Раздел Общество
19 декабря 2014, 12:00

Глеб Самойлов, экс «Агата Кристи»: «Кризис не вытолкнет меня из России. Кому я нужен на Западе? Да никому!»

Глеб Самойлов, экс «Агата Кристи»: «Кризис не вытолкнет меня из России. Кому я нужен на Западе? Да никому!»
Фото: архив 66.ru
Вокалист, автор музыки и текстов легендарной рок-группы объясняет, почему несмотря на свое пессимистичное отношение к российской действительности он никогда не думал о том, чтобы уехать за границу; рассказывает, куда делась политика из нового, пятого по счету альбома группы TheMatrixx и зачем ему понадобился реюнион «Агаты Кристи» именно сейчас.

В следующем году «Агата Кристи» даст два ностальгических концерта. Первый пройдет 14 февраля в Ледовом дворце в Петербурге, второй — 27 февраля в московском СК «Олимпийский». Мало кто думал, что братья Самойловы так скоро появятся на одной сцене после болезненного распада группы четыре года назад.

Все это время Глеб и TheMatrixx активно выступали. В ближайших планах — Костанай и Астана, а 13 января Самойлов приедет с акустикой в Екатеринбург, на фестиваль «Старый новый рок». Вадим Самойлов тоже возобновил гастрольную деятельность. Сейчас он много ездит по разным фестивалям — большим и не очень, ищет новых партнеров для «Роклаба» и продолжает сотрудничать с Антинаркотическим союзом.

Вадим и Глеб давно не дают интервью вместе. Не стали они делать этого и сейчас, после объявления о единичном реюнионе. Поэтому мы решили записать два интервью. Сначала с Вадимом, затем — с Глебом. И задать братьям примерно одни и те же вопросы. О том, как каждым из них принималось решение о временном воссоединении, почему это произошло именно сейчас и зачем им это надо.

Интервью с основателем группы Вадимом Самойловым вышло в начале декабря. Вы можете прочитать его здесь. Спустя несколько дней нам удалось поговорить и с Глебом. Предлагаем вам его версию событий.

— Когда четыре года назад «Агата Кристи» объявила о своем распаде, мало кто думал, что группа соберется на одной сцене так скоро. Вам тяжело было принять это решение — снова выйти на сцену с «Агатой Кристи»?
— На самом деле для меня это такой компромисс. Я решил, что могу выступить с «Агатой Кристи», так как TheMatrixx уже всё всем доказала и показала, на что способна. Мы выпустили четыре альбома. Скоро выходит пятый. Я считаю, что доказывать нам больше нечего. Поэтому можно спокойно выступить с «Агатой Кристи». Тем более что речь идет всего о двух концертах.

— За несколько месяцев до объявления реюниона вы говорили, что временное воссоединение группы возможно только при условии другого компромисса — если на мероприятии будут заявлены все три коллектива: не только «Агата Кристи», но и TheMatrixx, и сольный проект Вадима. Почему в итоге отступили от этого плана?
— Да, была такая первоначальная идея. Скорее всего, мы от этого откажемся, но до конца это еще не решено. Может быть, выступим, как планировали сначала. А может быть, и нет…

— Вадим говорил, что для него эти два ностальгических концерта — возможность догнать то, что не удалось сделать в свое время в «Эпилоге». То есть для него это еще одна возможность попрощаться с «Агатой Кристи». А вам зачем это надо?
— На самом деле мы закрывали этот этап в жизни уже несколько раз — сначала в Москве, потом в Питере, потом через некоторое время на «Нашествии». Так что, я думаю, он закрыт давно. Не знаю… Что касается меня, то нам просто сделали хорошее предложение.

— Поэтому вы решили собраться именно сейчас?
— Специально время не выбирали. Да, ждали хорошего предложения.

— За несколько месяцев до объявления о реюнионе в интервью журналу Rolling Stone вы сказали, что «все решают деньги». Вы по-прежнему так считаете? И если да, то почему в таком случае не проехать по городам России и не сделать большой ностальгический тур?
— Все решают деньги, но, видимо, не для всех… Дело в том, что, если будет тур «Агаты Кристи», то группа TheMatrixx уже никому не будет нужна. Все будут хотеть «Агату Кристи». Мы будем ездить по стране и играть старые песни в больших залах. Как, например, это делает группа «Машина времени». Мне этого очень не хочется. Это конец творчеству. Конец всему. Поэтому мне очень нравится то, чем я занимаюсь сейчас.

