Раздел Общество
2 июля 2009, 11:58

Для здания свердловского Заксобрания опять закупают мебель

Объявлен новый конкурс на докупку мебели: в дополнение к первому набору за 49 миллионов рублей Николай Воронин хочет приобрести еще один – за 26 миллионов.
Среди приобретений – камины, мини-бары и столы, покрытые пчелиным воском. Как обычно, конкурсная документация составлена таким образом, что победить может только конкретный изготовитель – точнее, описания просто скопированы из чьего-то коммерческого предложения. Это уже какая-то вопиющая наглость.

Здание свердловского Заксобрания - уже постройка легендарная. В разгар кризиса силами целеустремленного спикера облдумы Николая Воронина заканчивается возведение монументального мавзолея, увенчанного сияющим гербом. На строительство гробницы (а как еще назвать здание, в котором забыли предусмотреть столовую и открывающиеся окна?) уже потрачено 1,65 миллиарда рублей. Только на люстры ушло 40 миллионов. В марте депутаты уже оскандалились, заказав себе мебель за 50 миллионов. Сейчас выясняется, что и ее недостаточно: без особой огласки объявлен новый конкурс на поставку мебели – еще на 26 миллионов. Конкурсную документацию 18 июня подписал Николай Воронин.

Заявка разбита на три лота – по 5,9, 12,1 и 7,95 миллиона рублей. Приобретаются столы, шкафы, стулья и великое разнообразие кресел. Мебель непростая: столешницы требуются из массива ореха, поверхности должны быть покрыты пчелиным воском, предметы проинкрустированы красным деревом и т.п.

Теперь – смотрите, как составляется конкурсная документация. Вот, например, какое кресло хочет купить Воронин (орфография и пунктуация оригинала):
«Стиль – «классический итальянский кабинет», кресло со средней по высоте спинкой, на ножках из массива дерева, в коже бежевого цвета 110 категории. Декорировано в ручную. Каркас сделан с использованием высококачественного материала не содержащего формальдегидных смол. Основа каркаса изготавливается из деревянного массива. При производстве подушек используется новая система многослойной укладки пуха и тонкослойного высокооктанового пенополиуретана. Данная система значительно увеличивает срок службы подушек для сидения без сминания».

Во-первых, что за бред? Мы же экономим деньги. Что, если кресло не декорировано вручную, то Николаю Воронину будет в нем хуже отдыхаться? Во-вторых, понятно, что описание не просто составляется под конкретного изготовителя, а вообще прямо скопировано откуда-то из документов производителя мебели. Зачем в заявке объяснять достоинства системы тонкослойного высокооктанового пенополиуретана? Это же, по сути, рекламная информация.

Вот заявка на стол:
«Рисунок панелей повторяет и подчёркивает природный рисунок древесины. Лакировка осуществляется лаками по фону из водорастворимых красителей. Фронтальная панель рабочего стола полностью скрывает ноги сидящего. Гармоничное сочетание кожи и дерева, функциональность ящиков. Производится в единой цветовой гамме, преимущественным цветом является вишня».

Или у Николая Воронина какая-то редкая болезнь – боязнь того, что кто-то увидит его ноги, или же составители заказа просто взяли описание мебели из коммерческого предложения фабрики и украсили его шапкой государственного заказа. Впрочем, это проблема не только Воронина – так в России составляется почти вся конкурсная документация. Обычно такие конкурсы считаются не состоявшимися, так как кроме единственной фирмы никто не может предложить нужный продукт. В результате товар закупается вне конкурсного механизма.

Николай Воронин не только в деталях описал, какие кресла следует набить гусиным пухом, а какие можно синтетикой - каждый предмет интерьера зарисован, а мини-бар - так даже сфотографирован

Что еще покупает Николай Воронин? В заявке – «мини-бар объемом 50 литров, компрессионный, цвет черный», масса кожаных кресел класса «экстра» и даже модули камина – хотя никаких каминов в здании Заксобрания, разумеется, нет.

Заканчивать текст о чиновниках морализаторским пассажем – журналистское клише, но тут трудно не возмутиться: что за свинство? Журналисты без передышки пишут о баснословных тратах, санкционированных Николаем Ворониным. Губернатор пеняет ему на излишнюю расточительность. В Свердловской области кризис чувствуется острее всего – а этим хоть бы хны. Наверное, не думается о России за столом без инкрустации.