Раздел Общество
21 июля 2014, 14:00

Не царские кости. Интервью со священником, отпевавшим страшную находку Поросенкова лога

Не царские кости. Интервью со священником, отпевавшим страшную находку Поросенкова лога
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Наместник Крестовоздвиженского мужского монастыря был одним из немногих, кому довелось воочию видеть найденные в Поросенковом логу останки семьи, которую сейчас в обществе принято считать царской. Он уверен, что это не так, и в интервью Порталу 66.ru подробно объясняет, почему.

В книге Алексея Иванова «Ёбург» есть глава «Истинно ведает», она посвящена событиям мая 1979 года: группа геолога-энтузиаста Александра Авдонина раскопала на Коптяковской дороге останки людей и объявила Поросенков лог местом захоронения семьи самого могущественного монарха ХХ века. Но специалисты, которым они показали пару черепов, связываться с Романовыми тогда побоялись. В итоге в июле 1980 года Авдонину пришлось сложить в ящик все, что он извлек из погребения год назад, и закопать его там, где взял.

В следующий раз к месту раскопок он вернется только в 1991 году. На этот раз вместе с археологами, судмедэкспертами и прокурорами. Из земли извлекут останки девяти человек. Кости еще двоих найдут неподалеку.

Обсуждение, кому принадлежали эти останки, идет до сих пор. Иванов не сомневается: Николаю II и его семье — и апеллирует к экспертизам, проведенным за многие годы. Мы не знаем, говорил ли писатель с настоятелем Крестовоздвиженского мужского монастыря — единственным священником, служившим панихиду по погибшим. Но мы его нашли и обо всем расспросили. В годовщину расстрела царской семьи отец Флавиан (Матвеев) подробно рассказал, почему спустя столько лет Церковь до сих пор отказывается признавать подлинность «екатеринбургских останков».

— Останки, найденные в Поросенковом логу, до сих пор вызывают много споров. Даже сегодня там работает группа ученых и волонтеров, ищет доказательства, что это именно царская семья. Почти двадцать лет назад вы служили панихиду в том самом морге, видели те самые останки… Чьи имена вы называли во время молебна?
— Все происходило в бюро судебно-медицинской экспертизы. Сейчас там находится судебно-медицинский морг. Туда я попал по благословению правящего архиерея, епископа Никона, с согласия судебно-медицинских органов. В условленный час я туда подъехал, меня встретили. По телевизору тогда показывали, как эти останки лежат в каких-то поддонах. Помню, в епархию поступали обращения граждан, мол, не дело, что их так хранят…

— Не по-христиански?
— Да. Тогда их накрыли полукруглыми крышками из органического стекла, а правящий архиерей сказал, что нужно сделать все по канону. Епархия договорилась с судмедэкспертами, что к ним придет священник и совершит заупокойное богослужение и покроет останки церковными покровами. Покровы хлопчатобумажные, поэтому опасности для сохранности останков не представляют. Архиерей проинструктировал меня, как их поминать. Дело в том, что, пока церковь не приняла окончательного решения по вопросу, подлинные это останки или нет, формулировка была: «Помяни, Господи, рабов Твоих, их же имена сам Ты, Господи, веси», то есть «сам ты, Господи, знаешь, кто эти люди».

Меня привели в комнату, где находились останки, с них сняли колпаки, и я отслужил заупокойное молитвословие. Укрыл останки покровами, подтыкая края по размеру…

«Самые сохранные скелеты я бы определил процентов на 85–90, самые несохранные — ну процентов на 65–70, —говорит отец Флавиан. — Останки несли следы разложения, но на них не было ни следов разрубания, ни горения».

— И что вы потом рассказали архиерею?
— Доложил о том, что я это сделал. И все. Моя цель была самая простая: исполнить этот христианский и в общем-то гуманный замысел — помолиться об этих людях… Вопросы сохранности останков мы с архиереем не поднимали. Впоследствии они стали очень актуальными… когда останки вскорости похоронили…

— В каком они были состоянии?
— Это были практически целые скелеты, с незначительными утратами. Все крупные кости были на своем месте. Позвоночники, крупные кости рук и ног, черепа. Кости были не свежие. Верхняя костная пластинка у нескольких черепов местами отсутствовала, следовательно, можно сделать вывод, что это либо механическое повреждение, либо следствие разложения.

