наверх
Orphus system
Раздел Общество
13 февраля 2015, 09:00

«Эта война так просто не кончится». Из Екатеринбурга в Донбасс отправляют роту добровольцев

«Эта война так просто не кончится». Из Екатеринбурга в Донбасс отправляют роту добровольцев
Фото: архив 66.ru
Подразделение волонтеров формируется под эгидой Фонда ветеранов спецназа.

12 февраля около 14:00, то есть примерно в то же время, когда президент Путин рассказывал о результатах переговоров в Минске, в Екатеринбурге прошло организационное собрание роты добровольцев, которые готовятся к отправке в Донецкую народную республику. Новость о том, что 15 февраля должны прекратить стрельбу, будущие бойцы за независимость Донбасса восприняли спокойно, некоторые даже с усмешкой.

Я спросил одного из них: «Зачем ехать на войну, если объявлено перемирие?» Он ответил: «Ты правда думаешь, что на этом война кончится? Перемирие не помешает Порошенко засылать диверсантов и провокаторов. Да и не факт, что «укропы» вообще будут соблюдать перемирие».

На подготовку подразделения к отправке новости из Минска не повлияли вообще никак. В актовом зале Школы олимпийского резерва собралось около 40 человек — будущая рота добровольцев. Молодых и горячих нет совсем — все мужики в возрасте от 30 и до 60. Некоторые уже седые. Одеты тоже по-разному — кто-то совсем небогато, другие очень прилично. Удивляет национальный состав: среди славянских лиц видны восточные и южные типажи. По разговорам понятно: несколько человек прибыли в Россию из стран ближнего зарубежья.

Бойцы очень просили не фотографировать их лица — только спины разрешили снять.

Собрание проводит Владимир Ефимов — председатель Свердловского областного фонда инвалидов и ветеранов войск специального назначения. Ему и предстоит принять под командование один из батальонов бригады «Призрак» (комбриг — Мозговой Алексей Борисович), в состав которой вольется формирующаяся рота «Черные ножи». Все, кто присутствует на собрании, прошли предварительное собеседование по телефону. По словам Владимира Ефимова, ему постоянно звонят люди, которые хотят поехать в Новороссию, вот и пришлось ему, уже повоевавшему человеку, взять на себя организацию отправки таких вот добровольческих групп.

Многих он отсеял. В первую очередь — молодежь, не служивших в армии пацанов. Также не стал брать тех, кто имеет уголовное прошлое и вообще настроен на мародерство. Так что будущая рота не похожа ни на банду, ни на компанию восторженных идеалистов — спокойные и рассудительные мужики. Когда попросили поднять руки тех, кто уже воевал, оказалось, что таких тут больше половины. И около десятка уже участвовали в боях в Донбассе…

Это собрание — последний этап перед отправкой в зону боевых действий. Волонтеры заполняют заявления и небольшие анкеты. В них отмечают боевой опыт и воинскую специальность, которую доброволец освоил, когда служил в армии (неслуживших тут, кажется, нет). Далее следует небольшая лекция о том, куда именно направляется рота и чем ей предстоит заниматься. А также проясняют детали будущего военного быта.

Воевать добровольцам предстоит в районе Дебальцевского котла, где ополченцы окружили значительные силы ВСУ. По словам одного из волонтеров, вернувшегося оттуда, после недавних боев у бригады, в которую предстоит влиться екатеринбургским добровольцам, большие потери — много убитых и раненых. Но командир отмечает, что их роту поставят в оперативный резерв и будут использовать как подразделение быстрого реагирования.

Тем не менее чуть ли не основными вопросами для волонтеров были: «А когда дадут оружие?», «Будет ли разрешено держать его все время при себе?» и «Сколько стволов на роту дадут?». Оказалось, что многие из присутствующих сталкивались с проблемой нехватки оружия в ДНР и слышали, что именно у бригады «Призрак» есть проблемы по этой части. Другие говорили о диверсантах ВСУ, которых немало на территории, подконтрольной ДНР. Они носят форму Новороссии, но при первой возможности норовят убить ополченцев, так что большинство волонтеров желало бы иметь «инструмент», как тут говорят, при себе постоянно. Владимир Ефимов обещает, что оружия будет в достатке, но получат волонтеры его только на территории Донецкой республики.

Отдельно оговаривают вопрос о возможном вступлении в армию ДНР и получении денег за службу в Новороссии. Владимир Ефимов сразу оговаривается: это нарушает закон РФ о наемничестве и подразумевает уголовную ответственность по возвращении. Из зала слышны выкрики: «А если я там хочу остаться?» Командир говорит, что тем, кто хочет начать новую жизнь и сделать карьеру в армии Новороссии, стоит самим определиться с этим на месте, так как это уже их личное дело. Возможности для этого есть, но, принимая присягу Новороссии, доброволец фактически нарушает присягу Российской Федерации — такой вот юридический нюанс.

