Раздел Общество
19 сентября 2013, 18:00

Рэп на районе. Как речитатив с Эльмаша начали слушать в Нью-Йорке

Рэп на районе. Как речитатив с Эльмаша начали слушать в Нью-Йорке
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В очередной серии хип-хоп-проекта 66.ru наш друг Наум Блик гуляет по рабочему району Екатеринбурга с лидером объединения Bustazz Recordz, добившимся эфиров на радиостанциях США.

Я помню, как ровно 10 лет назад на рэп-фестивале «Урал — рэп-зона» в одной из номинаций победил дуэт Mad Bustazz — два молодых парня в клетчатых рубахах. Звали их Bugz и MC Avetis. На тот момент они только-только начали появляться на рэп-тусовках и демонстрировать свои навыки. Bugz неплохо делал битбокс, а Avetis достаточно энергично и уверенно читал свои куплеты.

Парни до сих пор вместе, а их дуэт собрал вокруг себя множество единомышленников и перерос в целое предприятие под названием Bustazz Recordz. И это не просто звукозаписывающая студия, это большой коллектив людей, объединенных общими целями и любовью к хип-хопу. В центре этого механизма стоит его основатель и идейный вдохновитель МС Avetis, известный с тех пор как 9 Грамм.

За последние несколько лет Bustazz Recordz регулярно снабжает ценителей их музыки свежим материалом, будь то новые альбомы или клипы, футболки или наклейки. Причем нужно признать, что уровень качества изделий растет с каждым годом.

С 9 Грамм мы знакомы с тех самых пор, как они победили на том фестивале, но за это время пообщаться более подробно не было возможности. Именно поэтому мне стало интересно узнать его лучше.

Встреча состоялась в час дня у станции метро «Проспект Космонавтов», на границе между двумя легендарными районами города — Уралмашем и Эльмашем. Лето подходило к концу, и солнце устроило горожанам жаркие проводы. После двух недель дождей температура доходила до 27 градусов тепла.

На остановку подъезжает большой черный джип. Садимся, здороваемся. В машине играет рэп собственного сочинения — новый альбом «Роза ветров». Едем в сторону двора, где живет Аветис.


— Поссорился сегодня с пацанами, не в духе я.
— Чего так?
— Да надо дела делать, а они толком собраться не могут. Был утром на студии, там никого. Ключей нет, прокуковал там у дверей час и уехал.

Заезжаем во двор на улице Шефской, паркуемся. Первым делом в глаза бросается машина с наклейкой Bustazz Recordz на заднем стекле.

— Тут почти у всего двора такие наклейки. А это тачка опера одного, он на хип-хопе вырос, мои треки тоже слушает.
— Вижу, у тебя футболка с Аль-Пачино из фильма «Scareface», сколько раз его смотрел?
— Очень много, раз 100, наверное (смеется). Я в Штатах общался с черной девушкой, так вот она вообще этот фильм наизусть знает. Каждое слово.

Выходим из двора, идем в сторону школы, где учился Аветис. Из окна развалюхи напротив на нас равнодушно взирает мужик в майке, под глазами мешки, курит и, судя по всему, регулярно выпивает.

— Я тут подумал, может, в ТСЖ вступить.
— Зачем тебе это?
— Надоело, что левые всякие во двор заезжают, да и уюта двору не хватает. Вот хочу что-то изменить тут. Это же Эльмаш! Тут, например, через дорогу вон отморозки всякие живут.

— В чем это выражается?
— Да во всем, иной раз даже не хочется, чтоб на глаза попадались и мимо проходили.

Подходим к школе: четыре этажа перемен, клякс, экзаменов, радости и слёз.

— Вот тут я учился, там же была первая студия. За школой снимали первые клипы. Забивали стрелки, дрались. Это же школа. Наверное, везде так было. Однажды нам сказали, что придут скинхеды нас бить, мы взяли кто палку, кто биту и пошли школу защищать. В итоге на меня написали заявление, что я главный скинхед. Я в отделении говорю, мол, какой я вам скинхед? Вы посмотрите на меня вообще!

— После школы куда поступал?
— Я на спор с родителями поступил в СИНХ на бюджет. На третьем курсе ушел в академку, поступил в РГППУ. Проучился полтора года и понял, что мне там ничего нового не расскажут. В итоге вернулся в СИНХ и закончил его.

— Какой в школе был любимый предмет?
— Литература.

