Раздел Общество
26 сентября 2014, 17:30

Человек-паук на Чертовом Городище. «Скалы у вас простенькие, а вот на «белый дом» я бы залез»

Человек-паук на Чертовом Городище. «Скалы у вас простенькие, а вот на «белый дом» я бы залез»
Фото: Евгений Лобанов, 66.ru
Мы свозили Алена Робера на ближайшие к Екатеринбургу скалы и поговорили с ним о жизни, вине и женщинах.

Уговорить человека-паука на прогулку оказалось гораздо проще, чем его дождаться. За Аленом мы заехали около 13:00 (в заранее оговоренное время). И еще порядка двух часов дожидались его под стенами отеля Hyatt. Французского лазуна сначала вызвали на бизнес-ланч спонсоры, потом с ним захотели пообщаться представители городской администрации.

В итоге Ален выходит к нам около 15:00 в легком подпитии и хорошем настроении. От шампанского отказывается — говорит, что не пьет больше трех бокалов за раз, а на прошедших встречах ему уже пришлось выпить. И тут же просит несколько местных газет — ему интересно, написали ли о нем? Увидев, что написали, интересуется, в каком ключе выдержаны материалы — позитивном или нет? Услышав наши уверения в полнейшей лояльности наших коллег к его подвигу, он успокаивается и позволяет расспросить себя о жизни супергероя. Говорит просто, без пафоса. Оказывается, французом Ален уже давно является, скорее, по паспорту, предпочитая жить в других местах.

Сегодня покорителя зданий ждет Чертово Городище — не самые высокие скалы на Урале, зато живописно и ехать недолго.

— Я живу в Индонезии, на острове Бали. Большие города мне не очень нравятся. Если бы я имел возможность беспрепятственно лазать на любые высотные здания в мегаполисах — тогда мог бы жить в них. А так — лучше уж Бали. Там я встретил очень красивую женщину, с которой мы теперь живем как муж и жена.

Это ей ты отправлял сообщения с козырька, а затем с крыши «Высоцкого», до и после твоего восхождения?
Да, ей. Знаете, женщины могут быть настоящей pain in the ass (в окультуренном варианте это переводится как «головная боль», хотя в оригинале речь идет о неприятных ощущениях в другой части тела). Она постоянно волнуется за меня, но что поделать — такая у меня работа. Я не только писал ей, но и позвонил со стены «Высоцкого», когда оставалось около 40 метров до крыши. Не самое удобное место для разговоров — я почти не слышал ее, просто сказал, что все в порядке.

Чертово Городище всего в 30 километрах от Екатеринбурга. С его вершины можно разглядеть «Высоцкий». И облако смога, покрывающее город.

— И часто ты уезжаешь от нее? Много времени проводишь в разъездах?
Три или четыре месяца в году. В поездках я лажу на небоскребы и выступаю как спикер — этим и зарабатываю на жизнь.

— Как ты лазаешь, мы видели, а о чем ты рассказываешь аудитории?
О своей жизни, о том, как я пришел к тому, чем сейчас занимаюсь. Знаете, многие хотят зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом, но не у всех хватает смелости или таланта для того, чтобы этого достичь. Кроме того, я лажу на небоскребы — на такие строения, которые в умах людей ассоциируются с успехом. Они смотрят на меня и думают: «Эй, какого черта? Этот парень может взобраться на свою вершину, значит, и я смогу влезть на мою».

Ален говорит, что свободное время предпочитает проводить на природе. Ему понравилось, что россияне умеют получать удовольствие от простого пикника в лесу.

— А есть еще в мире такие же, как ты, профессиональные покорители высотных зданий?
Нет. Поймите, я занимаюсь этим всю свою жизнь. Впервые полез на скалу еще мальчишкой. Сейчас мне 52 года, и все это время я занимаюсь тем, чем занимаюсь. Есть пара ребят, которые покоряли одно или два здания, а я залазил на десятки. И многие из них покорял без страховки и без разрешения властей. Не так уж много людей готовы рисковать жизнью и нарываться на проблемы с полицией всю свою жизнь.

