Раздел Общество
6 мая 2011, 15:08

Война — это очень тяжелый труд

Воспоминания Всеволода Ивановича Фефелова, который прошел всю Великую отечественную войну командиром «Катюши».

Так получилось, что у меня не было родных дедов. Но в деревне Липовское (под Туринском, в 300 км от Екатеринбурга) живет мой двоюродный дед по бабушкиной линии — Всеволод Иванович Фефелов. К нему я и отправился в прошлые выходные.

Всеволоду Ивановичу 87 лет. Несмотря на возраст он удивительно активен, интересуется происходящим в стране и в мире, много читает. Его главное увлечение — огород. Все дело в том, что всю жизнь он проработал главным агрономом колхоза им. Фрунзе. Он до сих пор сам вскапывает землю, выращивает рассаду, собирает урожай. Но больше всего меня удивил тот факт, что он иногда колет дрова.

О войне он рассказывать не хотел: «Ну чего я могу рассказать — я был простым солдатом, ничего геройского не совершил»...

Никто здоровье не проверял
Когда началась война, я жил в Алапаевске. По комсомольскому направлению мы занимались возведением станкостроительного завода. Потом нас перебросили в Ревду. Летом 1942 года я ушел в армию. Меня пригласили в райком комсомола. Вечером собрался и уехал в Свердловск, где прошел мандатную комиссию.

Никто здоровье не проверял. Затем меня отправили в Москву — во Вторую учебную минометную бригаду. Находилась она на Хорошевском шоссе. Там я провел несколько месяцев, обучаясь на разведчика. В феврале 1943-го меня отправили в 27-ю бригаду, а затем на формирование в Москву, в 80-й Гвардейский минометный полк.

Боевое крещение на Курской дуге
Первое мое боевое крещение случилось на Курской дуге. У нас был командир батареи Абрамов. Слушай, золотой это был человек, бывают же такие люди. Он как-то с уважением ко мне относился, еще когда в разведке были. Мы приехали в колок, чтобы укрыться. Смотрим, а в небе три Юнкерса-87, их на фронте еще лапотниками называли. Одномоторные. Смотрю, один круг сделали, второй, а потом начали бомбить. А ровиков у нас еще нет, а там есть полок, земля была вспахана. Я знаю, что там всегда борозда глубокая, я в нее и залег. Кто куда разбежался. Уши зажал. Бомба упала в четырех-пяти метрах от меня. Осколки... Уши разжал, все еще шумит. Да и сейчас шумит. Пилотки нет, погон нет.

Был у меня наводчик Вайцеховский, он здоровый, как ты. Лежит. Мертвый. Всего осмотрели — никакого ранения у него даже не было. Что с ним случилось, так и не узнали. А командиру Абрамову осколок в висок попал. Мы его дорогой и похоронили. Золотой был человек. Документы оставили, его потом нашли.

Курская дуга этим и запомнилась мне. Из-под Курска мы пошли в Яссы (Румыния).

Вино меня чуть не сгубило
Расскажу тебе о случае, который меня чуть не погубил. Наше орудие забарахлило. Мы остановились в селе. Нас пять человек. Люди всякие жили там. У них там такая традиция была, что, когда сын рождался, то родители закапывали бочку с вином, которую раскупоривали на свадьбу. Пришел к нам сочувствующий житель села и рассказал, что в таком-то доме, где висит кукуруза, зарыта бочка с вином.

Я попробовал винишко, до этого же ни разу не пивал его. В нашем дивизионе об этом расчухали. Приехал майор Алюнин, замдивизиона, выстроил нас и назначил 10 дней строгого. Бочку они забрали, кстати. В результате стал я чистить картошку. Но на следующее утро в четыре часа уже стали наступать. Так и закончилось мое строгое.
Так получилось, что я остался один, с орудием, на прямой наводке. Смотрю, а пехотинцы драпают, сорокопятки тащат. Я же остался один, но нападение остановил. Мне за это потом дали медаль «За отвагу». Это была моя первая медаль...

Я родился в рубашке
Это было в Венгрии. Мои мужики отдыхали в доме, а я в тот день был разводящим. Мы возвращались с солдатом (года 1910 рождения был) в хату. Он пошел ставить оружие, а я чуть задержался что-то. И тут в дом угадал снаряд, как раз ближе к той стене, где был он. Всю задницу у него снесло. Я совсем рядом был — тогда подумал, что родился в рубашке.

Или вот еще случай. В Чехословакии дело было. Мы на марше были, там дороги намного лучше, чем у нас были. Налетели «Мистера», наверное, штуки три по дороге шерстили — обстреливали и бомбили. Одна бомба упала впереди нас. Наш шофер не справился и врезался в дуб, его снесло. Все снаряды вылетели, но ни один снаряд не разорвался. Так нам повезло сильно. А я ведь сидел на крыле с правой стороны. Собрали все снаряды, машину подняли и поехали дальше.

Земля нас берегла
Моя война прошла на колесах. Работы хватало. Расчет пять человек. Для машины, которая длиной метров восемь и высотой около трех метров, думаешь, сколько времени требовалось, чтобы выкопать ров? Час-полтора, не больше. Сначала для машины выкопаешь, а потом ровик себе. Другой раз за день два раза катюшу закопаешь. Только чтобы выжить.

Считаю, что на фронте очень многое зависело от самого себя. Земля должна спасать человека — она родила тебя, она и бережет. Молодые солдатики не очень любили это делать.

Снаряд для катюши весил 42 кг, а были и по 64 кг. Ты берешь его и быстро закидываешь, а их 16 зарядов. В считанные секунды, а расчет был невелик. Командир, наводчик, два заряжающих и шофер. Я был командиром орудия.

Я так считаю, что война — это очень тяжелый труд. Не только тяжелый сам по себе, но и с большими убытками для человечества.

На войне страха не было
На войне нисколько страху не было. Стреляют, бомбят... А вот когда ты отходишь в тыл, то сразу ощущаешь страх. И прислушиваешься: если снаряд свистит, значит, в сторону летит, а если пронзительно «шшш», то в тебя. Вообще, привыкаешь жить на войне. Даже к смерти привыкаешь, обычное явление это было. Война без жертв не бывает. Ты мне скажи, кто придумал эту войну, кому она нужна?..

О женитьбе договорились письменно
С Тамарой Никандровной, будущей женой, мы познакомились в 1945 году. Она написала мне. Я переписывался с одной женщиной, Анастасией Владимировной (мы с ней еще в детстве гуляли вместе), а Тамара Никандровна ухватилась за это дело и написала мне. Прислала мне фотокарточку. Сначала это была обыкновенная переписка, которая постепенно стала любовной. Я ей писал, что обязательно вернусь, чтобы она ждала меня.

Я вернулся 20 марта 1947 года, а в апреле уже поженились. Мы ведь письменно договорились. Правильно поступил. О такой женщине, какой она была по характеру и умению жить, можно только мечтать.

В живых осталось только трое
Года четыре назад Всеволод Иванович решил составить список участников войны из близлежащих деревень. Для этого он не один день провел в архиве, выясняя судьбу каждого. В результате появился поименный список по 15-ти населенным пунктам Липовской территории (его можно посмотреть в альбоме).

Всеволод Иванович установил, что всего на фронт ушли 799 человек. Вернулись же — 373, погибли — 216, еще 166 — пропали без вести, а 44 — умерли от ран. Сейчас в живых лишь три участника Великой Отечественной войны...