— Сейчас по-прежнему читаешь что-то?
— Конечно, я и пацанам своим постоянно говорю, что надо книги читать.

— Какая у тебя любимая книга?
— Моя книга — это «Граф Монте-Кристо». Очень многое из нее мне близко. Некоторые моменты как будто про меня.

— Еще что нравится?
— Жюль Верн почти весь, а недавно у Пушкина прочел «Прелестнице». Я сам люблю женщин, и это произведение меня просто поразило.

— Часто стихи читаешь?
— Мне больше проза нравится. Вообще, художественной литературе отдаю предпочтение. Вот еще недавно прочитал «Белую гвардию» Булгакова. Впечатляющий труд — взгляд на гражданскую войну с другой стороны, не так, как нас в школе учили.

— А как относишься к электронным книгам?
— Это не по мне. Книга есть книга, у нее же обложка, страницы. Там ощущения совсем другие. Хотя, безусловно, электронная книга — это удобно, например, в поездке, когда вещей много и толстый талмуд таскать не хочется.

Сделав круг по окрестностям, возвращаемся снова во двор. Навстречу бежит мальчуган лет семи, со всего маху спотыкается и падает на брюхо. Ни капли не смутившись, тут же вскакивает и бежит дальше, размахивая тоненьким прутиком, как саблей. Такой маленький, а уже личность. Садимся в машину, едем на студию.

— Недавно вот тачку взял новую. Мне нравится, но бензина жрет многовато: 26 литров на 100 километров. А вообще, мне отец всегда говорил: если у тебя появляется имущество, на которое надо тратить деньги, то ты не экономь на чем-то, а зарабатывай больше.
— Чем занимаются родители?
— Мама учитель. Сейчас работает в министерстве культуры, заведует маленьким клубом детского творчества на Уралмаше. Батя занимался торговлей. Сейчас ничем не занимается.

— Они слушают то, что ты делаешь?
— Да. Мне, например, отец может иной раз позвонить и сказать: вот тут где-то переборщили или недотянули. В общем, часто свое мнение высказывает.

— Как он относился к твоему увлечению поначалу?
— До 25 лет меня отец готовил, чтоб я продолжал его дело, но я не стал. Он поначалу был очень расстроен этим фактом и говорил, что мой рэп не сможет даже меня прокормить, не то что мою семью. Но потом родители увидели, что мои дела пошли в гору, изменили свое мнение и даже подарили мне золотой кулон с надписью: «Bustazz Recordz. 9 грамм», а на другой стороне фраза: «Любовь, труд и ответственность — путь к успеху». Это очень правильная фраза. Без разницы, чем ты занимаешься, главное — любить свое дело. И не важно, кем именно ты являешься, сапожником или художником, если ты трудишься усердно, то все получится. Вообще меня родители учили, что любой труд почетен. И это тоже правильно.

— Расскажи о том, как ты перебрался в Екатеринбург.
— Это было в 2001 году, мы приехали из Ташкента. Первым делом я надел бандану, кепку, широкие штаны и пошел искать себе подобных. Если бы я так вышел на ЖБИ, то совсем бы другое дело было. А на Эльмаше мне сразу же предъявили за такой прикид, и до драки дошло. Я сам по себе человек не агрессивный, но если ко мне кто-то проявляет агрессию, то за мной дело не станет. А вообще, мне отец говорил в первое время: «Мы переехали в великую страну. И тут тебе надо быть лучше, чем ты был на родине, потому что ты гость в этой стране». Сейчас я уже живу здесь 12 лет и с уверенностью могу сказать, что это мой дом. Тут произошли все самые значимые события моей жизни, и я люблю Екатеринбург. Были возможности переехать в другие города, в Москву и даже в Нью-Йорк, но я патриот своего города. Какой бы он ни был, серый, грязный, это мой город, и я буду стараться улучшить свою жизнь и жизнь близких мне людей именно тут.

— Сколько лет тебе сейчас?
— 27. Уверен, что все у меня еще впереди.

— Помню, когда мне исполнялось 26, наш известный диджей и мой товарищ Дмитрий Раевский сказал, что у меня все только начинается. А я еще тогда подумал, мол, как же так, я ведь уже такой взрослый и столько много уже сделано. Но прошло время, и я понял, что он во многом был прав. Большое количество действительно значимых событий в моей жизни произошли после.

Едем энергично, нарушаем аккуратно.