Во многом сомнения Церкви основываются на результатах книги следователя Николая Соколова. Сам Соколов начинает ее со слов: «Знаю, что в этом исследовании на многие вопросы не найдет ответов пытливый ум человеческий: оно по необходимости ограничено, ибо основной его предмет — убийство». На фото: издание книги Соколова. 1925 г., Берлин.

— То есть либо череп был размозжен, либо просто часть его была утрачена?
— Вряд ли он был «размозжен». Это была именно верхняя костная пластинка, а когда происходит размозжение, то кость продавливается… Поэтому я сделал вывод о том, что кости явно какое-то время находились в земле… Один из трупов был не до конца скелетом: на треть он представлял собой жировоск. Я знал, что жировоск — это особое состояние человеческого тела. При определенных свойствах почв жиры подвергаются омылению и пропитывают все остальные ткани. Это защищает их от разложения. Для того чтобы это произошло, почва должна быть щелочной. Этот вопрос мы обсудили на месте со специалистами судебно-медицинской экспертизы.

Поскольку незадолго до этого я прочитал книгу следователя Соколова (я считаю его очень большим профессионалом), у меня сразу возникло глубокое сомнение в том, что это действительно царские скелеты. Соколов говорил о том, что останки были подвергнуты разрубанию. А на скелетах никаких следов разрубания нет. Я это специально рассматривал. В человеческом теле практически нет костей, которые просто прилегают друг к другу. Каждая будто проникает в другую. Следы от удара топором должны были остаться, даже если рубили суставы. Чего не скажешь, скажем, при разрезании. Если человека режут ножом, даже если отделяют связки, кости остаются нетронутыми. Но разрубание!…

Ну и второй момент — это, конечно, сохранность останков. Самые сохранные скелеты я бы определил процентов на 85–90. Так, оценочно. Самые несохранные — ну процентов на 65–70. Опять нестыковка. Соколов пришел к выводу, что воздействие кислот и температурное воздействие продолжалось более суток…

— Их жгли сутки?
— Да, на Ганиной Яме их жгли больше суток в кострах. Сначала облили кислотой, потом начали жечь. Естественно, что при этом раскладе абсолютно невозможно добиться такой сохранности останков. Никаких следов обожжения тоже не было. Но как? Любая кость при горении разрушается. Даже если предположить, что за сутки они не сгорели дотла, то в любом случае концы костей были бы обожжены, если не разрушены полностью.

Икона «Пресвятая Богородица Тамбовская». Найдена следствием в 1919 году в доме Ипатьева.

— То есть обожженных костей вообще не было?
— Не было. Целыми были даже мелкие кости рук, ног… При сжигании представить, что даже они сохранились, невозможно. Абсурд. Соколов пришел к выводу, что за сутки останки были выжжены полностью. В условиях крематория двух-трех часов хватает, чтобы тело полностью лишилось воды и все органические вещества сгорели. При сжигании на открытом огне температура ниже, но за сутки, понятно, что от тела мало что может остаться.

— Почему вы доверяете мнению Соколова?
— Потому что он признанный профессионал. Кроме того, он царский следователь, следователь Российской империи. Старый, проверенный спец. Когда читаешь материалы следствия, то отличить профессионала от непрофессионала, человека последовательного от человека поверхностного — достаточно легко любому обывателю. У меня возникло доверие, потому что я увидел действительно тщательно проведенное расследование, на которое потрачено большое количество времени, сил.

В его материалах много вещей, которые подтверждаются даже мелочами. Был там один из комиссаров, который следил за уничтожением останков (под его руководством подбрасывали дрова, перетаскивали, ворошили). Соколов нашел свидетелей, которые рассказали, чем он занимался: что было утром, что было перед тем, как уехали. Он, говорит, находясь там, позавтракал, скушал яичко, потом сходил опорожнить кишечник… Соколов мало того что сам всех допросил, так он потом действительно приехал на место, нашел скорлупки от яичка, по описаниям, нашел кучку, нашел страничку из книжки, именно из той книжки, которую, как описывали, он читал. То есть, понимаете, когда дело касается таких деталей, то, конечно, рождается доверие.

