Раздел Общество
17 сентября 2014, 19:48

Андрей Кабанов: «Всё. «Город без наркотиков» пора закрывать»

Андрей Кабанов: «Всё. «Город без наркотиков» пора закрывать»
Фото: Антон Буценко, архив 66.ru
Один из основателей фонда утверждает, что хочет закрыть организацию, чтобы остановить Евгения Ройзмана.

Один из основателей фонда «Город без наркотиков» Андрей Кабанов в эфире «Четвертого канала» заявил, что организацию нужно закрывать.

Андрей Кабанов, один из основателей фонда «Город без наркотиков»:

— Фонд «Город без наркотиков» стал брендом, который нужен Ройзману, чтобы быть при власти. Фонд надо закрыть, чтобы Ройзмана остановить. Он мне в глаза говорил, что хочет стать губернатором. Когда он пошел на выборы, я спросил, зачем мы идем, когда мы даже лампочку вворачивать не умеем. Он ответил: у нас заложников пять человек, хочу их освободить. Но когда избрался — сказал, что хочет губернатору под задницу напинать. Он предал нас.

Напомним, фонд «Город без наркотиков» был образован 15 лет назад. По словам Кабанова, сейчас у фонда «вялотекущее состояние: есть два десятка реабилитантов и оперативная группа, которая работает ни шатко ни валко».

Помимо заявления о том, что фонд пора ликвидировать, за 15 минут эфирного времени Андрей Кабанов успел рассказать еще много всего внезапного. В выражениях не стеснялся. Избранные цитаты даем без купюр.

О бывшем друге Евгении Ройзмане

Когда мы очень легко и просто избрали Ройзмана в Госдуму, ему там, видимо, очень понравилось. Власть — это ведь наркотик. И он втянулся. Потому он и не хочет закрывать фонд — понимает, что это бренд, который помогает оставаться при власти. Ведь на всех выборах выбирали не Ройзмана, не Кабанова. Люди голосовали за фонд.

Но сейчас моего бывшего друга Женю Ройзмана надо остановить. У него далеко идущие планы. Он мне в глаза сказал, что хочет быть губернатором.

Я это понял два месяца назад. И это я сделал из него героя. Прошу у всех прощения. Виноват я.

Он мне не друг. Он предатель. Когда он шел на выборы, объяснял мне: «Андрей, у них пять наших в заложниках. Я хочу их освободить». И я думал, он идет за этим. А теперь вижу, как он целуется взасос с Тунгусовым, хотя сам же в свое время 500 запросов написал с требованием Тунгусова посадить.

О «красной зоне» в реабилитационных центрах

Первая ошибка, которую мы сделали, — реабилитационный центр. Это мина замедленного действия. К нам попадают наркоманы — типы из криминальной среды. И мы всего за год должны сделать из них нормальных людей.

Методика — супер! Просто оградить их от наркотиков. И она работает. Но мало лишить наркомана героина, ему башку-то тоже надо поправить. Нужна дисциплина и контроль. А когда контроль потеряли, там, в реабилитационном центре, понемногу стала зарождаться маленькая «красная зона».

О методах работы оперативных групп «Города без наркотиков»

Когда мы создали оперативные группы, которые ловят наркоторговцев, сначала сами принимали участие в операциях. Я сам ездил, Варов ездил. А потом начали набирать ребят из бывших наркоманов.

То есть мы людей оторвали от героина и тут же бросили их на амбразуру. Они заходят на квартиры, а там героин, золото, деньги… И вот они, молодые парни, стоят напротив милиционеров и как бы взглядом между собой решают: «Ну что, как дербанить будем?».

И дербанят. А что вы хотите? Если бы меня в 24 года выдернули от героина и тут же отправили туда, где этот героин лежит, я не знаю, как бы поступил.

Так что были такие случаи. Мы, конечно, когда узнавали, выгоняли таких. Но это когда узнавали. А о скольких случаях мы не знаем?

О том, как заставить фонд работать

Сейчас фонд — это два десятка реабилитантов и опергруппа, которая работает ни шатко ни валко. Но люди-то об этом не знают! Они подходят ко мне на улице и говорят: «Держитесь! Мы с вами!».

Чтобы фонд нормально работал, им надо заниматься. С утра до ночи. Надо там прямо ночевать. И надо быть честным к самому себе. А если не можешь контролировать — закрывай!

Я Жене много раз говорил: «Нужно закрывать быстрей». А он мне отвечал: «Это же наркоманы. Мы ни при чем. К нам это дерьмо не прилипнет». Я дословно цитирую.

О преступлениях сотрудников фонда

Наркотиками мы не торговали. Но люди, которые участвовали в операциях, торговали. Было. Глупо отрицать.

И Женя Маленкин начинает сознавать свои поступки: дает показания в суде, извиняется. Он честный, православный человек. Дай Бог ему здоровья. Он ни в чем не виноват.

Ройзман создал этого монстра. Он виноват. Ройзман непричастен ни к одному преступлению фонда, но он обо всех этих преступлениях знал.

О власти Екатеринбурга

Мое мнение: мэр — это завхоз. И когда Женя туда пошел, я ему говорил: «Зачем? Ни ты, ни я — мы ведь ничего в этом не понимаем. Мы даже лампочку вворачивать не умеем».

К Якобу у меня претензий нет. У меня претензии к Тунгусову. Я и на митинге говорил: «Что вы до Якоба докопались? Вовку из Кремля выносите!».

О том, как закрыть «Город без наркотиков»

Я учредитель. Я имею право закрыть фонд. Я разговаривал со вторым учредителем — Юрой Крюченковым. И он со мной согласился.

Но это не наш фонд: не мой, не Варова, не Ройзмана. Это не моя игрушка. Это фонд, который создавали все. И я должен спросить мнение людей. Потому звоните мне: 8 (900) 197–32–18. Или присылайте сообщения на пейджер «Страна без наркотиков» (002, абонент «Без наркотиков»).

Я посчитал нужным рассказать правду. Люди-то не знают всей этой кухни. И Ройзман этим пользуется.

Вопрос
«Город без наркотиков» пора закрыть?
  • 48%
  • 52%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.