Раздел Общество
15 июня 2011, 16:54

Евгений Горенбург: «Я не министр, я рок-звезда!»

Евгений Горенбург: «Я не министр, я рок-звезда!»
Фото: Внутренний фотобанк компании
Интервью с президентом хоккейного клуба «Динамо», бизнесменом, музыкантом и директором фестиваля «Старый новый рок на волне».

— До фестиваля в Заречном осталось две недели, и наверняка большая часть ваших мыслей посвящена именно ему. Это будет круто?
— Вне всяких сомнений, как всегда!

— Аудитория проявляет интерес?
— Конечно. И хотя продажи билетов далеки от идеальных, мы знаем, что ближе к фестивалю желающих становится больше, а в день начала билетов продается столько же, сколько за весь предыдущий период. Почитателей нон-конформистской музыки, конечно, год от года меньше, но не настолько, чтобы музыканты выступали перед пустой поляной. 5000 или 6000 зрителей мы соберем. А еще сами музыканты. Только участников фестиваля в этом году 1500 человек!

— После каждого фестиваля вы говорите, что теперь точно все, никаких больше фестивалей, с меня хватит. И все равно спустя какое-то время появляются афиши с названиями популярных команд, команды менее популярные начинают слать заявки. Вот что нужно для того, чтобы все состоялось?
— Нужно, чтобы звезды сошлись. В этом году 25 лет Свердловскому рок-клубу, и все кругом посчитали, что это важная дата, что фестиваль по этому поводу должен состояться. Сами мы так не считаем... Это ведь очень трудно на самом деле — поверить, что ты велик, если тебе постоянно об этом не говорят. Вот эпоха, икона. А для меня Свердловский рок-клуб был разным: и хорошим, и плохим, и частью жизни.

Или не играл давно на большой аудитории. А хочется. Ну хочется — так собери ее и поиграй. Все же делается «для себя».

Ну и деньги. Чтобы пришла Татьяна Борисовна Ельцина и сказала: «Вот вам на фестиваль». Или другие люди, которые деньги хотят потратить, и надо сделать так, чтобы они от этого получили удовольствие. Мы это умеем. Как любой артист я должен «сделать хорошо» за гонорар, который мне готовы заплатить.

— Приедут ли музыканты из групп, которые составили славу уральского рока, но уже не существуют? Я имею ввиду «Нау», «Агату Кристи»?
— Я думаю, да, они приедут, поучаствуют в фестивале, но не как музыканты, а как люди, для которых эта дата небезразлична. И Самойловы, и Слава Бутусов...

— Все-таки жаль, что он не сыграет...
— Мы говорили об этом, буквально недавно. И Славка сказал, как настоящий поэт, что тут речь не о том, что в одну и ту же реку невозможно войти дважды. А о том, что входить некуда: река пересохла, в ней не осталось воды. И поэтому он, конечно, приедет, чтобы посмотреть, пообщаться. Все равно для посвященных рок-клуб — это цех.

— Если рок-клуб — это цех, то вы в недавнем прошлом, насколько я знаю, чуть было не стали начальником завода? Вам предлагали стать новым министром культуры, а вы отказались.
— Ну, во-первых, официально стать министром культуры области мне никто не предлагал. В кулуарах ходили разговоры, но они на то и кулуары. Я к таким разговорам серьезно не отношусь. Но позицию свою обозначил: какой из меня министр? Я звезда рок-н-ролла!

Во-вторых, ну министр культуры, он же не только за культуру отвечает. Он еще и за зоопарк, например. Проблемы енота-полоскуна мне так же не близки, как проблемы коренного населения дальнего Севера. Я ничего в них не понимаю.

А в-третьих, чиновники — это же несчастные люди. Правда, их пожалеть только. Всем от тебя что-то надо, не что-то даже, а конкретно — денег, и все тебя либо ненавидят, либо боятся, либо презирают. И вот представляешь, приходит к тебе человек, и ты точно знаешь, что ему наплевать на твою тонкую душевную организацию, хрупкий внутренний мир и на тебя самого, но улыбается, беседы ведет, ну? А выйдет — и забрызжет тебе приемную ядом. Нет, не приведи Господь такую работу.


— Тем не менее возраст у вас самый что ни на есть «политический». Нет желания порулить?
— Еще нет. Может быть, когда я стану, как Никита Сергеевич Михалков, во мне проснется эта страсть, но пока не хочется.

— Но это же могло бы помочь вам в ваших делах? Не с фестивалем, так со спортивным клубом. Наверняка же у министров тоже свой «цех»?
— Может быть. Хотя вряд ли. Отношение к министру культуры, а тем более областному министру культуры, сам знаешь, какое...

— Но если у вас нет политических амбиций — какие тогда есть?
— В первую очередь, спортивные: все-таки «Динамо» — это моя основная работа. Хорошо завершить этот сезон. Покрытие на стадионе поменять. Найти достаточное финансирование на следующий. Конечно, такие праздники, как второе место на чемпионате Европы по индору каждый год случаться не могут, но стремиться к результату нужно. Помочь нашей сборной пройти олимпийский отбор, там и наши игроки будут, найти финансирование и открыть спортивную школу на Химмаше. Ну а если когда напишется песня — вот хорошо. Но этого, правда, давно не случалось.

— А что такое?
— Ну что? Старость, очевидно (улыбка). А вообще, как говорил один мудрый человек, который тоже давно не писал новых песен, «ну и хорошо — мусора в мире меньше».

— К хоккейной школе. В первый раз слышу, что в нашем городе такой проект предвидится...
— Хоккей на траве — международный, олимпийский вид спорта. В других странах он популярен значительно больше. Но я уверен, и у нас он найдет своих поклонников, как только появится где. И как только со стороны госчиновников появится одобрение «генеральной линии партии». Но сейчас лед тронулся, проект уже обсудили на высочайшем уровне города и утвердили. Дело за малым — за деньгами. Радует, что требуется их не так много, не многие сотни миллионов. 200, может быть, или около того.

— Для города, который и без того тратится на то и это, наверное, сумма внушительна?
— Да, развязка на Калине, которая сколько-то там миллиардов стоит, важнее. Ей будут пользоваться миллионы людей. Тем, что построим мы, — всего десятки тысяч. Но эти люди будут представлять нашу страну на международной арене. О спортивном престиже нужно тоже немного думать.

— А ваши детские школы?
— По мере сил пытаемся развивать идею. В Березовском, Заречном потихоньку эти проекты движутся. Сделать все и сразу наверняка не получится. Всю работу делают люди. Это и плюс, и минус: ведь иногда люди делают нечто вовсе несоразмерное их вознаграждению. Подвиг совершают. Ждать этого всякий раз бессмысленно, хотя... говорил же кто-то из великих: «Будьте реалистами, требуйте невозможного!». Тогда все получится, как надо.

Фото: Сергей Никифоров, специально для 66.ru

Внутренний фотобанк компании