Раздел Общество
19 ноября 2010, 11:02

Экскурсия в закрытый город без наркотиков. Без купюр

Экскурсия в закрытый город без наркотиков. Без купюр
Фото: Антон Буценко для 66.ru
Фоторепортаж 66.ru из центра реабилитации наркоманов фонда «Город без наркотиков».

— Алло, это у вас наркоманов наручниками приковывают?
— Да, у нас. Только уже два года как никаких наручников нет и никого не приковываем.
— Нет, моего, пожалуйста, прикуйте наручниками. С ним по-другому никак.

Такие звонки здесь в последнее время не редкость. Шумиха вокруг реабилитационных центров фонда «Город без наркотиков» поднялась после ареста Егора Бычкова. Однако несмотря на внимание СМИ к судьбе самого руководителя нижнетагильского отделения фонда, реабилитационные центры по-прежнему представляются чем-то мрачным. Так как же там на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, мы отправились в реабилитационный центр на Изоплите.

Сейчас в реабилитационном центре на Изоплите находится 193 человека.
Свободных мест нет, напротив, из желающих очередь.

Первое. Наручников здесь нет. Никто не приковывает наркоманов к кроватям или к батареям. По крайней мере, мы этого не видели. От этой методики отказались уже два года назад.

Никто никого не приковывает наручниками. Ни к батарее. Ни к кроватям.
Условия жесткие, но не смертельно опасные.

Второе. Никакой воды и хлеба. Жесткое ограничение еды — хлеб, вода, лук — также рудименты. От столь строгой «диеты» тоже отказались. Теперь в рационе реабилитантов — каша и горячий чай.

Воду, хлеб и лук заменили на кашу и чай с бутербродами.
Рацион даже полезный. Хотя и не до излишеств.

Однако простота рациона — принципиальное условие.»Острое чувство голода позволяет бороться с абстинентным синдромом и чувством дискомфорта. Я сознательно не называю это ломкой. Ломка — это спектакль для родителей, жены», — говорит Евгений Маленкин, сотрудник фонда «Город без наркотиков», который и провел нам «экскурсию» по центру.

Мысли о голоде наркоману помогают.
В Фонде уверены: чувство голода снимает абстинентный синдром.

Доступ к еде свободный.
Еда на вкус тоже вполне съедобная: корреспондентов накормили вместе с реабилитантами.

Третье. Это не медицинский центр. Здесь не лечат наркоманию. И вообще не считают ее болезнью. «Наркомания — это не болезнь, а крайняя степень распущенности, поэтому и ломок никаких не существует, есть лишь театрализованное шоу наркомана, чтобы разжалобить окружающих на еще одну дозу», — говорит Малёнкин.

Наркомания не болезнь, а распущенность.
А потому и лечить ее не надо, нужно ограничивать от прежней среды и учить жить заново, считают здесь.

Четвертое. Не похищают наркоманов на улице! Сомнительная это добыча, прямо скажем. Да и желающих — и так очередь. Со всей России. Вот и в наш визит жена привезла мужа. Путь не близкий — из Нижневартовска. «Но иначе — никак. А больше и податься некуда», — вздыхает жена.

Только прибывший реабилитант.
Утверждал, что вовсе не наркоман, только раз попробовал. Спустя несколько минут достал припасенную дозу новой дряни, которую наркоманы называют «интернет».

Пятое. В истязательства и насильственное удержание как-то не верится. Во-первых, везде видеонаблюдение, все с момента поступления реабилитанта и вплоть до выхода его через год фиксируют камеры видеонаблюдения. В самом начале родственники и сами реабилитанты подписывают письменное согласие на нахождение в центре.

Письменное согласие подписывают не только родители и близкие наркомана, но и сами реабилитанты.

Шестое. Да, наркоманов, вернее — реабилитантов, держат в закрытом помещении. Да, встречи с родственниками не такие частые. Ни о каких «каникулах» дома и речи не идет. Главная задача центра — оградить бывшего наркомана от той среды, где он был раньше. А потому 21 день карантина — не главное. Главное — годичная социальная реабилитация. «Большинство из тех, кто поступает в центр, раньше ничего тяжелее иглы в руках не держали. А тут приходится все делать самому, работать приходится! — говорит Маленкин. — Если мы через три недели выпустим такого человека, цепочка опять замкнется. Тут и «друзья», которые дозу предложат, подоспеют».

Ограничение свободы — принципиальный момент в реабилитации наркомана.
Только так можно оградить его от рецидива, уверены здесь. Поэтому срок пребывания в центре — 1 год.

Седьмое. Заработать денег на наркоманах — сомнительная штука. Для сравнения: 20 дней в частной клинике — 300 тысяч рублей. В центре — 7 тысяч рублей в месяц, и то если у близких хватит средств. Часть наркоманов находится в центре бесплатно. «Что такое семья наркомана — голые стены и вымотанные родители, — объясняет Егор Бычков. — Им и пять тысяч найти негде».

7 тысяч рублей в месяц — такова цена дороги в жизнь без наркотиков.
Жаль, но доходят до конечной цели не все.

Ну, и наконец, восьмое. Бывших наркоманов действительно используют для «контрольных закупок» наркотиков. Их действительно спрашивают о том, где и у кого они покупали наркотики. Цель? Сотрудники фонда объясняют это борьбой с барыгами и наркоманской психологией. «Наркоман, который посадил барыгу, понимает — обратного пути нет», — говорит Евгений Маленкин.

noth_special: :

— Разговоры о том, что центр имеет целью не реабилитацию, а получение информации о барыгах и использование наркоманов в качестве закупщиков, — смещение акцентов для лохов. Преследуя такую цель, было бы логично как можно быстрее обновлять контингент и собирать максимум информации, а не воспитывать человека целый год. Хотя, конечно, информацию собирают и закупщиками берут.

Ведут ли проводники фонда к жизни без наркотиков? Избавят ли они наш город от наркобарыг?
Вопросы сложные, а ответы на них неоднозначны.

Сторонников у фонда «Город без наркотиков» и метода реабилитации, который после недавнего громкого дела главы нижнетагильского фонда назвали «реабилитация по Бычкову», наверное, ровно столько же, сколько и противников. На стороне первых: статистика по сокращению количеству наркоманов и оборота наркотиков, тысячи реабилитированных, которых теперь если и называют наркоманами, то с приставкой «бывший». В обойме аргументов вторых: случаи рецидивов, обвинения в жестоком обращении, сомнительные политические цели и источники финансирования. Кто из них прав, нам доподлинно неизвестно. Мы можем с уверенностью говорить лишь о том, что мы видели в одном конкретном центре реабилитации. И можем показать это вам. Чьи аргументы принимать во внимание — ваше решение.

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.