— Вы уже начали готовиться к концертам?
— Да что к ним готовиться? Мы выбрали песни, которые будем играть. Репетировать времени пока нет ни у кого.

— Спустя столько лет что такое для вас «Агата Кристи»?
— «Агата Кристи» — это мое прошлое.

— Можете описать несколькими словами — какое оно?
— Абсолютно разное… Понимаете, у меня очень плохая память. Поэтому я живу настоящим. Все самые прекрасные моменты для меня сейчас связаны с концертами группы TheMatrixx. Это не «Агата Кристи», это совсем другая группа. Здесь я могу реализовать все то, что было невостребовано в «Агате Кристи». Сейчас мы записываем пятый альбом, который будет значительно отличаться от предыдущих пластинок TheMatrixx. Я меняю стиль, тексты. В нем будет больше готики. И в то же время — меньше политики.

— Почему? Вы сознательно уходите от политики?
— Ну, с политикой у меня и так хватает интервью. Люди читают и знают мою позицию… Поэтому пока меньше политики. На фестивале «Старый новый рок» в Екатеринбурге мы вообще покажем акустическую программу. Я выйду на сцену вместе с клавишником. То есть будет рояль и гитара.

— Вы всегда больше тяготели к сольным проектам и еще на старте «Агаты Кристи» записали два альбома — «Маленький Фриц» и «Сви100пляска». Но на то, чтобы всерьез заняться своей группой, вам потребовалось больше 20 лет. Почему?
— Я всегда хотел свою группу создать. Делал какие-то попытки. Но мне говорили: давай, пока группы нет, ты будешь свои песни в «Агате Кристи» сочинять. Ну вот это продолжалось 22 года. Альбом «Маленький Фриц» — это, скорее, было такое неожиданное озарение. Я и сейчас очень люблю этот альбом.

— Не жалеете, что вам потребовалось так много времени, чтобы окончательно уйти в свободное плавание?
— Нет, я ни о чем не жалею.

— В чем для вас измеряется успех в музыке?
— Это когда кайф испытываешь.

— Вы успешны?
— В принципе, да, но иногда возникают сомнения…

— Почему?
— Я депрессивный человек, который живет в мире без идеологии. Сейчас главным в этом мире стало зарабатывание денег. Неважно, какой ценой. Я вижу, что все становится хуже и хуже. Запретов принимается все больше и больше. Была страна советов, сейчас — страна запретов. Пуританская страна.

— В чем наша самая главная проблема, на ваш взгляд?
— Это, конечно, очень долгий разговор… Я давно не смотрю какие-либо новости, потому что вижу, что средства массовой информации нам лгут не меньше, чем во времена Советского Союза. Что еще? Наша страна ведет очень опасные игры с внешней политикой. Я даже не говорю об огромном количестве политзаключенных, которые стали заложниками этой ситуации. Сейчас вот рубль падает. Все это не просто так.

— Что дальше? Мы стоим на пороге очередного кризиса?
— Понятия не имею… Денег больше не станет, это точно. Зарплаты и пенсии останутся такими же, а цены в магазинах будут расти в соответствии с курсом доллара. Так что не знаю, что сейчас будет. Еще большее расслоение людей, еще большее разделение общества на нищих, на тех, кто едва сводит концы с концами, и на сытых и богатых. Это расслоение будет все увеличиваться.

— Пришло время уезжать из страны?
— Нет, не так. Пока у меня есть возможность творить, делать то, что я хочу, и говорить открытым языком, я буду это делать здесь. Я буду жить в своей стране. Если мне перекроют кислород, как это произошло со многими российскими рок-музыкантами, то я не знаю, что буду делать… Кому я там, на Западе нужен? Да никому!

— Что вас заставляет жить дальше?
— Я живу только группой, и все. Даю творческие вечера с нашим пианистом. Сейчас я полностью доволен тем, чем занимаюсь. И у меня есть надежда, что хорошее в жизни еще может случиться.

Фото: архив 66.ru, Алина Платонова