то они в Санье хорошие. Точнее, дороги в Санье изумительные. И за пределами города, и между глухими деревушками, и вообще во всем Китае. Проселочные дороги, разбитые в распутицу, к которым мы привыкли, исключены как класс: и городские улицы, и загородные трассы, и дороги от одной деревни к другой — все с идеальным покрытием, с не стертой разметкой, без ям, колдобин и грязи.

Разветвленная сеть китайских дорог была построена за последние пару десятков лет: ежегодно здесь строится около 30 тысяч километров многополосных автострад. Часть дорог — государственные, их строят на деньги, взятые в кредит у банков или вырученные от продажи акций. Два-три года дорога действует как платная, потом с собранных дорожных денег выплачиваются долги, а дорога переходит в категорию бесплатных. Все честно, и все слегка заработали.

Восторг от идеальных дорог слегка притупляет цена бензина: 98-й, например, здесь стоит около 50 рублей за литр. Такой коммунизм.

Правда, любителей взять мотоцикл или машину напрокат и поездить по острову, чтобы посмотреть все самостоятельно, ждет разочарование. Во-первых, здесь нужны китайские права; во-вторых, никто не позволит приезжему человеку совершить такую глупость: движение в Китае просто сумасшедшее. Правила дорожного движения соблюдаются иногда, светофор — для неудачников, встречка перестает быть встречкой, если китайцу хочется по ней проехать, пешеход на дороге — самое слабое звено. В общем, если в России две беды — дураки и дороги, то в Китае одна, но стоит двух.

Китайцы на мопедах и самодельных повозках — бич местных дорог. Они искренне уверены, что именно их колымага — главная на трассе и мчащийся на бешеной скорости самосвал непременно их пропустит.

Строительство

Если в Сочи строительство достигло фантастических масштабов в преддверии Олимпиады, то в Санье оно никогда не прекращалось. Вообще, бесконечная стройка — норма для Китая: здесь считают, что старое здание проще снести и построить заново, чем реставрировать. Так что «юный» возраст курортной зоны местным властям только на руку: здесь нет старинных исторических объектов, которые надо было бы уничтожать тайком под покровом ночи, потому что они мешают строительству.

Сами жители Саньи говорят, что город меняется до неузнаваемости каждые полгода: только привыкнешь ходить в магазин в паре кварталов от дома — как на его месте вырастает центр народной медицины или новый жилой комплекс.

Китайская здравница растет как на дрожжах: сейчас на Хайнане насчитывается около 260 отелей, и не исключено, что через год их число увеличится вдвое. Причем большинство гостиниц — пятизвездочные: просто китайцы никак не могут победить свою страсть к гигантомании и роскоши. Отели, в их понимании, должны быть огромными, сияющими и желательно не похожими на традиционные китайские здания.

Заселяясь в отель, помолитесь каким-нибудь китайским богам, чтобы вашими соседями не оказались пьяные китайцы, иначе можно стать махровым расистом за одну ночь: это народ шумный, громкоголосый и начисто лишенный любых представлений о приватности.

Природа и климат

Сочи и Санья находятся в разных климатических зонах, причем оба курорта в выигрыше: в китайской «здравнице» круглый год царит лето (средняя температура воздуха от +22 °С зимой до +33 °С летом), зато в российской можно кататься на лыжах в горах.

Море на Хайнане чистейшее, чего не скажешь о сочинском побережье, но жители Поднебесной не понимают своего счастья: в большинстве своем они не умеют плавать и боятся воды. Максимум, на что готов местный богач, приехавший на курорт с севера страны, — это дойти до линии прибоя и сфотографироваться на фоне моря, закутавшись при этом с ног до головы, чтоб не дай бог не загореть. Та же история и с бассейнами: китайцу комфортно, если глубина — сантиметров 60 (и если он не забудет спасательный круг).

Зато на китайском пляже не приходится бороться за место под солнцем, и это, бесспорно, хорошо.

Если говорить об экологии, то отношение к природе «у нас» и «у них», как ни странно, одинаковое: китайцы свои уникальные тропические леса не ценят и при необходимости вырубают без жалости. То же самое касается и местной фауны: диких животных на острове можно найти разве что в заповедниках и зоопарках, остальных банально съели. Только в Китае это не вызывает массового возмущения в СМИ — как это происходит у нас, когда речь идет, например, об уничтожении памятников дикой природы на территории Большого Сочи при подготовке к Олимпийским играм. При этом на охрану природы от Олимпиады выделяются внушительные суммы.

