Раздел Спорт
16 января 2015, 18:50

Егор Мехонцев: «Я русский. А бои в США — это просто работа»

Егор Мехонцев: «Я русский. А бои в США — это просто работа»
Фото: Евгений Лобанов, 66.ru
Именитый уральский боксер, который уехал в Штаты ради профессионального ринга, показал, как поддерживает себя в форме, провел спарринги с бойцами ОМОНа и рассказал, что мечтает еще раз выступить на Олимпиаде.

Сегодня боксер-профессионал и олимпийский чемпион Егор Мехонцев провел в Екатеринбурге показательные занятия с бойцами ОМОНа и воспитанниками спортивных секций. Егор уже больше месяца на Урале. Он в отпуске, потому в перерыве между боями вырвался на родину, хотя сейчас большую часть своего времени проводит в США и в Китае.

Перед началом тренировки Егор вышел в зал в форме полицейского и с лейтенантскими погонами.

«Специальные полицейские силы. Екатеринбург». Егор выступал за клуб «Динамо», а значит, он тоже полицейский.

Воспользовавшись поводом, в коротком перерыве мы поговорили с Егором о том, зачем он уехал в Штаты. Сняв майку любителя, он оказался под патронажем западных менеджеров и теперь в России бывает редко. Хотя сам утверждает: «Был и остаюсь русским».

— Егор, почему вы уехали в США?
— Никуда я не уезжал. Был и остаюсь русским. Просто промоутер у меня теперь американец. Действительно, я теперь много времени провожу в США — 8–9 месяцев в году. Но для спортсмена это нормально: я и раньше мог по многу месяцев не бывать дома, пропадая на сборах, например, в Армении или еще где-то.

Тренировка началась с разминки.

— И как вам в Штатах?
— Да нормально. Я ведь туда не в турпоездки езжу, а на спортивные сборы. Живу там достаточно изолированно. Дело в том, что теперь я тренируюсь с мировыми звездами бокса, а у них множество фанатов, некоторые из них просто безумны. Особенно филиппинцы — это вообще фанаты из фанатов. Поэтому на тренировочных базах довольно строгий режим и посторонних там мало. А внутри все свои — боксеры из разных стран. В общем, Америки-то я и не видел.

После разминки — «бой с тенью». По словам Егора, это главное тренировочное упражнение в боксе.

— Чувствуете давление, неприязнь в связи с событиями на Украине? У нас в последнее время европейцев и американцев не очень-то жалуют. А там как русских встречают? Не освистывают, когда на ринг выходите?
— Знаете, нет. Многие там вообще не знают, в чем разница между Украиной и Россией. Думают, что мы до сих пор одна страна. Спрашивают иногда: «Егор, у вас там что-то происходит?».

— Что отвечаете?
— Просто говорю: «Да, происходит. Это политика». А они: «А-а-а-а! Ну тогда понятно!». Нормальные люди никакого негатива к россиянам там не испытывают.

Затем начались спарринги. Сначала против Егора вышли полицейские — те, кто зарекомендовал себя в соревнованиях по разным видам рукопашного боя.

— Когда к нам в редакцию приезжал Костя Цзю, он говорил, что русские боксеры переезжают на Запад, потому что там спортивная база лучше и индустрия бокса развита сильнее. Во всяком случае так было, когда он решил уехать. А сейчас?
— Спортивная база, тренажеры, подготовка там такие же, как здесь. Никакой разницы. Всё то же самое. Но уровень спортсменов, которые там занимаются и выступают, намного выше. Собственно, потому я чаще всего выхожу на ринг там.

Кроме опытных полицейских на ринг против чемпиона вышли студенты профильных вузов.

— Когда вы перешли в профессиональный бокс, то лишились права еще раз выступить за национальную сборную на Олимпиаде. Хотя до того заявляли, что намерены еще раз съездить на Игры. Почему передумали?
— Так. Еще раз: ни за какую другую сборную у меня даже в мыслях нет выступать. Я русский. На бой выхожу с российским флагом — чтобы там, в США или в Китае, все говорили: «Эй, смотри, это тот русский парень, который классно дерется. У них там в России отличная школа бокса, и вообще они сильные люди».

А за российскую сборную я бы очень хотел выступить. Я теперь профессиональный боксер, да. На Олимпийские игры нас не пускают. Но сейчас идут какие-то процессы… Может быть, это правило отменят. Тогда я с огромной радостью выступлю за Россию в той весовой категории, в которой потребуется. Хоть в супертяжах, если пустят.