Раздел Общество
8 октября 2009, 10:40

Верховный суд разрешил преступнику лгать

Любой преступник вправе лгать на следствии и суде, и наказывать за это нельзя. Такое разъяснение направил Верховный суд России всем людям в мантиях страны.
Понятно, что ложь не красит человека, особенно, если этот человек сидит на скамье подсудимых. Но прибавлять лишний срок за вранье подсудимому нельзя. Чтобы он ни говорил, мол: и топор мне подбросили, и убивал не я, а сосед, - с юридической точки зрения это легальная форма защиты. Ведь если пойман, не всегда значит, что вор.

А поводом для разъяснения послужило дело некоего гражданина Терентьева (фамилия изменена), который был осужден на восемь лет колонии строгого режима за убийство. При этом люди в мантии посчитали отягчающим обстоятельством то, что, как сказано в приговоре "Терентьев в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства, вводил органы следствия и суд в заблуждение, препятствуя тем самым установлению истины по делу". Говоря простым языком, он не только не сознавался, но и всячески старался направить следствие по ложному следу. Не получилось. Человека справедливо направили за решетку. Искупит или нет он свою вину - вопрос скорее философский.

А вот ложь подсудимого следователю полагается простить и забыть. Как разъяснил Верховный суд, согласно Конституции Российской Федерации, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

У гражданина есть право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. На основе конституционно-правовых положений уголовно-процессуальный закон предоставляет обвиняемому право возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний. И при этом обвиняемый не несет ответственности за дачу ложных показаний.

За неправду в суде можно подвести под статью свидетеля или гражданина, заявляющего о каком-нибудь преступлении. Якобы у него угнали машину или украли документы. Подобных дел, кстати, немало. Еще нередко бывает, что женщина заявляет об изнасиловании, которого не было. Это тоже типичный ложный донос. А сказки подсудимого под статью не подпадают, что, конечно, не освобождает его от ответственности за совершенное преступление. Задача обвинения доказать вину, что бы преступник ни говорил.

Поэтому судебная коллегия изменила приговор суда в отношении Терентьева, исключив из приговора указания на неправдивые речи преступника. Сам гражданин, естественно, остался в колонии. А его дело включено в обзор судебной практики, направленный во все суды страны для ознакомления.