Его книга была опубликована за рубежом издательством, которое для Франции было уникально. Оно не печатало никакой непроверенной документалистики и этим поддерживало свой высокий авторитет. Они провели собственное расследование. Проверяли всё. Они не имели права публиковать недостоверную информацию. Это их бизнес.

Следователь Николай Соколов возле шахты на Исетском руднике (фото императорского фотографа Пьера Жильяра, 1919 г.). В феврале 1919 г. был назначен адмиралом А.В. Колчаком для производства следствия по делам об убийстве царской семьи и алапаевских мучеников. Он нашел вещи убитых Романовых, пули, отрезанный палец и пр. С мая по июль 1919 г. Соколов собрал множество вещественных доказательств, опросил сотни свидетелей, провел десятки экспертиз. После захвата красными Екатеринбурга (15 июля 1919 г.) Соколов продолжал работу и во время отступления белых, проводя допросы свидетелей и экспертизы, вплоть до Харбина. Книга «Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А. Соколова» была опубликована уже после смерти Соколова, в 1925 г.

— Ваши предположения: кому принадлежат останки, найденные в Поросенковом логу?
— Вполне возможно, что большевики, для того чтобы всех запутать, совершили подобное же злодеяние, чтобы навести возможное следствие на ложный след.

— То есть они опасались, что советская власть не прочна, однажды может пасть и следствие займется ими?
— Да. Отношение могло измениться. Возможно, что была убита еще одна семья. Есть еще такая версия, что даже несколько семей. Доводам генетических экспертиз, которые проводились в 90-е годы, можно верить. Их целью было выяснить не принадлежность останков к Романовым. Эти экспертизы подтвердили только то, что останки принадлежат одной семье. Поэтому обычно и говорят «семья» в отношении страшной находки в Поросенковом логу. Выдав их за останки царской семьи, большевики могли снять с себя обвинения в том, насколько безобразным было убийство, которое они совершили. Предъявив целые скелеты, они могли снять с себя обвинения в зверствах, сказать, мол, мы выполнили приказ, закопали тела и все. Но Соколов нашел все тому доказательства. Буквально вплоть до того, откуда была взята кислота, в какой таре, по каким накладным и так далее.

— Уверен, что ученые, нашедшие останки в Поросенковом логу, читали книгу Соколова. Зачем тогда им понадобилось выдавать их за царские?
— Думаю, они были политически мотивированы. В определенный момент у многих это стало идеей фикс: ученым, политикам, общественникам, да и просто конспирологам-любителям очень сильно захотелось стать причастными к находке царских останков. Начали плести интриги, чтобы выдать желаемое за действительное: кто-то сознательно, кто-то оказался орудием этого процесса.

Из материалов дела: расписка в получении денег для расплаты с сысертскими охранниками после убийства царской семьи (слева) и записка для Якова Свердлова: «Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участь что и главу официально семья погибнет при эвакуации» (справа, орфография и пунктуация автора сохранены).

— Зачем?! Чтобы прославиться? «При мне, при Эдуарде Росселе, нашли царские останки и устроили грандиозное покаяние»?
— Я читал о том, как их нашли впервые и потом закопали обратно, до лучших времен, чтобы «найти» снова, когда можно будет произвести большее впечатление. Может, испугались, может, передумали. А потом уже появились политические причины. Сначала на областном уровне, потом на общероссийском. На мой взгляд, те, кто организовывал всю эту возню, и Ельцин, и возглавлявший комиссию Немцов, понимали, что дело шито белыми нитками. Но политическая выгода все перевесила.

— Но Церковь отрицает подлинность этих останков, тоже основываясь лишь на расследовании Соколова?
— В основном да. Но не только. И вы, наверное, слышали, читали о том, что митрополит Ювеналий (старейший на сегодняшний день митрополит, с 1989 по 2011 гг. председатель Синодальной комиссии по канонизации святых, — прим. ред.), который входил в эту комиссию, возглавляемую Немцовым, незадолго до окончания ее работы сформулировал от имени Церкви десять вопросов. Они были рассмотрены на заседании Священного синода и признаны актуальными. Церковь ждала ответа на них. Это десять моментов, связанных с несостыковками, которые уже выявились на тот момент и которые комиссия, как показалось митрополиту Ювеналию, пыталась проигнорировать.

