Раздел Общество
22 сентября 2014, 14:11

Человек-паук Ален Робер: «Я не должен умереть, если сорвусь. Придется лезть со страховкой»

Человек-паук Ален Робер: «Я не должен умереть, если сорвусь. Придется лезть со страховкой»
Фото: Евгений Лобанов, 66.ru
Легендарный альпинист утверждает, что может просто размяться и в одиночку вскарабкаться на наш небоскреб. Тем не менее с ним работает целая бригада помощников. Зачем они нужны, человек-паук рассказал в эксклюзивном интервью 66.ru.

Ален Робер, легенда, альпинист, сделавший себе имя на незаконных и опасных восхождениях на самые высокие здания мира, — это невысокий, очень худой, но жилистый человек с крохотными кистями рук.

Уставший и сонный он разговаривает со мной на первом этаже отеля Hyatt в Екатеринбурге.

В город Ален прибыл в воскресенье. Много часов летел стыковочными рейсами, вымотался и устал. Тем не менее первым делом он отправился взглянуть на небоскреб «Высоцкий», который ему предстоит покорить уже в эту среду.

Осмотрел и вернулся в отель, чтобы поговорить со мной. Принес не очень радостные вести. Без специального оборудования, говорит, екатеринбургская высотка ему не поддастся:
— Когда я увидел фотографии этого здания, понял, что единственный способ взобраться на него — это использовать присоски, специальное оборудование. Это немного другое. Не так, как я делал на многих других небоскребах. Требуется больше времени, больше сил.

— Даже так? Мне почему-то всегда казалось, что покорять небоскребы голыми руками — это по умолчанию сложнее, чем использовать специальное оборудование…
— Это просто по-другому. Я увидел здание. Увидел требования, согласно которым всё должно быть максимально безопасно. И понял, что я смогу совершить восхождение только с помощью оборудования.

Я надеялся, что, когда приеду, увижу способы взобраться на это здание без присосок. Иногда так бывает: по фото мне кажется, что без специального оборудования ничего не выйдет, а приезжаю на место и понимаю, что смогу обойтись без него. К сожалению, «Высоцкий» — это не тот случай.

В понедельник, как следует выспавшись, человек-паук снова прибыл к «Высоцкому».

— Вы прилетели сильно заранее. Осматриваете здание, консультируетесь со специалистами. В чем суть этой подготовки? Что вы должны знать, что учесть, чтобы совершить восхождение?
— На самом деле мне нужно только мое тело. Самая главная подготовка — это разогреть мышцы и суставы. Особенно сейчас, когда я немного повредил спину на Бали. Основная подготовка происходит непосредственно перед восхождением, когда мне нужно отжаться, подтянуться, разогреть все тело.

— Если все зависит только от физической силы, зачем тогда нужны все эти люди? Я ведь вижу, что с вами работает целая команда технических специалистов.
— Организаторы хотят безопасного восхождения. Если я сорвусь, я не должен умереть — это их обязательное условие. И этим-то как раз и заняты технические специалисты, которые со мной работают.

Альпинист Анатолий, ответственный за безопасность человека-паука, предлагает Алену использовать страховку на двух тросах. Француз отказывается. Полезет на одном.

— То есть, если бы не требования организаторов, вы бы сами, безо всяких присосок и страховки, влезли на «Высоцкий»?
— Все равно я бы использовал присоски. Но да, я бы не использовал пояс и веревку, страхующие мою жизнь.

— Зачем вам это нужно? Почему вы согласились?
— Конечно, это не самое высокое здание в моей карьере. Но это то, чем я занимаюсь, то, что мне интересно. Это хорошо для моего продвижения. В конце концов это моя работа. Я должен зарабатывать себе на жизнь.

Несмотря на то что мне не позволят залезть без страховки, это все равно хороший опыт. Я покорил так много зданий, что мне не нужно никому ничего доказывать. Если меня просят использовать страховку, я соглашаюсь.

В случае чего Анатолий должен будет быстро спуститься к Алену с последнего этажа небоскреба. Это «случись что» человек-паук должен будет показать, широко расставив руки. «Ну, или я просто вам позвоню. Телефон у меня будет с собой» — внезапно добавляет заграничный гость и достает смартфон, чтобы записать контакты своего возможного спасителя.

— Вы не опасаетесь того, что ваше восхождение попытается повторить кто-нибудь неподготовленный? Ведь вы, по сути, дадите подробную фото- и видеоинструкцию, как взобраться на «Высоцкий»…
— А что, были прецеденты?

— На «Высоцкий» у нас, конечно, не карабкались пока, но на недостроенную телебашню, например, лезли много и часто…
— И что? Они погибали?

— Многие умирали, да.
— Понятно. Но это немного другое. Когда здание строится, есть много вспомогательных сооружений, помогающих неподготовленным людям карабкаться наверх. Они по факту используют лестницы. Когда здание завершено, это невозможно сделать.

У меня это получается только благодаря двадцатилетнему опыту восхождения на реальные горы. Что я могу сказать парням, которые надеются повторить то, что делаю я? Мне нечего им сказать. У них просто ничего не выйдет.

Пробный подъем на «липучках». Совсем невысоко — просто, чтобы убедиться в их работоспособности.