Раздел Общество
26 июля 2013, 22:18

«Меня постоянно поливали грязью»: Антон Стуликов выступил на суде Пановой

«Меня постоянно поливали грязью»: Антон Стуликов выступил на суде Пановой
Фото: Александр Хохлов, 66.ru
На третьем заседании по делу Аксаны Пановой гендиректор ОТВ Антон Стуликов рассказал, как пил с ней чай, во сколько он оценивает ущерб, нанесенный его телеканалу, и что такое «блок на негатив».

Сегодня в здании Ленинского районного суда состоялось очередное, уже третье по счету, заседание по так называемому делу Аксаны Пановой. Предполагалось, что будут допрошены потерпевшие по четырем эпизодам: по двум случаям вымогательства, факту мошенничества и злоупотребления полномочиями.

Где все?

Однако вскоре выяснилось, что на суд пришел только один потерпевший — гендиректор ОТВ Антон Стуликов. Евгений Белоносов и Константин Кремко на заседание не явились.

У здания Ленинского суда сегодня было немноголюдно

Адвокат Аксаны Пановой Тимофей Гриднев заявил, что продолжать судебное заседание не представляется возможным, раз отсуствуют два потерпевших, однако представитель обвинения возразил, что в деле четыре независимых эпизода и явка на процесс всех потерпевших необязательна.

В конце концов, судья Александр Тараненко принял сторону обвинения и заседание началось, однако споры о том, имеют ли право потерпевшие не являться на каждое заседание, снова вспыхнули спустя несколько минут. Чувствовалось, что адвокатам Пановой хочется отменить сегодняшнее заседание, поэтому они эксплуатировали тему неявившихся потерпевших при любой возможности. Сторона защиты требовала даже в принудительном порядке доставить их в зал суда, но ходатайство отклонили.

К допросу потерпевшего, ради которого и собралось сегодняшнее заседание, приступили только после долгих споров и препирательств

Наконец, начался допрос единственного потрепевшего.

«Это было постоянное издевательство!»

Отвечая на вопросы прокурора, Антон Стуликов рассказал, что знает Аксану Панову с 1998 года и их отношения всегда были далекими от идеальных. Как сообщил суду Стуликов, негативные публикации в его адрес начались в 2008 году, когда он еще трудился в пресс-службе УГМК.

Когда же он занял пост гендиректора «Областного телевидения», на сайте Ura.ru стало появляться, по его словам, множество негативных статей о деятельности возглавляемого им телеканала. «Это наносило имиджевый ущерб мне как руководителю», — пояснил потерпевший. «Это было постоянное издевательство», — констатировал Стуликов.

Однако главными жертвами публикаций Ura.ru Стуликов считает коллектив телеканала: атмосфера в коллективе после каждой статьи ухудшалась. Стали ходить слухи, будто он собирается банкротить телеканал.

В результате в конце октября 2010 года состоялась трехсторонняя встреча в кабинете главы администрации губернатора Вячеслава Лашманкина между ним, Стуликовым и Пановой. Судя по показаниям Стуликова, именно Лашманкин был инициатором разговора и предложил ему «решить проблему ОблТв». Глава администрации даже «написал на бумаге цифру» — 300 000 рублей. Это был максимальный бюджет для «решения проблемы». Деньги предполагалось платить из доходов от рекламы, размещенной на телеканале.

Стуликов особенно подчеркивает тот факт, что на оформлении официального договора настаивал именно он. Панова же, по его словам, выступала за выплаты исключительно наличными. В случае отказа от заключения договора, Панова, как рассказал Стуликов, обещала «вернуться к старым отношениям», что означало возобновление негативных публикаций.

В чем же заключался договор? Судя по показаниям потерпевшего, речь шла об информационном сопровождении деятельности телеканала — так называемом «блоке на негатив». «Это отсутствие негативной информации и публикация статей в нашу пользу и в наших интересах», — пояснил Стуликов.

По словам Стуликова, Аксана Панова обещала возобновить негативные публикации, если он не будет платить

В начале 2012 года Стуликов и Панова встретились в кафе «Шоко», повествует потерпевший. Там он сказал ей, что платить 300 000 рублей не может, потому что «это был год предвыборный, сложный». Новая сумма контракта — 50 000 рублей. На вопрос прокурора, почему нельзя было сразу заключить договор на такую сумму, потерпевший задумался и сказал, что «наверное, было нельзя». При этом он отмечает, что Панова в окончательной версии второго договора прописала сумму в 59 000.

«Чай помню, сырников не помню»

В целом допрос Антона Стуликова вызвал двоякое впечатление. С одной стороны, он заявлял о том, что «факт вымогательства произошел в кабинете Лашманкина», а с другой не пояснял, в чем этот факт заключался. В то же время тот факт, что подсудимая все-таки вынудила Стуликова оформить договор на «информационное сопровождение», сторона обвинения сочла доказанным. Прозвучала даже фраза о его «кабальных условиях».

Стуликов явно проговорил, что инициатором заключения договора с Ura.ru был именно он. Но сделал он это после ряда негативных публикаций, которые он назвал «подготовкой к преступлению». При этом он оценивает ущерб, который был нанесен ОТВ, в диапазоне от трех с половиной до четырех миллионов рублей, опять-таки не называя точную цифру.

Допрос Антона Стуликова длился около двух часов.

На вопрос Пановой, помнит ли Стуликов, как пил чай у нее на кухне и ел сырники, потерпевший заявил: «Чай помню, сырников не помню». Аксана Панова с нескрываемым злорадством задавала вопросы Стуликову, но практически все они носили провокационный характер, так что судья их снимал. Например, он посчитал неуместным вопрос Пановой о том, отказывает ли Стуликов ей в праве называть его «бездарным руководителем государственного телевидения»

После допроса Стуликова сторона защиты опять попыталась внести ходатайство о том, чтобы в принудительном порядке доставить в зал суда для допроса оставшихся потерпевших, но в этом начинании адвокаты Аксаны Пановой не преуспели. Вскоре в заседании был объявлен перерыв.

После перерыва большинство журналистов разъехались

После обеда в суде приступили к исследованию доказательств, и больше ничего интересного на этом заседании не происходило. Судебные приставы даже закрыли зал, в котором была конференц-связь с комнатой, где проходили слушания.