— Иногда нарушить правила можно. Главное — делать это тонко и без хамства. Я вот, кстати, растонировался недавно и понял, что наш город гораздо ярче и красочней, а вечером звезды лучше светят.
— Ты вообще по натуре романтик?
— Наверное, да. Я слишком добрый, и это мой минус. Вот в книжках или фильмах все герои такие холодные, расчетливые, у меня так не получается.

— Тебе свойственно прощать людей? Какие вещи бы ты не мог простить?
— Никогда не прощу, если девушка уйдет.

— Но если она повстречает другого и поймет, что это тот, кого она давно искала?
— Я этого не понимаю. Если я говорю девушке, что я ее люблю, то так и будет по жизни. А если она сначала мне будет говорить, что любит, потом разлюбит и полюбит другого, то я таких вещей не понимаю и не прощаю. Она, конечно, может уйти, но общения у нас уже не будет.

— Было у тебя такое?
— Да были разные истории. Одна девушка ушла от меня со словами, что я слишком импульсивный армянин, только импульсивны-то не только армяне, а все парни, которые стараются чего-то добиться в жизни, имеют цель.

— А сам можешь попросить прощения, если не прав?
— Я думаю, что извиниться самому и признать открыто свою ошибку — это требует большой внутренней силы. Лично я всегда готов извиниться перед человеком, если чувствую, что не прав. Считаю это достойным поступком.

Приезжаем на студию. Все оформлено в фирменных черно-желтых цветах. Дверь уже открыта, а внутри сидят двое соратников Аветиса: Безумный Майк и SDF. Солнце заливает светом уютные диваны, а в трех помещениях студии царит творческий беспорядок — постоянный спутник всех студий, на которых мне доводилось бывать.


— У вас в альбоме «Роза ветров» есть трек «Триллер». Там описываются разные способы убийства человека, причем самые изощренные, но так и не дается ответ на вопрос: чем он заслужил такое к себе обращение?
— Повествование просто ведется от лица маньяка. Никаких причин нет.

— Откуда такие мысли вообще? Как появился трек?
— Я люблю кино. Ужасы и триллеры в том числе, вот и решил написать нечто подобное. Это чистый вымысел.

— Сам бы мог это в реальной жизни сделать?
— Нет конечно. Но если бы встал вопрос самозащиты, то я бы мог, например, выстрелить в человека.

— Как вообще насчет ненависти? У тебя в одном припеве есть строчки: «Я вас всех ненавижу».
— Чаще приходится разочаровываться, а над ненавистью не задумывался даже. Сложно сказать. Есть, наверное, ненависть к педофилам. Еще терпеть не могу гомосексуалистов, вот, пожалуй, две вещи, что мне ненавистны.

— Сейчас многие обсуждают закон о запрете гей-пропаганды. Что ты думаешь по этому поводу?
— Полностью поддерживаю закон. Я не хочу, чтобы мой ребенок видел на улице целующихся мужиков или гей-парады всякие. Пусть занимаются своими делами у себя дома.

— Расскажи об альбоме «Роза ветров». Как он создавался?
— Официально это третий альбом, а неофициально — пятый. Все песни мы делали вчетвером, то есть я, Bugz, Безумный Майк и SDF. Смысловую часть я больше брал на себя, а парни отвечали за музыку. На самом деле большую часть ответственности за альбом я брал на себя, то есть это, скорее, мой альбом, а пацаны дополняли и помогали. Я задавал алгоритм.

— Почему он называется «Роза ветров»?
— Во времена пиратов символ розы ветров кололи на плечи, как символ свободолюбивого человека. И мы тоже решили использовать это название и рисунок.

— Раз уж речь зашла о пиратах, что ты думаешь по поводу антипиратского закона?
— Тут однозначного ответа у меня нет. С одной стороны музыканты должны зарабатывать на своей музыке. В нашей стране это и так сложно, но в то же время я сам, бывает, качаю западную музыку в машину. Но, например, свой альбом «Роза ветров» я купил в Itunes за 99 рублей, и его мы в Сеть не сливали, кстати. Я бы и рад это сделать, но не могу, так как есть договоры с компаниями, продающими наш контент.

— Ты не думал, что этот закон можно использовать как инструмент политического, экономического давления или цензуры?
— Не знаю. Может и такое быть.

— За политикой вообще следишь?
— Я больше за Путиным слежу.

— И что ты думаешь?
— Я его поддерживаю.

