наверх

Читайте офигенные новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Facebook

Вконтакте

Orphus system
Раздел Общество
9 февраля 2016, 16:00

Расследование 66.ru: как зэки екатеринбургской колонии зарабатывают миллионы на пытках

Систематические пытки и угрозы осужденных в застенках ИК-2 происходят для наживы так называемых «активистов» — зэков, работающих на администрацию колонии, утверждают родственники пострадавших. За спокойную жизнь на зоне приходится платить немалые деньги. Сотни тысяч, а порой и миллионы рублей «активистам» приходят на Qiwi-кошельки или счета сотовых операторов. Портал 66.ru отследил цепочку денежных переводов, поступающих в колонию.

«Убили, потому что не платил»

В январе 2015 года в исправительной колонии №2 скончался от побоев осужденный Антон Штерн. В справке о смерти значится, что причинами летального исхода стали «сочетанная травма туловища» и «контакт с тупым предметом, нападение». Первоначально основной версией следствия стал конфликт на национальной почве между Штерном и другим осужденным — родом из Азербайджана.

Однако родители погибшего отказались верить в такую причину раздора. Они убеждены, что Антона убили из-за денег. По словам его матери Светланы Штерн, перед смертью сына она по его просьбе переводила на счет некой женщины 15 тысяч рублей якобы за условно-досрочное освобождение. Куда в реальности ушли деньги, женщина может только предполагать.

Подробности знает другой сиделец ИК-2 — Вячеслав Фадеев. Он сейчас и проходит свидетелем по уголовному делу об убийстве Штерна.

Яна Фадеева, супруга осужденного:

 — Когда мой муж попал в ИК-2, его стали избивать «активисты», работающие на администрацию, вымогая с него деньги. Требовали, чтобы он продал свою квартиру в Тюменской области. Но у нас были определенные сложности, сделка по продаже квартиры затянулась, поэтому Славу избивали. Издевательства над ним происходили в тот же период, когда пытали Штерна. У того тоже были сложности с деньгами. В итоге «активисты» перестарались и забили Штерна насмерть. Слава и еще трое пытаемых были тому прямыми свидетелями. Следователи возбудили уголовное дело по факту убийства, но почему-то не обращают внимания на то, что и Фадеев подвергался пыткам и издевательствам. На время следствия его перевели из ИК-2. Но сейчас угрожают, что вернут обратно: якобы там его заставят замолчать.

В Следственном комитете утверждают, что им известно о вымогательствах.

Александр Шульга, пресс-секретарь СУ СКР по Свердловской области:

 — По факту гибели осужденного возбуждено уголовное дело по п. 4 ст. 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть». В рамках дела есть один подозреваемый из числа осужденных. Исходя из материалов, была выдвинута версия, что преступление было совершено на национальной почве. Однако позже от этой версии отказались. Расследование дела продолжается. Версия о том, что преступление было совершено из-за денег, сейчас проверяется следователями.

«Активисты» — миллионеры

Яна Фадеева переехала в Екатеринбург вслед за своим супругом, которого перевели из Тюменской колонии в ИК-2. Представляя интересы и защищая права супруга, Яна стала вникать в происходящее в екатеринбургской «двойке». Накопилось несколько солидных папок с информацией. В том числе и многочисленные рассказы нынешних и уже освободившихся осужденных о вымогательствах. Ее слова подтверждает свердловский правозащитник Алексей Соколов.

Алексей Соколов, эксперт фонда «В защиту прав заключенных»:

— В свердловских колониях, не только ИК-2, уже давно сложилась практика вымогательства. Осужденные должны платить за спокойную жизнь. Сумма платежа зависит от достатка семьи заключенного. Зачастую людям приходится расставаться со своим бизнесом, имуществом. Но чаще всего это месячные платежи. «Активисты» выдают осужденным номера банковских карточек, Qiwi-кошельков, оформленных на своих родственников, или даже собственные счета сотовых операторов. Осужденные должны каждый месяц переводить деньги за свое спокойствие.

Общественники насобирали десятки свидетельств от осужденных и их родственников, не побоявшихся рассказать о поборах.

Например, о вымогательствах неоднократно заявлял надзорным органам содержащийся в период 2014–2015 гг. в ИК-2 заключенный Павел Молдован. По его словам, «активисты» требовали, чтобы он заплатил три миллиона рублей за свое спокойствие. До этого знакомые Молдована по его просьбе уже переводили два платежа (100 тыс. и 150 тыс. рублей) на названные им счета. Следователи провели проверку и отказали в возбуждении уголовного дела.

