Раздел Общество
14 декабря 2008, 11:49

Лидер движения «Мы», прервавший Медведева, уволен с работы

Уволен с работы оппозиционный активист Роман Доброхотов. Накануне в Кремле он вступил в "дискуссию" с президентом Медведевым по поводу Конституции, назвав поправки к ней "позорными".
Как стало известно "Эху Москвы", этой ночью в своём интернет-дневнике Доброхотов написал о том, что больше не работаёт на радиостанции "Говорит Москва".

"С сегодняшнего дня, как мне только что сообщили, я больше на работаю на радиостанции "Говорит Москва". Так совпало, что именно сегодня я попал под сокращение штатов. Как мне объяснил главный редактор (а что-то не припомню, чтобы он когда-то был со мной неискренен), сократили всех внештатников.

Прощай "Очная ставка!". За два годы программы у нас в гостях было так много интересных и разных людей, сражавшихся в дебатах безо всякой цензуры. Чего стоит только пара Владимир Буковский vs Никита Михалков? Или Каспаров vs Проханов? Даже Лимонов в гости захаживал. Нет, теперь уже где-нибудь в другое время и в другом месте", - пишет Доброхотов.

Вчера после скандала в Кремле Доброхотов несколько часов провёл в милиции, но никаких обвинений в его адрес выдвинуто не было. Наиболее примечательные цитаты на эту тему приводит сайт "Заголовки.RU".

Интересно, что накануне на интернет-сайте движения "Мы" было вывешено объявление о проведении 15 декабря акции "в поддержку отца всех народов Дмитрия Медведева", пишет "Коммерсант". Активисты намереваются выступить за пожизненный президентский срок полномочий и провести сбор подписей "в поддержку строительства двухместного мавзолея для Дмитрия Медведева и премьера Владимира Путина". В итоге, видимо, именно господин Доброхотов стал первой частью акции, добравшись до девятого ряда кремлевского партера.

Как только лидер "Мы" принудительно покинул зал, "представление" продолжил глава Конституционного суда Валерий Зорькин. После инцидента его доклад звучал особенно актуально.

— Россия входит в пятерку ведущих держав мира, — начал господин Зорькин.— Российское право держится на признании прав и свобод человека как высшей ценности!

Как выяснилось, именно в это время господина Доброхотова везли в ОВД "Китай-город". Но глава КС, конечно, в тот момент знать об этом не мог.

— Там, где индивид получает свое право, там возникает патриотизм! Конституционный суд, конечно, не политическая организация. Но это охранник Конституции, которая создавалась не для того, чтобы потакать каким-то частным политическим интересам, а чтобы было построено правовое государство!

Завершая доклад, Валерий Зорькин отвлекся на высшие материи: он говорил о природе добра и зла, силе и слабости, цитировал Иммануила Канта и поговорку "сытый голодного не разумеет". Наконец, итог сказанному решил подвести Дмитрий Медведев. К этому моменту президенту о судьбе его оппонента еще не сообщили, и он сразу заявил, что не исключает дальнейшего изменения Конституции.

— Нужна ли нам принципиальная модернизация нашей Конституции? Не сейчас. Может быть, через 15-20, 30 лет? На мой взгляд, тоже нет. А вот возможны ли какие-либо изменения в российской Конституции в будущем? На этот вопрос, на мой взгляд, можно дать утвердительный ответ,— дал его Дмитрий Медведев и покинул мероприятие.

Роман Доброхотов тем временем давал показания работникам правоохранительных органов. Как рассказал "Коммерсанту" позже лидер движения "Мы", никакой масштабной акции в ходе выступления президента он не планировал: "Я пришел послушать президента просто из любопытства. Но когда я услышал речь о важности Конституции, и это после того, как Дмитрий Медведев увеличил срок полномочий то ли себе, то ли Владимиру Путину, я не выдержал".

По словам Романа Доброхотова, когда его выводили, он слышал, как президент просил охрану вернуть его в зал: "Но охрану это не остановило. И это очень символично. Система так заточена под схемы поведения, что даже слова президента ее не останавливают". В ОВД "Китай-город" господин Доброхотов с пользой провел время в кабинете начальника отделения, где, по его словам, они "душевно беседовали, пили кофе и ждали отмашки сверху". "Рядовые сотрудники меня поддержали. Сказали, что я все правильно сделал. И когда позвонил прокурор Москвы и сказал, чтобы меня отпустили без всяких санкций, меня отпустили",— сообщил он.