Раздел Общество
12 июля 2007, 09:57

Туркмения на героиновой игле: преемник «отца туркмен» начал наркотики сжигать

Туркменистан находится во власти героина, утверждает репортер газеты The New York Times. Прежнее руководство страны ничего не предпринимало в борьбе с наркотиками. Новый президент Гурбангулы Бердымухаммедов пытается переломить ситуацию.
Прием героина распространился в туркменском обществе постсоветского периода от столичных ночных клубов до таких социальных слоев, как обнищавшие государственные служащие и заключенные тюрем. Это создало проблемы для здоровья нации, которые в основном не признаются открыто, утверждает американский журналист.

The New York Times цитирует западного дипломата, который считает, что в каждой семье среди если не близких, то хотя бы дальних родственников найдется хоть один наркоман. Некоторые туркмены употребляют героин целыми семьями; среди наркоманов становится все больше женщин, что идет вразрез с древними обычаями туркменского общества.

Обилие наркотиков в Туркменистане неудивительно, ведь республика граничит с Афганистаном, где объемы производства запрещенных препаратов после свержения талибов выросли. Столь широкое распространение наркотики получили в туркменском обществе не только из-за их дешевизны, но и по причине попустительства туркменских властей. В стране, где государство контролировало абсолютно все сферы жизни общества, для борьбы с наркоманией можно было сделать гораздо больше, утверждают местные жители. На деле же государство до недавних пор просто не признавало существования проблемы наркомании.

Покойный президент страны Сапармурат Ниязов однажды заявил, что раз и навсегда решил проблему наркомании. "Проблема была, но потом я написал "Рухнаму", люди ее прочитали и решили проблему" - заявил он иностранным дипломатам. При Ниязове, отмечает The New York Times, "Рухнама" стала сакральным для туркменов текстом.

Замалчивание фактов приобрело анекдотический масштаб. Употребление таких наркотиков, как героин, приводит к распространению вируса иммунодефицита человека (ВИЧ), но в 2006 году - последнем году правления Туркменбаши - государство отправило официальное сообщение в Агентство по борьбе с наркотиками и преступностью при ООН. Отчет гласил, что в Туркменистане известны лишь два случая инфицирования ВИЧ и одна смерть от последствий СПИДа. При этом население страны составляет почти 5 млн. человек.

Интернет-портал туркменской оппозиции "Гундогар" утверждает, будто наркотической зависимостью. страдает каждый второй гражданин Туркменистана в возрасте от 14 до 25 лет. Оппозиционеры напоминают, что по статистическим данным, в 1989 году на 100 000 туркмен приходилось 124 наркомана, что почти в пять раз превышало общесоюзный уровень, но потребление наркотиков за годы независимости только выросло. Причем ранее туркмены употребляли в основном опиум, а теперь перешли на героин, т.к. он стал доступнее. "Гундогар" приводит и много других фактов, показывающих причастность туркменских правоохранительных органов, властей и лично Ниязова к распространению наркотиков.

В российском парламенте уже звучали заявления о личной причастности президента страны к доставке наркотических веществ на территорию Туркменистана.

Однако смерть Сапармурата Ниязова, наступившая в декабре 2006 года, принесла в страну перемены. Американский журналист сообщает, что новый глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов открыто признал проблему наркомании и начал принимать меры по борьбе с ней. Так, он распорядился публично сжечь более тонны конфискованных наркотиков, (об этом подробно сообщает официальный портал "Туркменистан.ру", упоминающий также о наличии государственной программы по борьбе с распространением наркотиков) и разрешил Минздраву страны подписать соглашение с Агентством международного развития ООН, предусматривающее ввод в действие программы по предупреждению распространения ВИЧ. Программа будет включать в себя кампании антинаркотической пропаганды.

Но исход борьбы с наркоманией, да и серьезность намерений нынешних туркменских властей неизвестны. Опрошенные американским корреспондентом граждане заверяли его, что полиция и спецслужбы наживаются на таких видах криминального бизнеса, как проституция и распространение наркотиков.