Пока одни работают, другие отдыхают. По словам правозащитников, на фото — «активисты» расслабляются на аллее у ворот колонии.

В официальном отказе СК есть такие строки, цитирующие показания «активиста», которого Молдован обвинил в вымогательстве: «В 2014 году у них («активистов», — прим. ред.) в пользовании находились мобильные телефоны, пользуясь которыми, они осуществляли выход в Сеть интернет, играли в игры, делали денежные ставки на игры. Каким абонентским номером он пользовался, не помнит. Ему было известно, что мобильные телефоны на территории колонии запрещены. Телефоны можно было получить без ведома администрации, через въезжающий на территорию колонии автотранспорт. В конце 2014 года (точную дату не помнит) к нему обратился осужденный Молдован, который попросил воспользоваться его мобильным телефоном, чтобы позвонить своей девушке, у которой хотел попросить денег. Он согласился и передал Молдовану свой мобильный телефон. Через некоторое время на принадлежащий ему «Киви-кошелек» поступили денежные средства в сумме 100 000 рублей. Из общения с Молдованом он понял, что денежные средства в сумме 100 000 рублей он получил в виде благодарности за пользование телефоном».

Пресс-служба ГУ ФСИН по Свердловской области:

— Осужденные не обращались с жалобами на вымогательства. А комментировать неподтвержденные слухи мы не можем.

«Всё отвозила туда — у меня ни копейки не оставалось»

В распоряжении редакции Портала 66.ru имеются номера счетов банковских карт, Qiwi-кошельков и Yandex-денег, на которые родственники осужденных переводили деньги за спокойную жизнь своих мужей, детей и друзей. Имеются десятки чеков, подтверждающих переводы по 5000 и 17000 рублей.

Вместе с Яной Фадеевой и Алексеем Соколовым мы отправились к обладателю одной из банковских карт, на которую, по словам родственников заключенных, переводились средства, чтобы выяснить их дальнейшую судьбу. Владельцем карты оказалась мать одного из «активистов» ИК-2 Надежда Бессонова. Что из этого получилось, можно посмотреть на видео.

Поначалу женщина растерялась от посыпавшихся на нее градом вопросов.

 — Вам поступали денежные средства от вашего сына на ваш счет? — спросил Соколов.

 — Зачем? Где он их мог взять?

 — У нас есть номера карточек. Мой муж — осужденный, и мы переводили вам денежные средства. Я хотела бы узнать, как мы можем забрать свои деньги. Моего мужа все равно чуть не убили, — задала свой вопрос Фадеева.

 — Я вас не понимаю, — отнекивалась Бессонова.

 — Так вам поступали средства? — настаивал Соколов.

 — Года два назад поступали. Нужно было на ремонт помещений (администрации колонии, — прим. ред.). Сколько они там ремонтов делали. У них начальство менялось. Нужно было сделать кабинет начальника. На эти деньги я закупала стройматериалы. Чек предоставляла охране на шлагбауме и всё отвозила туда — у меня ни копейки не оставалось.

 — Вы им весь отчет предоставляли?

 — Ну конечно!

 — Но там очень большие суммы проходили — 250 тысяч, например, — настаивала Фадеева.

 — Вы откуда? Вы в своем уме! — начала кричать Бессонова. Она развернулась и по коридору отправилась в свою квартиру.

 — Так вы вернете деньги? — спросил ей вслед Соколов.

 — У меня их нет. Я вам только что ответила, где они, — с этими словами женщина захлопнула дверь.

 — Если каждый второй в отряде ИК-2 оплачивает ежемесячно, допустим, даже по три-пять тысяч, а в отряде около 50 человек, то уже получается немаленькая сумма. Ну и понятно, что осужденные не скидывались на стройматериалы, а платили, чтобы их не били, — объяснила Яна Фадеева.

В этот момент из-за дверей выглянула Надежда Бессонова.

 — Вы зря меня привлекли. Я в таком же положении, как и вы. Я, естественно, никуда не могу пойти. Но не дай Бог с моим сыном что-то случится. Я вас найду, — заявила женщина.

 — С моим мужем уже случилось, — ответила Фадеева.

 — Вы хотя бы поинтересовались у сына, откуда поступают эти средства? Почему он вам присылает эти деньги? Вы просто маленький винтик в большой системе, — обратился к женщине Соколов.

 — И вот этот винтик сейчас начнет разваливать систему, — на этих словах женщина с грохотом захлопнула дверь и более из-за нее не показывалась.

66.ru, предоставлены Алексеем Соколовым