Раздел Общество
18 февраля 2009, 12:52

Страсбургский суд признал, что ЮКОС преследовали для получения его активов

Европейский суд по правам человека в Страсбурге накануне опубликовал решение от 29 января, которым корпоративная жалоба ЮКОСа на российское правительство была признана частично приемлемой.
Cуд признал, что налоговые претензии предъявлялись с целью разрушения компании и отчуждения ее активов. В то же время суд отклонил аргументы России о невозможности судебного разбирательства в связи с банкротством и ликвидацией корпорации, пишет "Коммерсант".

Суд согласился с представленными истцами доводами о нарушении российскими властями международных конвенций о защите собственности при принудительной продаже активов ЮКОСа, что привело к потерям иностранных инвесторов.

Возможное нарушение права ЮКОСа на справедливое судебное разбирательство Страсбургский суд увидел в том, что ЮКОС вовремя не смог получить и, соответственно, обжаловать решение суда о взыскании налогов, что привело к немедленному исполнению этого решения. Более мелкие эпизоды, когда, например, российский суд прерывал речи адвокатов ЮКОСа, Страсбургский суд рассматривать по существу отказался.

Проигрышем российского правительства, которое в этом процессе представляют Павел Лаптев и Вероника Милинчук (оба бывшие представители России в Страсбургском суде), стало то, что суд в решении признал адвоката Пирса Гарднера "действительным представителем компании-заявителя". Российская сторона настаивала, что представлять ЮКОС полномочен только его бывший конкурсный управляющий Эдуард Ребгун. Кроме того, суд отверг требование правительства России прекратить дело в связи с ликвидацией ЮКОСа. Страсбургский суд решил, что прекращение дела, начатого в период существования компании, "стимулировало бы правительства лишать такие компании возможности отстаивать свои обращения, поданные в период, когда они были действующими".

В решении Страсбургский суд подчеркнул, что оно не предрешает окончательных выводов, которые будут сделаны при рассмотрении дела по существу. Признавая доводы ЮКОСа приемлемыми, суд говорит о том, что "эта часть иска поднимает серьезные вопросы, определение которых требует изучения обстоятельств дела". Однако эксперты единогласно считают, что жалобы, которые Страсбургский суд признает приемлемыми, в большинстве случаев удовлетворяются хотя бы частично.

Как отмечает газета, 60 страниц из 80 занимает история преследования ЮКОСа, которая началась в 2003 году с налоговой проверки за 2000 год, проведенной Министерством по налогам и сборам. Решением налоговиков от 14 апреля 2004 года компании было предъявлено около 99,4 млрд рублей налоговых претензий, а уже 15 апреля арбитражный суд Москвы наложил запрет на распоряжение активами ЮКОСа. Похожие налоговые претензии были предъявлены также за 2001-2003 годы. Для взыскания налогов 19 декабря 2004 года был принудительно продан с торгов основной актив ЮКОСа — 76,79% акций ОАО "Юганскнефтегаз". Пакет купило за 260,75 млрд рублей (стартовая цена составляла 246,75 млрд рублей) некое ООО "Байкал Финанс Групп", которое сразу после торгов было куплено госкомпанией "Роснефть". В марте 2006 года по инициативе иностранных банков-кредиторов ЮКОСа был инициирован процесс его банкротства. Сумма налоговых претензий, включенных в реестр требований кредиторов компании, составила около 430 млрд рублей. Решение о ликвидации ЮКОСа было вынесено 12 ноября 2007 года, и уже 21 ноября компания была исключена из госреестра юридических лиц.

В жалобе, поданной в Страсбургский суд 23 апреля 2004 года лондонским адвокатом ЮКОСа Пирсом Гарднером, ЮКОС ссылался на то, что при рассмотрении налоговых дел было нарушено право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. В частности, ЮКОС считал, что налоговые дела должен был рассматривать суд в Нефтеюганске, где была зарегистрирована компания, а не в Москве. Кроме того, ЮКОС заявил о нарушении права на защиту собственности, предусмотренного протоколом N 1 к конвенции. "Налоговые решения за 2000-2003 годы были произвольными, незаконными и несоразмерными, поскольку их вероятным результатом было разрушение компании", - говорилось в жалобе.

По мнению ЮКОСа, целью исполнительного производства было "помешать компании выплатить свои долги". Еще одним важным доводом ЮКОСа было то, что к компании, использовавшей распространенную схему оптимизации налогов, были применены удвоенные налоговые штрафы.