Ответов не было получено. Митрополит Ювеналий попросту не подписал итоговый документ комиссии, а представил особое мнение вместо своей подписи.

Царская семья. Отец Флавиан уверен, что останков не осталось: большевикам удалось сжечь тела Николая II и его семьи дотла.

— Есть и другое мнение: учеными были даны аргументированные ответы на все вопросы, но Церковь их проигнорировала и не признала останки, сославшись на ничтожную долю вероятности ошибки в генетических исследованиях.
— Ответы даны не были, поэтому митрополит Ювеналий не подписал итоговый документ. Заявления о том, что какие-то ответы даны, — это просто слова. То, что итоговое заключение комиссии было принято в спешке, а вопросы митрополита были отвергнуты, — это факт. То было время информационной недобросовестности. Мало кто из СМИ сообщил о казусе, связанном с особым мнением митрополита. Вскользь было сказано, мол, «Церковь подвергает сомнению», не поминает имена убиенных… Но с чем это было связано — до людей не донесли. На тот момент это было очень обидно.

— Останки запечатали в Петропавловской крепости, и сейчас доступ к ним закрыт. Даже если бы кто-то захотел взять генетический материал наследников Романовых, то сличить их было бы невозможно.
— Нет, это не так. Потому что было объявлено, что останки будут захоронены, но для последующих экспертиз образцы будут оставлены. Страна хоронила как бы своего царя, но при этом вопрос, связанный с подлинностью останков, оставался открытым.

— Если сейчас можно взять генетический материал одного из наследников Романовых и провести экспертизу, то почему никто этого не делает?
— Это было сделано вскоре после захоронения этих лжеостанков. Японские исследователи взяли образцы и сравнили их с частицами крови императора Николая II. Еще цесаревичем он бывал в Японии. Там, близ города Оцу, его, 22-летнего наследника российского престола, ранил полицейский Цуда Сандзо: нанес ему два удара мечом. Остался артефакт — его рубашка, перепачканная его кровью. Она до сих пор хранится где-то в Японии. Так вот, японские ученые не подтвердили генетического соответствия между останками из Поросенкова лога и образцами крови молодого императора. Результаты этого исследования публичны.

14 января 2011 года адвокат главы Российского императорского дома Марии Владимировны Герман Лукьянов объявил о закрытии возбужденного в 1993 году дела. Президиум Верховного суда РФ указал, что расстрел осуществлялся от имени государства, следовательно, не являлся уголовным преступлением.

— Инициаторы сегодняшнего исследования Поросенкова лога, очевидно, пытаются сместить туристический акцент с Ганиной Ямы. Они ищут артефакты. Не исключено, что будут устанавливать на месте раскопок новые памятные знаки. Как вы к этому относитесь?
— Это абсурд. Потому что с точки зрения профессиональной компетентности нет сопоставимого с тем, что провел следователь Соколов. Он не был ангажирован. Никто не смог опровергнуть результатов его работы. В отличие от политически мотивированного бреда госкомиссии.

— Я так понимаю, Церковь не одобрит даже часовни в Поросенковом логу?
— Это вопрос, конечно, не ко мне. Но с точки зрения христианской веры, христианского мироощущения, какой-то памятный знак, будь то крест или часовня — может появиться на месте убиения любого православного христианина. На сегодняшний день не установлено, кем бы могли быть люди, убитые в Поросенковом логу. И ведь самое интересное, что никто не расследовал дело об их убийстве.

— На прошлой неделе активисты КПРФ возложили цветы на могилу цареубийцы — руководителя расстрела…
— Коммунисты остаются коммунистами. У них своя идеология, которая отчасти является человеконенавистнической квазирелигией. Поэтому исходя из этого и надо оценивать их поступки. Если они до сих пор считают Владимира Ильича Ленина своим главным идеологом и героем, со всеми его призывами к террору и убийствам, нет ничего удивительного, что они ходили возлагать цветы на могилу другого террориста и убийцы.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru, rusempire.ru, ru.wikipedia.org