Это самый возрастной боец волонтерской роты. Ему 61 год. Про себя шутит, что будет идти перед остальными бойцами и посыпать дорогу песком, чтоб им не было скользко. А если серьезно, то мужчина заявил, что готов выполнять любые приказы командиров.

Отдельный разговор о том, что волонтерам стоит брать с собой. Если коротко — всё. Кроме «инструмента». Кружки, ложки, ножи, миски, нательное белье, камуфлированную и спортивную одежду, обувь, разгрузочные жилеты, каски и броню (если есть), фонари, туристические коврики, медицинские препараты и перевязочный материал, запас еды, спальные мешки, даже лопату для рытья окопов. Владимир Дмитриевич поясняет: если чего-то нет, конечно выдадут. И новые комплекты обмундирования дарители прислали, и еду, и медикаменты. Но этого всего в ДНР всегда не хватает. И лучше уж больше привезти с собой, чем метаться потом в зоне конфликта в поисках антигриппина или налобного фонарика.

Владимир Ефимов:

— Патриотический всплеск в обществе иссяк. Сами понимаете: инфляция, кризис и все такое. Так что материальной помощи сейчас мало. У нас есть, конечно, и перевязочные пакеты, и еда — пропасть не дадим. Но лучше уж сами закупитесь. А излишки мы в госпиталь сдадим — там не пропадет. Не дай бог сами там окажемся…

Также на собрании обсуждают вопрос о дисциплине. Подразделение хотя и добровольческое, но имеет четкую иерархию, и слово командира тут закон. Спиртные напитки запрещены. За первое нарушение сухого закона — «выговор с занесением в грудную клетку». За второе выгоняют домой.

Судя по разговорам, тут немало опытных артиллеристов и минометчиков. Найдя друг друга, они начинают обсуждать особенности артиллерийских систем и заранее прикидывать, с какими гаубицами и минометами им придется иметь дело в ДНР.

Обсудив еще ряд бытовых особенностей и текущее положение в зоне конфликта, Владимир Ефимов заканчивает собрание и предлагает волонтерам еще раз крепко подумать: нужна ли им эта война? С этим же вопросом я обращаюсь к одному из добровольцев — крепкому, прилично одетому мужчине с поседевшей головой.

— Простите, сколько вам лет?
— 52 года.

— Так у вас, наверное, семья, дети — зачем вам все это?
— Дети…У меня уже внуки. Но я не могу просто смотреть на происходящее. У меня дед в Великую Отечественную на Украине погиб, другие родственники тоже. Они там с фашистами воевали, а что сейчас происходит? Когда «Градами» крушат города и убивают мирных жителей, прикрываясь разговорами о террористах, — это разве не фашизм? Вот и поеду туда, хоть чем-то людям помогу.

— А близкие ваши как смотрят на это решение?
— Плохо смотрят. Все отговаривали. Но в моей семье я решаю. Вместо меня сын пока останется.

Но кроме чисто идеологических причин у некоторых бойцов есть и другие. Например — у Владимира, невысокого парня лет 30, тоже прилично одетого.

— А вам зачем ехать в ДНР? Нравится воевать?
— Скорее, это возможность совместить приятное с полезным. Да, отчасти мне нравится воевать. Там всё другое… Настоящее, что ли. Люди настоящие, не то что тут: парни, как девушки, в кафе сидят и айфонами мерятся. Не мое это. И потом… Знаете, словами это трудно передать. Просто есть внутреннее ощущение того, что наше дело правое и за него надо сражаться.

Для будущего командира подразделения причины отправляться в ДНР и вовсе мистические.

Владимир Ефимов:

— Я сам родился в поселке Ольховатка Донецкой области, она сейчас в Дебальцевском котле. Сам русский, мама и папа русские, поселка этого даже не помню. Но вот как будто потянуло что-то туда. Знаете, «где родился — там и пригодился». Сейчас пока мы, опытные и пожившие, повоюем. А если не дай Бог на Россию война распространится — тогда уж вы, молодые, в дело вступите.

О времени выезда бойцов известят за двое суток до отправки. Как и где именно они пересекут границу, командир не сообщает. Но говорит, что российский паспорт им необходим для прохождения таможенного и пограничного контроля. Также предупреждает, что никаких противозаконных «сувениров» (вроде оружия) с той стороны в Россию на обратной дороге провезти не получится.