— И часто у тебя возникают проблемы с полицией?
Сейчас — реже. Я стал более цивильным, стараюсь не нарываться. Мне запрещен въезд в Австралию, в Китай я смогу попасть, только если их правительство вышлет мне приглашение, меня арестовывали в семи штатах Америки, и там я тоже нежеланный гость. Раньше я не думал об этом, но все это делает мой мир меньше. Вот возьмем ваш город. Кроме «Высоцкого» здесь есть еще интересные здания — «белый дом», например, мне показался более интересным объектом. Он невысок, думаю, что смог бы залезть на него за 30 минут. Но что потом? Ваши власти могут запретить мне въезд в Россию или как минимум в Екатеринбург.

С погодой в этот день нам повезло. Человек-паук оценил красоту нашей осени.

— А как тебе у нас? Как тебе екатеринбургская публика? Наши люди чем-то отличаются от зрителей в других городах?
— Ну, я был немного занят и висел достаточно высоко — было как-то не с руки изучать общественное мнение. Но вот люди, которые наблюдали за мной из офисов «Высоцкого»… Знаете, я немного прогадал с обувью. Обычно я надеваю эти «скалки» на небольшие восхождения, расчитанные на 20–25 минут, а здесь пришлось лезть больше часа. Эта обувь причиняла мне физическую боль, и те, кто видел это сквозь стекла, похоже, даже радовались этому. Это немного удивительно. А еще мне показалось, что многие ждут, что я сорвусь. Ну, вроде как ,это было бы более захватывающее зрелище, чем просто смотреть, как какой-то чувак лезет и лезет. Особенно это читалось во взглядах журналистов, а, ребята? (В этом месте я скромно опустил глаза, — прим. авт.).

За такими разговорами мы доехали до Ганиной Ямы.

— Смотри, Ален, это место, где нашли тело последнего русского царя.
То есть это грустное место?

— Да, пожалуй.
Ребята, я не настолько хорошо знаю вашу историю. Просто скажите мне: был ли это хороший царь? Если да — это грустное место. А если он был просто важным сукиным сыном, то это просто место. Понимаете, я отношусь к этому практично. Если человек хорошо делал свое дело — я его уважаю. Если нет — мне все равно, как его звали и что в его честь построено. Так что сами скажите мне: кого тут нашли и стоит ли о нем грустить.

За такими беседами доехали до Чертова Городища.

Зная, что мы едем на скалы, Ален взял с собой снаряжение — скалолазную обувь, спортивную одежду. Он первым делом предупредил, что взял это все на всякий случай — у него болит спина и рука, и вообще человек-паук устал...

Но, видимо, скалы позвали: дойдя до подножия «Чертиков» он окинул их взглядом, пощупал и как-то сразу полез — прямо в своем кожаном костюме и ковбойских сапогах.

Наблюдавшие за этой картиной местные молодые скалолазы ехидно прокомментировали чудачества странного иностранного дяди, который явно ошибся с выбором гардероба. Но, видя, как Ален без видимых усилий и всяческой страховки забирается все выше, прониклись респектом. А там и вовсе узнали «того чувака, что на «Высоцкий» лазал».

Ближе к вершине скалы Ален показал, что тоже любит делать селфи.

Какое-то время знаменитый верхолаз двигается по скале то вверх, то вниз; сторонние зрители поражаются, мы фотографируем. Но затем удается шампанским заманить Алена наверх. Вообще мы бы предпочли крепкие напитки, но француз предпочитает вино. Причем пьет его дозированно — говорит, что из-за небольшого роста и худощавого телосложения очень легко пьянеет.

Любуясь пейзажем, продолжаем разговоры «за жизнь».

— Как тебе наши скалы, Ален? Для тебя они, кажется, совсем не сложные?
Знаете, парни, меня все эти дни просят залезть куда-нибудь еще. Им я отказывал, но вы нормальные чуваки, устроили мне эту поездку, поите меня вином, говорите со мной по-английски, так что для вас — пожалуйста. Это простенькие скалы, но для легкой тренировки вполне подойдут.

— Ты много тренируешься?
4–5 раз в неделю примерно по часу. Раньше, конечно, больше занимался, бегал, делал другие физические упражнения. Сейчас только лажу.

— Получается, у тебя довольно много свободного времени. Как ты его расходуешь? Чем занимаешься?
Серфингом. На Бали, где я сейчас живу, отличный серфинг. Еще я люблю читать и интересуюсь политикой. В молодости меня эти вещи вообще не трогали — все время посвящал скалолазанию. Вот теперь наверстываю понемногу.

