Раздел Общество
24 января 2014, 14:35

«Главному плати». У бомбил-мигрантов на Уралмаше есть крыша

«Главному плати». У бомбил-мигрантов на Уралмаше есть крыша
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Портал 66.ru выяснил, что за таксование у автобусной остановки «Уралмаш» берут деньги. По словам самих участников предприятия, мзду нужно отдавать полицейским.

Таксисты-частники для Екатеринбурга дело привычное. Плата за место, например, у железнодорожного вокзала для бывалых водил тоже не секрет. Но когда читатели сообщили нам, что защиту нелегалам обеспечивают правоохранители, мы решили проверить. В тот же день поехали на Уралмаш. Покрутились на остановке и поняли: выглядит все примерно так, как и писал нам читатель.

Обычная история, каких вы, возможно, сами видели не один десяток.

Прибыли на место и обнаружили сразу два правонарушения. Первое — банальное несоблюдение знака 3.27 «Остановка запрещена», с этим должны разбираться сотрудники ГИБДД. Второе нарушение — это уже статья 14.1. КоАП «Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)», проще говоря, частный извоз. Как вы помните, этот закон очень долго обсуждали, спорили и в итоге приняли. Принять — приняли, соблюдать не стали.

Стоянка вторым, а иногда и третьим рядом, да еще и под знаком «Остановка и стоянка запрещена» очень затрудняет движение маршруток и автобусов.

Нелегалы работают просто: машины стоят друг за другом от самого перекрестка Баумана — Космонавтов, по очереди эти машины укомплектовывают пассажирами — и в путь. Проезд до Пышмы стоит 50 руб. Если учесть, что больших рейсовых автобусов мало, в маршрутку за один раз влезают не все желающие, а проезд стоит капельку дешевле, чем у частников, то вполне нормально, что люди с радостью пользуются услугами таксистов-мигрантов. Мы не имеем ничего против оказания востребованных услуг, но проблема в другом — работать здесь разрешают только тем, кто заплатил арендную плату. Разрешения выдают, по словам бомбил, полицейские.

Чтобы уехать домой на маршрутке, то есть чтобы в нее попасть, нужно обладать навыками хоккеиста и активно работать плечами.

Диспетчеры, которые зазывают народ коронной фразой «До Пышма два силавек по писят рублей», меняются примерно раз в 15 минут. Все друг друга знают, здороваются, общаются, из чего можно сделать вывод: работают не стихийно, а регулярно.

Пока наш фотограф снимал очередь из таксомобилей под знаком «Остановка и стоянка запрещена», случилось странное. Из ларька «шаурма, кура гриль» вышел сотрудник полиции, в форме и при погонах, пожал руку повару, закурил и сел в KIA Sportage с гражданскими номерами. Я решил сообщить сотруднику органов о нелегальных такси, но как только полицейский заметил, что я иду прямо к нему, быстро завелся и уехал. Ни номера его значка, ни фамилии, ни даже грязного номера «Киа» мы, естественно, узнать не смогли. Мы предположили, что это всего лишь совпадение, и решили переждать.

Через несколько дней опять приезжаем на остановку «Уралмаш». Все по-прежнему, те же диспетчеры, те же таксисты. Только мы на этот раз фотографируем открыто и звоним по номеру 02. Рассказываем суть происходящего и получаем «высылаем наряд ДПС». Забегу вперед: никакой наряд спустя пару часов ожидания не приехал.

Разница в цене между маршруткой и частным такси невелика, поэтому люди выходят из метро — и прямиком к бомбилам.

Что ж, идем в народ. У каждого водителя нелегальных такси я спрашивал, как зайти в бизнес, кому и сколько надо платить, чтобы работать спокойно и не бояться. Только один водитель назвал нам сумму: пять тысяч рублей в месяц — и вперед, крутить баранку до Пышмы и обратно.

Большая часть опрошенных ответили, что нужно искать «главного», он все решает. Несколько ребят из Душанбе ответили мне неразборчивое: «Все нармальна работай плати тут харашо».

Полицейские не приехали, таксисты начали нас избегать и закрывать окна автомобилей. Пришлось зачехлять оборудование и ретироваться. В этот момент к нам подошел интеллигентный мужчина и поинтересовался, чего снимаем и кто вообще такие. Пришлось немного соврать, сказали, что книгу пишем о бомбилах. Мол, хотим узнать тонкости работы, сколько платить за работу на остановке и прочее. Далее был такой диалог:

— В смысле, платить?
— Ну, нам тут сказали, что надо дать денег и спокойно работать будешь.
— Кто это сказал? На какой машине? Какой номер? Таджик?
— Да почти все говорят, вот на синей «Нексии», например.
— М-м, этот? Ладно… Не, тут ничего платить не надо, все спокойно таксуют.
— А вы тут ждете кого-то или что?
— Можно и так сказать, а что?

Мужчина оказался вполне адекватным и разговорчивым, поведал нам, что таксистов частенько прижимают водители маршруток и ГИБДД с эвакуаторами. Почти война была, но сейчас спокойно. Мы намекнули, что и нелегалы быстро заполняют авто, и маршрутки полные уезжают, то есть все довольны и при деньгах. Собеседник улыбчиво кивнул и обронил: «Мы тут все довольны, дела хорошо».

Напоследок он рассказал, что раньше люди боялись к частникам садиться в авто, а теперь привыкли. Хотя, например, на прошлой неделе, говорит наш странный рассказчик, мигранты избили девушку за то, что она грубо ответила на призыв доехать до Пышмы всего за 50 рублей, а в это время окружающие просто стояли и смотрели.

Мы понимаем, что нехватка общественного транспорта — это главная причина, по которой организуют вот такие нелегальные таксопарки. Мы также понимаем, что пассажиры бомбил рискуют сознательно, ведь неизвестно, кто и куда вас в действительности может увезти. Не понятно нам лишь одно: почему полицейские бездействуют или действуют, но не в интересах граждан.