Китайский курорт славится чистейшей водой и воздухом: на острове запрещено промышленное производство, так что никаких вредных выбросов или слива промышленных отходов в море нет. Ну и корабли в купальной зоне не ржавеют годами. На фото — пляж в Сочи летом 2012 года. Фото: Мария Лейва, 66.ru

К тому же здесь очень дешевая электроэнергия, так что местные жители предпочитают передвигаться на скутерах, которые работают на электричестве.

Хайнань — единственное место в Китае, где можно есть фрукты, не опасаясь пестицидов. В отличие от материкового Китая земля здесь плодородная, ядреные химические удобрения не нужны, так что за манго и апельсинами сюда едут со всей страны. И стоят они не как в нашем Сочи.

Специфика

Иностранцы летят в Китай ради экзотики, и эту потребность принимающая сторона нещадно эксплуатирует. На Хайнане нет памятников истории или архитектуры, чем богат материковый Китай, и это упущение пытаются компенсировать национальными парками, прогулки по которым сопровождаются старинными легендами, этнографическими деревнями, в которых воссоздан быт малых народов Китая, природными зоопарками.

В центре буддизма Наньшань можно увидеть самую большую в мире золотую статую бодхисаттвы Гуаньинь весом 140 кг и заодно оценить прагматизм китайцев: за нехилую сумму они приобретают в аренду маленькие статуэтки бодхисаттвы (чем ближе к большой фигуре, тем дороже) — и можно забыть о молитвах.

В этнографической деревне народностей ли и мяо несколько раз в день проходит спектакль под открытым небом, с национальными костюмами, танцами, песнями и живым огнем.

В ближайшее время местные власти планируют построить в Санье аквапарк, парк развлечений наподобие Диснейленда и специально для русских — туристический кластер «Восточный Сочи» — тематический парк, включающий, в частности, спортивные объекты.

«Туристический бренд» китайцы лепят буквально из всего, что под рукой, даже традиционное местное кустарное производство — выращивание чая, разведение змей, добыча жемчуга — в курортной зоне становится развлечением.

Тормоз

Стремительное развитие острова Хайнань как курортной зоны международного значения тормозят сами китайцы: местные жители инертны, ленивы и не отличаются сообразительностью. Для островитян, которые из поколения в поколение занимались сельским хозяйством, работать на туристов — нехилый карьерный рост и шанс выбиться в люди. Конечно, быть менеджером в отеле не так престижно, как чиновником или военным, и заработки здесь небольшие (менеджер в «Хилтоне», например, получает около 1000 юаней в месяц — это меньше 6000 рублей на наши деньги), но за эту работу держатся.

Северные китайцы недолюбливают южных, считая их (кажется, не без основания) недалекими и неумными. Выходцы из южных провинций, как правило, не имеют образования: школы в Китае платные и обучение стоит очень дорого. Так что даже в хороших отелях персонал, владеющий английским, пока редкость, а знающий русский и вовсе на вес золота.

К тому же китайцы не любят ничего менять — им просто лениво. Российские туроператоры жалуются, что им приходится буквально бороться с местными отелями за выгодные условия для туристов с детьми (в государственных отелях Хайнаня дешевле снять отдельный номер, чем разместить ребенка с двумя родителями) или за снижение цен на проживание в отелях с системой «все включено». Собственно, в этом есть определенное сходство с неповоротливым и равнодушным российским курортным бизнесом.

О недостатках отдыха в Сочи знает каждый, кто был там хотя бы раз: старые отели, низкий уровень сервиса, теснота и высокие цены. О том, что изменений к лучшему не предвидится, — тоже. Фото: Мария Лейва, 66.ru

На вопрос, как Санья умудрился за такое короткое время стать международным туристическим центром и почему у нас не так, есть и еще один очень простой ответ: «их», китайцев, просто очень много. Впрочем, в Китае этим объясняют всё.

За организацию поездки в Китай спасибо туристической компании «Южный Крест».

Фото и видео автора