— Твои восхождения на здания — это для тебя только работа или удовольствие? Для чего ты это делаешь?
Знаете, влезть без спроса и страховки на какой-нибудь небоскреб — вот это действительно весело. То, что я сделал на «Высоцком», — просто работа.

Свое дело Ален очень любит и делает его хорошо. Несмотря на не самый юный возраст он не намерен прекращать лазать.

— Но это довольно рискованная работа. Ты мог сорваться с «Высоцкого»?
Теоретически мог. Все из-за чертовых присосок. Когда лезешь сам, просто на руках — риск меньше. Ты знаешь свои руки, и они тебя не подводят. А вот присоски в этот раз чуть не сыграли со мной злую шутку. Дело в том, что одна из них не могла держать меня долго. Там есть такой индикатор — красная полоска. Если она появилась — присоска скоро отцепится, так что надо ее срочно переставлять. Эта штука не давала мне расслабиться, пришлось двигаться в более высоком темпе. И у меня не было возможности оповестить ребят, что меня страховали, об этой проблеме. Только ближе к вершине здания они поняли, в чем беда, и спустили мне запасную присоску.

— Видно, что ты всерьез продумываешь каждый свой шаг. Ты не очень рисковый человек?
Нет, за исключением моей работы и серфинга, я предпочитаю покой и безопасность.

Еще во время первого интервью мы обратили внимание, что Ален всегда носит на шее нечто похожее на амулет.

— Что у тебя на шее? Это твой талисман на счастье или оберег?
— Нет, просто украшение на шею. Я не очень религиозен и не суеверен. Считаю, что человек должен верить в себя. Без веры в себя высоты не покоряются. Когда-то скалолазание помогло мне приобрести эту веру. Я боялся высоты, но смотрел на тех, кто лезет на скалы, и думал: черт, да эти парни — герои, почти боги. Они могут это делать, и я хочу так же. Поэтому в 11 лет я впервые полез на скалу — побороть себя и свой страх.

— То есть в Бога ты не веришь?
Я бы так не сказал. Просто считаю, что он не властен над каждым моментом в жизни человека. Посмотрите вокруг. Вы журналисты и лучше меня знаете, что в мире постоянно происходит несправедливость — стихийные бедствия, убийства детей, войны. Вы правда думаете, что все это устроил Бог? Я так не думаю. Бог, может, и есть, но не он решает, как ты проживешь свой день. Поэтому надо уметь наслаждаться тем, что есть сейчас.

И тут Ален увидел внизу девушек.

Как истинный француз, он не мог пройти мимо. Тем более что дамы занимались его любимым делом — скалолазанием.

Не выпуская из рук фужера, Ален устремился вниз.

Спустившись на бренную землю, французский человек-паук познакомился с русской супердевушкой, которая впервые в жизни лезла на скалу.

Ален поздравил коллегу по супергеройскому цеху с этим знаменательным событием и даже угостил шампанским.

Правда, тут же выразил сожаление, что подает дурной пример молодым людям тем, что лазает по скалам в легком подпитии, и прочитал ребятам краткую лекцию о вреде алкоголя для спортсменов.

Затем настало время для фотографирования.

Девочки устроили селфи-фотосессию.

Суровые парни-скалолазы предпочли просто постоять рядом с человеком-пауком.

На том распрощались с ребятами и двинулись в обратный путь. Перед тем как покинуть скалы, Ален посетовал, что некоторые русские не ценят то, что имеют. Он имел в виду надписи, которыми Чертово Городище исписано вдоль и поперек.

«Зачем это делать? Если тебе нравится место, то стоит беречь его, а не уродовать какими-то надписями».

На обратной дороге Ален почти не говорил о себе, предпочитая расспрашивать нас о разных аспектах жизни. Об отношении к Путину и его политике, о том, какие машины нам нравятся, о том, как Россия изменилась за последнее время, и о том, что стоит отъехать на 30 километров от центра Екатеринбурга, чтобы увидеть совсем другую страну. А еще его очень интересовала недостроенная башня «Исеть» и сроки ее сдачи. Похоже, человек-паук намерен вернуться в наш город.

Фото: Евгений Лобанов, 66.ru