— В чем именно?
— В плане борьбы с коррупцией в чиновничьем аппарате.

— Ты считаешь, что он действительно с этим борется?
— Да.

— А как же дело «Оборонсервиса»? Никого же не посадили. Под домашним арестом некоторые до сих пор, в тринадцати комнатах.
— Так ведь таких людей нереально посадить.

— Почему?
— Ну, представь, что у тебя 100 миллиардов рублей, к примеру. Ну кто тебя посадит? Тебе могут только подзатыльник дать. Вот и все.

— В чем же тогда заслуга Путина?
— Хотя бы в том, что сейчас мы живем лучше, чем, например, 10–15 лет назад. У нас был долг внешний, нас никто не боялся, страну ни во что не ставили в мировом сообществе. Сейчас же многое изменилось.

— Хорошо, вернемся к творческим делам. Как вы пытаетесь заработать на музыке, помимо концертов?
— Раньше мы искали медиакомпании, а сейчас они сами с нами договариваются. Например, «Союз», «Монолит», договорились с Itunes, печатаем футболки. Мы даже делаем удобные для себя условия. Раньше условия диктовали эти компании, теперь мы.

— Ты, получается, только рэпом зарабатываешь или есть еще какой- то источник?
— Только рэпом.

— В припевах ты много поешь. Брал уроки вокала?
— Нет, никаких уроков я не брал.

— Но у тебя весьма неплохо получается.
— Видимо, от природы.

— Расскажи подробнее о поездке в Нью-Йорк. Что больше впечатлило? Что запомнилось?
— У нас там было два концерта, мы выступили и хотели улетать через неделю, но получилось, что остались на два месяца. Я был на Shady 45, это радио Эминема. После эфира со мной они еще два раза повторяли запись.

— Кого из известных рэперов видел?
— Меня знакомили с Mobb Deep, с M.O. P. Но мне с ними было не очень интересно, они там сами по себе тусили. Гораздо интереснее было общаться с черным американцем, который говорил со мной по-русски. Он вырос с русскими просто. Веселый парень.

Вообще, я был в Нью-Йорке второй раз. В первый раз хотел остаться, а сейчас, спустя месяц, я уже рвался домой. И интересно, что, куда бы ты ни пошел, там все время надо что-то жрать. Просто гулять не получается, надо либо жрать, либо бухать. А так как я не пью особо, то это быстро наскучило.

— Какова твоя сверхзадача в рэпе? О чем ты мечтал, начиная, и о чем мечтаешь сейчас?
— Я хочу просто писать рэп. Хочу, чтобы он был искренним, настоящим. Оставаться собой. Для меня не столь важно разбогатеть и прославиться на весь мир. Например, если я буду бомжом и буду слышать из проезжающих мимо тачек мой рэп — вот это и будет богатство. В то же время я не буду бомжом, так как эти люди выйдут и поддержат меня.

— Во что ты веришь?
— Я всегда верил в природу и не верил в чудеса. Мне нравится одна фраза, она очень близка моему мировосприятию: «Бессилие дикаря перед природой породило богов, чертей и чудеса». А еще недавно мне пришла мысль, что пик человеческой эволюции придет в тот момент, когда человек будет в своем гене передавать потомкам информацию не только о цвете волос, кожи, инстинктах и т.д., но и всю информацию, которую он накопил в течение жизни.

— Что бы ты хотел улучшить на районе?
— Дороги, пожалуй.

Завершая этот текст, я подумал, что рэп у нас очень разный. Какой-то нравится больше, какой-то меньше, какой-то не нравится вовсе. Признаюсь, к творчеству 9 Грамм я всегда относился спокойно, если не сказать прохладно. Видимо, в рэп-музыке меня цепляют какие-то другие вещи. Но послушав альбом «Роза ветров», я увидел совершенно новый уровень подхода к музыке и звуку. Этот человек вместе со своими соратниками за 10 лет стал настоящим профессионалом. Можно задавать вопросы к текстам или поспорить с некоторыми суждениями, но то, что 9 Грамм искренне верит в свое дело и усердно трудится, вызывает уважение.

Наше мировоззрение, взгляды на творчество и круг общения заметно отличаются, но в процессе беседы с ним я ощутил то, что прочно нас связывает, а именно — принадлежность к хип-хоп-культуре. Вернее даже сказать — к хип-хоп-культуре этого города. И эта принадлежность во многом важнее любых отличий.

Текст: Наум Блик
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru